Айвазовский И.К.
Шишкин И.И.
Маковский А.В.
Маковский В.Е.
Кончаловский П.П.
Фальк Р.Р.
ARTinvestment.RU покупает работы
ведущих художников XIX-XX вв.
Нестеров М.В.
Плавинский Д.П.
Бенуа А.Н.
Немухин В.Н.
Серов В.А.
Зверев А.Т.
Саврасов А.К.


Русское искусство на чужбине. Как в этот раз сложится в Лондоне?
ARTinvestment.RU   19 ноября 2014

Мировые аукционы сейчас обновляют исторические рекорды, но на предстоящих «русских торгах» автор ажиотажа не ожидает. Главная проблема — дефицит шедевров и структурные изменения на аукционном рынке русского искусства

Посмотрев каталоги ноябрьской «русской недели» в Лондоне, мы, предвижу, не сильно разойдемся в своих оценках с читателями. Чуда вновь не произошло: количество лотов не растет, а класс выставляемых в рамках «русской недели» предметов продолжает снижаться. Это повторяется из года в год, ситуация не новая. Дефицит шедевров стал нарастать еще в более благополучные времена. А уж от каталога, сформированного во время войны санкций, тем более сложно было ожидать качественного рывка.

Что бросилось в глаза? Первое — существенное количество дорогих работ, которые в «жирные» годы уже выставлялись на торги. Сегодняшние эстимейты на них зачастую ниже, чем раньше, независимо от того, была вещь в прошлый раз куплена или нет. Второе — это море Айвазовских, включая тех, что почти без моря: в ноябре на зарубежные русские торги выставлено целых девять работ известного мариниста. Они разного размера и качества, но это все равно много, рынку такое количество переварить сложно. Диапазон эстимейтов на предлагаемых Айвазовских простирается от 240 тысяч до 2 миллионов долларов (здесь и далее все цены для простоты переведены в доллары по курсу 1,56 долларов за фунт). Верхние 2 миллиона — это полутораметровый холст «Луна над горой Аю-Даг» в рамках Sotheby’s Important Russian Art 24 ноября. Вещь довольно эффектная, думаю, цена подберется к верхней границе эстимейта, к 1,8 миллиона долларов, например. Там же, на Sotheby’s, будет очень неплохая работа Георгия Нисского«В пути» с эстимейтом 0,8–1,1 миллиона долларов. Хороший, но, конечно, не такой шикарный, как «Над снегами», купленный летом за 3 миллиона долларов, вероятно, в ананьевский Институт русского реалистического искусства. По Нисскому можно ждать превышения эстимейта, где-нибудь до 2 миллионов долларов.

Из уже знакомых вещей выставят «Лежащую обнаженную» Зинаиды Серебряковой. Восемь лет назад ее купили за 1,7 миллиона долларов. Два года назад безуспешно пытались продать на Christie’s примерно за эти же деньги. Теперь, когда эстимейт снижен до 0,9–1,2 миллиона долларов, шансы на успех возросли.

Днем позже, в рамках Sotheby’s Russian Paintings 25 ноября покупателям предложат снова нескольких Айвазовских (уже от 250 тысяч долларов за метровое масло), относительно недорого Ивана Шишкина (лот 108) с эстимейтом 65–100 тысяч долларов (работа немаленькая, поэтому можно ждать превышения оценки). Из непривычного — марина последователя Айвазовского Мктырча Дживаняна с ценовым ориентиром 25–32 тысячи долларов (лот 130). А из неожиданного — натюрморт нашего современника Ивана Лубенникова с эстимейтом 16–24 тысяч долларов (лот 213).

Покупателям с небольшим бюджетом адресованы более демократичные утренние торги Sotheby’s Contemporary East 25 ноября. Цены на современное искусство там начинаются от 1600 долларов. Есть и шестидесятники. Например, кошки Зверева (лот 352) и Немухина (лот 351) предлагаются соответственно от 6,5 тысячи и 9,5 тысячи долларов. В провенансе работы Зверева забавная надпись: Acquired directly from the artist's studio by the present owner. Живо себе представляю эту artist's studio... Обе работы симпатичные, но у нас можно купить не хуже и дешевле — и совершенно не обязательно для этого ехать в Лондон.

Самая дорогая вещь на Christie’s Important Russian Art 24 ноября — портрет Александра Тихонова кисти Юрия Анненкова (лот 38). В 2007 году на том же Christie’s его купили за безумные 4,7 миллиона долларов. Нынче он снова выставлен с эстимейтом 3,9–7 миллионов долларов. Мнение AI: не продадут.

Кроме Анненкова, выставляется еще три потенциальных долларовых миллионника — портрет кисти Валентина Серова, почти метровый пейзаж Исаака Левитана (1,5–2,3 миллиона долларов) и «Расея» Бориса Григорьева (0,94–1,4 миллиона долларов). По ощущениям, Серов не будет продан. А вот Левитан (лот 55), вероятно, уйдет ближе к 2–2,5 миллиона долларов: уж больно успешной была выставка в Третьяковке, кроме того, вещи такого размера — редкость на торгах.

Что касается Григорьева (лот 34), то прогнозирую, что купят близко к старту — примерно за 1 миллион долларов; а может, и вовсе не купят. Объяснение: вещь важная, философская, но уж больно страшная — этакий вечный исторический укор перед глазами, да еще за свои же деньги. Ценители авангарда, скорее всего, обратят внимание на работу Александра Волкова с эстимейтом 94–141 тысяча долларов (лот 26) и рисунок Павла Филонова (лот 36). Эстимейт последнего — 98–109 тысяч долларов — даже с учетом крохотного размера рисунка (17,7 × 20,3) выглядит кокетливо низким. Рисунков Филонова в частных руках очень мало. Коллекционеры знают их наперечет. Шанс купить что-то выпадает редко. Поэтому прогноз для рисунка — раза в 2–3 выше эстимейта. Не удивлюсь, если цену загонят даже на 350–400 тысяч долларов.

Теперь о том, чего ждать на Bonhams The Russian Sale 26 ноября. Аукцион предложит внушительный пул работ Николая Константиновича Рериха на любой кошелек — эстимейты начинаются от 24 тысяч долларов, «китайского» Александра Яковлева, которого они рекламируют. Но я бы обратил внимание еще на другие работы. И опять Нисский (лот 18). Не маленький, но комфортного, комнатного размера, красивый, никуда не зовущий пейзаж с рекой предлагается с эстимейтом 109–140 тысяч долларов. Интуиция подсказывает, что итоговая цена может быть раз в 5–8 выше.

И вторая работа — Давид Штеренберг (лот 59) с эстимейтом 624–936 тысяч долларов. Вещь хорошая. Смущает лишь то, что в этом случае минимальный эстимейт уже выше, чем исторический аукционный рекорд для творчества художника.

Тем, кому хочется чего-то новенького, и чтобы при этом было эмоционально и недорого, — прямая дорога на новый именной аукцион Maxim Boxer Metaphysics 25 ноября. Известный знаток, эксперт МКААД и галерист проводит свои торги в Лондоне во второй раз. Аукцион Максима Боксера специализируется на послевоенном и современном искусстве. Торги позиционируются как кураторские, тематические. Темой аукциона 25 ноября выбрана «Метафизика» в русском искусстве. Очевидно, это будут самые демократичные торги «русской недели»: эстимейты начинаются от 780 долларов — столько, например, изначально просят за «Деревянную книгу» Пахома (Сергея Пахомова). Кроме «актуальщиков», в каталоге из 59 лотов широко представлены и шестидесятники — Рабин, Свешников, Яковлев, Макаревич, Шелковский, Инфанте. Среди наиболее интересных вещей — новые контррельефы (лоты 29 и 30) Игоря Шелковского, чья выставка недавно с успехом прошла в ММАМ. За предметы размером 33 × 46 см установлены эстимейты в 2340–3120 долларов.

Среднеразмерный овальный холст с узнаваемым «пиноккио» Игоря Макаревича (лот 22) предлагается с ценовым ориентиром 3120–4680 долларов. Во многих случаях эстимейты вполне привлекательные, провоцирующие на борьбу. Но особо дорогих предметов нет. По-моему, самая дорогая вещь в каталоге — это лот 21, рисунок Кузьмы Петрова-Водкина с эстимейтом от 23,4 тысячи долларов.

Итак, общий вывод по каталогам «русской недели» в Лондоне: крепкие вещи есть, но шедевром ни одной не назвать.

Винить тут некого. Уверен, что в сложившейся непростой ситуации ведущие мировые аукционы и без того прилагают все силы, чтобы предложить максимально возможное качество. Просто борьба идет неравная: против интересных каталогов играют непобедимые законы рынка. То ограниченное количество переправленных за рубеж шедевров, которые владельцы не прочь были продать, уже благополучно раскуплено и осело в новых собраниях на долгие годы. Вещи же, которые хозяева и раньше не стремились продавать, при такой конъюнктуре тоже вряд ли покинут насиженные коллекции. Теоретически можно было бы компенсировать дефицит, более активно включая в каталоги послевоенное и современное искусство, но этот процесс движется туго: люди с деньгами современному искусству пока не доверяют.

Есть по меньшей мере еще одно объяснение измельчания русских каталогов. В последние годы заметно обострились последствия структурных изменений всего русского рынка за границей. Работы тех русских художников, которые ценятся во всем мире и способны стоить несколько миллионов (например, художников русского авангарда и концептуалистов), теперь предлагаются аукционами в рамках более престижных торгов —тех же «Импрессионистов и модернистов». В частности, хорошую Гончарову или исключительного Кабакова англичане вряд ли станут продавать на «русских торгах», зачем? Их можно предложить в компании избранных. Поэтому постепенно и Russian Art, и Important Russian Paintings превращаются в частный приют загадочной русской души, в этакое закрытое мероприятие «только для своих», где непривычное русское искусство покупают лишь сами русские. Причем, за большие по меркам мирового рынка деньги.

Обмеление каталогов иностранных «русских торгов» не единственный вызов, с которым мы однажды столкнемся. Новое поколение коллекционеров через какое-то время может поставить и другие вопросы, которые сегодня кажутся дикими и вслух не произносятся. Например, насколько первоклассным с точки зрения мировой истории искусства является первоклассный Шишкин или первоклассный Айвазовский? И вообще, почему картины художников, которых, кроме русских, в мире мало кто знает, должны стоить миллионы? Впрочем, это уже отдельная история.

Сетуя на обмеление ассортимента «русских торгов», нужно отдавать себе отчет, что мы сравниваем сегодняшние «сотбисы-кристисы» с теми, какими они же были раньше. А не с нашими национальными площадками. Даже в своем нынешнем придушенном состоянии лондонские каталоги на голову превосходят предложение наших лучших национальных аукционов. И по качеству работ, и по среднему эстимейту. Для сравнения: 25 ноября прошлого, 2013 года Christie’s на одних только «Шедеврах русского искусства» наторговал на 23,7 миллиона долларов. Чтобы было понятно, это значительно больше, чем весь годовой объем продаж всего нашего внутреннего аукционного рынка живописи и графики (в 2013 году он составил 19,3 миллиона долларов, а в этом году, по прогнозам, будет еще миллионов на пять меньше).

Суммируем наши прогнозы относительно предстоящей «русской недели». Я бы не настраивался на сколько-нибудь выдающиеся результаты и не испытывал завышенных ожиданий. Почему? В Лондоне торгуют не за рубли, купить дешевле, сыграв на курсовой разнице, не получится. Владельцам долларов и фунтов сейчас нет нужды суетиться: в долларах цены сейчас не растут. Сложности моменту добавляет и то, что среди выставленных на продажу лотов преобладают вещи самого проблемного для продажи сегмента. То есть вещи среднего уровня, но не дешевые, а оцененные в десятки и сотни тысяч долларов. Кроме того, есть ощущение, что текущий кризис покупатели встретили более прагматично, чем прежде, т. е. без суеты и панических покупок. Научились на прошлых кризисах. Многие понимают, что в момент кризиса важна ликвидность актива, а на первоклассных аукционах не бывает сильно недооцененных вещей. Купить дешево для быстрой перепродажи вряд ли получится. А если срочно потребуется продать?

Справедливости ради стоит перечислить аргументы, работающие против изложенной выше логики. Первый — позитивный фон на глобальном рынке искусства. Как ни крути, но на аукционах мирового искусства сейчас продолжается праздник. Вот только что на Sotheby’s разобрали под ноль коллекцию Банни Меллоун, и почти сразу же Christie’s установил мировой рекорд аукционного результата, распродав за вечер шедевров почти на миллиард долларов. Каким образом это относится к рынку русского искусства? Напрямую — никак, но настроения не портит точно. Второй аргумент: ну, а какие еще у покупателей варианты? Если не лондонские аукционы, то кто? Покажите мне другие первоклассные места, где можно приобрести на состязательной основе русское искусство хотя бы такого класса так, чтоб без танцев с бубнами? При этом есть какое-то количество людей, которые покупают в принципе только на первоклассных аукционах с мировым именем. Покупают надолго, на 7–10 лет. Потеря в выгоде и комиссия под 25 % для таких людей не критичны. И с этим тоже необходимо считаться.

Вывод: большинство сделок на «русской неделе» стоит ждать в пределах эстимейтов, будет штук 5 дорогих продаж на всех, а ажиотажа и сенсаций я вообще не жду.


Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/analytics/20141119_prognoz.html
https://artinvestment.ru/en/invest/analytics/20141119_prognoz.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна

Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 37

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх