Art Investment

Художники и цены

Литература: Артуро Сифуэнтес, Вентура Чарлин. Ценность искусства

Пятая за последние шестьдесят лет попытка осмыслить инвестиции в художественные активы, которая появилась не поздно и не рано — а наконец-то вовремя

The Worth of Art: Financial Tools for the Art Markets (Ценность искусства. Финансовые инструменты для арт-рынка)

авторы: Артуро Сифуэнтес, Вентура Чарлин

год издания: 2023

272 страницы

издательство: Columbia Business School Publishing, США

ISBN: 9783775748117

Для того чтобы своевременно и качественно информировать своего читателя, ARTinvestment.RU следит за всеми мировыми новинками — отдельными продажами, интервью с лидерами мнений, отчетами, научными работами и монографиями для широкой аудитории. Однако спутавший карты арт-рынка коронавирус парализовал и его «книжный рупор» — в последние годы из монографий ничего достойного не выходило. А почитавшийся одним из главных авторов 2010-х — Эдвард Винкельман — вообще покинул рынок искусства, сменив галерейный бизнес на собственный букинистический магазин.

Именно поэтому мы жадно набросились на изданную в конце 2023 года книгу The Worth of Art: Financial Tools for the Art Markets. Выбранное авторами название обещало не только создание 47-й рецензии для раздела «Литература», но и касалось непосредственной тематики нашего портала. Скажем сразу: книга не только не разочаровала, но и восхитила редакцию ARTinvestment.RU. При этом, как водится, был критически отмечен и ряд недостатков. Но обо всем по порядку.

Многим покажется странным, но за более чем 60-летний период выхода монографий, посвященных рынку искусства в его современном виде, непосредственно изданий по инвестициям в художественные активы до 2023 года было опубликовано всего четыре. И это при том, что само употребление термина «инвестиции» рядом со словом «искусство» шествует рядом в каждом втором разговоре, интервью или консультационном запросе коллекционера. Напомним вам эти издания (а заодно — и наши на них рецензии со ссылками):

1961: Ричард Раш. Искусство, как объект инвестиций

2009: Сергей Скатерщиков. Учебник по арт-инвестициям Skate’s

2014: Роберт Л. Льюис. Искусство как объект инвестиций. Антология исследований последних 100 лет

2014: Мелани Герлис. Искусство — объект инвестиций?

Глядя на даты выхода монографий, знакомый с историей рынка искусства человек отметит два любопытных факта. Первый факт: издания, следуя спросу, появлялись после позитивных изменений на арт-рынке: росту интереса к коллекционированию на фоне разворачивания частно-государственной программы поддержки американского искусства конца 1950-х, ажиотажу вокруг современного концептуального искусства 2005–2007 годов, посткризисному росту арт-рынка с повторно выданными ему авансами в 2011–2013 годах.

Второй факт будет со знаком «минус»: ни одна из перечисленных книг не вышла «вовремя». Посудите сами: самые успешные инвестиции в искусство (на сегодняшний момент) были сделаны в период с 1980 по 2000 год, куда издание 1961 года попросту не заглядывало. Поколение успешных арт-фондов стартовало в 2002-м — за семь лет до выхода системообразующей книги Скатерщикова, которая завистливо проводила их взглядом, утонув в волне негатива от кризиса 2008 года. Талмуды Герлис и Льюиса в 2014-м стали жертвами другой напасти — гибридного кризиса, соединившего политическую турбулентность и международные санкции. «Успешнее» их выступил только Магнус Реш, издавший в 2022 году книгу «Как продавать NFT» — впрочем, по категории инвестиций данный автор у нас не проходит.

Словом, как ни парадоксально, при обилии позитивных примеров осознанных и интуитивных вложений в предметы искусства, институциональный подход к данному вопросу в виде монографий скорее вызывал раздражение, чем рассматривался в качестве подспорья. Наступил 2023 год, без явных предпосылок к появлению новых экономических изданий: за спиной последствия COVID-19 и цифровое безумие NFT, впереди — очевидная зависимость от инструментов ИИ и пришествия генеративного искусства. И вдруг —выходит новая книга о правилах инвестирования в традиционные активы. Как сказал бы булгаковский Воланд, «О чем, о чем? О ком? Вот теперь? Это потрясающе!».

Перейдем к разбору. Первое, что посоветуем читателю для правильной оценки книги, — присмотреться к ее авторам. Артуро Сифуэнтес и Вентура Чарлин — возрастная «профессорская» семья из Чили, живущая на две страны: на родине консультируют, в США преподают (по-другому или не хотят, или — попросту не дают). Артуро всю жизнь посвятил финансовым инвестициям, его супруга — статистике и аналитике. В 2016-м пара создала краткий курс по арт-финансам для программы MBA при Колумбийском Университете в Нью-Йорке, а спустя восемь лет ВУЗ решился-таки издать учебный материал отдельной книгой.

Словом, никакие Гагосяны и Глимчеры, журналы об искусстве или арт-фонды за кулисами издания «Ценности искусства» не стоят — это очень камерная, академическая история, рассказанная увлеченными своей профессией людьми. Отсутствие явного «спонсора от арт-рынка» обеспечивает книге непредвзятость повествования (авторы не делят рынок на хороших и плохих игроков, не фокусируясь на именах, которых представляют или продают), а также легкую наивность в суждениях (об этом — чуть позже). Интересно, что выбранное для названия книги слово «Ценность» (Worth), экономическим термином в английском языке не является — а передает, скорее, символическое значение ценности во фразах а-ля «Посмотрим, чего ты стоишь».

Непосредственность Артуро и Вентуры начинается с предисловия, где они честно признаются, что не разбираются в рынке искусства настолько, чтобы навязывать читателю авторскую модель (и слава Богу), но тут же безапелляционно делят все книги об арт-рынке на «хорошие, плохие и очень плохие». А дальше, предупредив читателя, что дальнейшее «может показаться непривычным», выдают 200 страниц формул, графиков и терминов. После чего в последней главе снова извиняются перед теми, для кого «Гауссова копула и метод Монте-Карло» представлялись чем-то вроде проблем внешнего порядка в пределах мироздания, и предлагают на последующих трех страницах пересказать содержание облегченным языком, «для поэтов» (их авторское определение). «Поэтам» проще не становится: сумасшедшая квинтэссенция материала плавно перетекает в глоссарий — и книга заканчивается.

Теперь взглянем на «Ценность искусства» глазами тех, кто разбирается в вопросе чуть больше «поэтов». Выделим две части: что порадовало в книге и что оставило вопросы и потребует доработки при (верим!) ее переиздании.

Порадовало:

  • Главное новшество: впервые в книгу про инвестиции в искусство добавлен раздел про аукционные гарантии! Все ранее издаваемые монографии этого делать избегали — а ведь это полноценный (пусть и неочевидный) вид арт-инвестиций.
  • Наконец-то в формулу инвестиционной привлекательности включили коэффициент инфляции (что особенно актуально сегодня на Западе). Это, в свою очередь, снизило «привлекательность» до минимальных значений — но инвестору в искусство следует знать правду с самого начала. Тогда и доверия к рынку будет больше.
  • Разделы книги не похожи на рекламные проспекты арт-компаний, а содержат максимум практической информации, зачастую рассматриваемой под неожиданным углом. Так, в главе про залоговые операции с искусством авторы не расписывают предложения банков (об этом и по телефону можно узнать), а задаются интересным вопросом: что будет, если заложенную живопись Пита Мондриана владелец захочет заменить скульптурой Альберто Джакометти? Другими словами — как пересчитать всю кредитную формулу, когда все процессы уже запущены? А ведь такие случаи не редкость и в данном случае подталкивают коллекционера к элегантным решениям.
  • Вопросы в стиле «Что будет, если добавить Ренуара в инвестиционный портфель?» возникают в монографии в каждой главе — но при этом не усложняют повествование, а помогают легко усвоить материал через анализ нестандартных ситуаций и путей их решения.
  • С той же детской непосредственностью семейная пара положила на лопатки мастодонтов рынка — аналитические работы Мея-Мозеса и индекс Artprice. «Да, немного поспешили продаться Sotheby’s, могли бы еще много чего полезного сделать, побыв в открытом доступе» (про индекс Мея-Мозеса). «Не совсем индекс, скорее простая зависимость. И почему его все упорно цитируют? Вот добавить бы туда пятьдесят переменных…» (про индекс Artprice).
  • Смелость процитировать Уильяма Баумоля — патриарха экономики искусства, который посмел предположить, что «если прогнозирование на фондовом рынке — заведомо проигрышная игра, отчего люди уверены, что выйдут победителями со схожим подходом к рынку искусства?». Данная фраза с середины 1980-х пугала не одно поколение авторов, ее предпочитали замалчивать. А Сифуэнтес и Чарлин просто ответили Баумолю через десятилетия — с цифрами и примерами, наглядно показав «отчего люди уверены», притом уверены небезосновательно.
  • Включение в книгу альтернативных групп предметов коллекционирования, которые сегодня приобретаются наравне (и одновременно) с предметами искусства, — вина, классических автомобилей и музыкальных инструментов. В частности, инвестиционный подход к двум последним группам был детально описан в литературе впервые.

Оставило справедливые вопросы:

  •  Будучи профессионалами, увлеченными делом своей жизни (цифрами и их трактовкой), авторы книги порой приводят не самые вдохновляющие читателя примеры. Так, описывая понятие дохода на инвестиции, Артуро и Вентура упиваются статистическими погрешностями между историями двоих коллекционеров, один из которых продал работу Жан-Мишеля Баскии с плохим результатом, а другой — с еще худшим. Для чистоты эксперимента это история очень показательна, но для энтузиазма деятелей рынка современного искусства и Баския в частности — подобна холодному душу. В качестве альтернативного примера: на днях Artnet опубликовал информацию, что работа Баскии, купленная Юсакой Маедзавой по рекордной стоимости в $110 млн, недавно была перекуплена миллиардером Кеннетом Гриффином за $200 млн. Словом, бывает и так — и довольно часто.
  • Неумение профессорской пары отвечать требованиям сегодняшней международной повестки заставляет переживать за будущее их трудов. Так, для описания принципов Гауссовой копулы авторы с латиноамериканской прямотой сравнили восемь женщин, которых в разное время писал Пабло Пикассо. В результате «копула» показала, что любовницы художника, в пересчете на квадратный сантиметр холста, уходили с молотка гораздо дороже официальных жен — о чем исследователи радостно сообщили без тени смущения, как о само собой разумеющемся факте. Европейский институт семьи невольно зашатался.
  • Присутствие консультанта со стороны арт-индустрии при написании книги позволило бы избежать нескольких других неувязок. Так, авторы подробно описывают набор вполне революционных параметров для исследования изменения ценовой динамики художника: преобладающие цвета, гармонию и разнообразие оттенков, контраст и эмоциональность его палитры, и др. А затем для исследования выбирают… Марка Ротко. Не то чтобы Маркус Яковлевич не способен дать «гармонию и разнообразие» — с этим как раз все четко и наглядно. Но результатом кропотливого анализа с многочисленными переменными оказывается банальное вскрытие спроса на «красно-желтого» Ротко в 2010-х годах с постепенным переходом внимания рынка к Ротко «черно-коричневому».с наступлением 2020-х. Ирония в том, что, если разбудить любого американского арт-дилера, он расскажет то же самое — правда, своими словами. Мол, десять лет назад Ротко на рынке было много — и покупатель выбирал самого «яркого и контрастного» (красно-желтого); а сегодня, когда предложение сузилось, из полувековых запасников извлекли монохромного (черно-коричневого) Ротко, который сегодня ценится на вес золота.

Почему в данном случае арт-дилер и арт-аналитик пришли к одинаковым выводам — пусть и разными путями? Потому что у Марка Ротко всего 156 публичных продаж, и хорошие дилеры знают каждую наизусть — вплоть до места проживания и породы собаки владельца картины. Другими словами, аналитические методы хороши для работы с большим набором цифр на длинной дистанции — а при ограниченности информации и скудном числе сделок более точное объяснение или прогноз дают разбор частных случаев, личное мнение, опыт, интуиция и даже слухи. А неопытный коллекционер, услышав одинаковый «анализ» от дилера и рыночного аналитика, отдаст предпочтение первому: его информация и советы до поры кажутся бесплатными…

Так почему же мы считаем «Ценность искусства» такой своевременной книгой? Потому, что в мире наступают «новые 1980-е» — период перерождения арт-рынка, переосмысления правил поведения, переподчинения основных рыночных связей. А еще — приход нового поколения с новыми технологиями и ценностями. И новыми ставками на новые-старые имена.

И сегодня для реализации себя в качестве коллекционера и инвестора идеально подходит абсолютно неконъюнктурная книга, полная объективной, без прикрас, информации. Книга, главная фраза которой в оригинале звучит так: «В конце концов, есть только один проверенный способ инвестировать в искусство — покупать сами произведения искусства».

В этом с авторами трудно не согласиться.


Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/events/20240514_WorthOfArt_Book.html
https://artinvestment.ru/en/invest/events/20240514_WorthOfArt_Book.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна

© artinvestment.ru, 2024

Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.

Услуги ARTinvestment

Арт-консалтинг

Индивидуальные консультации от опытных искусствоведов по любым вопросам в сфере искусства

Составление Инвестиционного Портфеля

Подбор предметов искусства для инвестирования под любую инвестиционную стратегию

Индивидуальная оценка

Наши эксперты проведут профессиональную оценку вашего предмета искусства, учитывая его состояние, авторство, историю и другие факторы

500+

Проведенных аукционов

8 800+

Зарегистрированных пользователей на аукционе

343 000+

Записей в базе

16 000+

Художников в базе

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».