art-credit.ru

Выдача займов под залог картин и скульптур XIX-XXI веков

Первый профессиональный сервис по выдаче займов под залог произведений искусства

art-credit.ru



Открыт 28-й аукцион «XXI век. Современное российское искусство»
ARTinvestment.RU   11 августа 2020

В каталоге собраны произведения Лидии Витковской, Дианы Воубы, Наталии Жерновской, Нины Котёл, Сергея Максютина, Александра Мареева (Лима), Анатолия Пурлика, Екатерины Рожковой, Владимира Сальникова и Наталии Турновой.

Комиссионный сбор с покупателей составляет 18%.

Каталог AI Аукциона №342 и 28-го аукциона «XXI век. Современное российское искусство».

Лоты 28-го кураторского аукциона «XXI век. Современное российское искусство» представлены в экспозиции онлайн-выставки AI.

В составе аукциона 10 лотов —  восемь живописных работ и две в смешанной технике.

Лидия Витковская. Angels and Demons. 2019

Любое произведение искусства, будь то книга или фильм, чтобы быть по-настоящему интересным, должно рассказывать историю; создать мир в мгновении в разы сложнее, чем создать мир внутри трех часов: и вот как я нахожу свою форму и содержание: история становится для меня формой, а композиция и цвет — содержанием (Лидия Витковская).

В своих работах художница использует сложные сочетания видео, новых медиа и объектов, ее позиция всегда интеллектуальна и интерактивна. Она предлагает зрителю эксперименты над базовыми представлениями о собственном месте в мире в виде ярких и неоднозначных объектов. Каждый из них интерактивен – зрители оказываются вовлечены в процесс создания и изменения произведений искусства (Елизавета Плавинская, историк искусства, художественный критик, куратор).

Диана Воуба. Царская башня. Из серии «Красная Москва». 2006

Мне не нравится однообразие, но работая над какой-либо темой, ограничиваю её цветом, размером, чтобы наиболее полно выразить суть. Часто художник находит свой особенный стиль в молодости, начинает работать в нем, а потом уже боится что-то менять. Но тогда он в своем стиле должен развиваться как Джорджо Моранди, например. Мне ближе путь Пикассо или Матисса – от фигуратива до вибрирующей линии. Мне нравится переключаться. Я думаю, что существует какое-то общее поле, а художник, как существо тонко чувствующее, считывает информацию. Время диктует, в каком жанре работать или что вообще делать в данный момент. И это происходит в режиме нон-стоп, я даже не успеваю реализовывать все идеи, которые мне приходят в голову... (Диана Воуба).

«Диана Воуба выражает свои эмоциональные и интуитивные переживания, связанные с понятием времени, познания себя и мира, через цвет, форму, линию и пространство, свободно манипулируя с фактурами. В непрерывном творческом процессе, балансируя на грани идеи и материи, художница создает линию, по одну сторону которой находится субъективное, а по другую — внешнее. Диана проникается достоинством и величием даже самой малой вещи на свете» (Наталья Колодзей, куратор, искусствовед, директор «Kolodzei Art Foundation», США). Подробнее о художнике на AI: «Персона недели: Диана Воуба».

Наталия Жерновская. Атлант. 2012

Живопись Наталии Жерновской несет на себе традиции неоакадемистов, взявших курс на «классику и красоту» и провозгласивших неоакадемизм прямым продолжателем традиций сохранения и возрождения классического искусства в современном мире.

В общем и целом работы Натальи Жерновской — эталон идеальных образов классической культуры некоего идеального панъевропейского города, где… матросы и архитектура колонных портиков — все является и красотой, и предчувствием красоты же, во сне и наяву, как в бесконечном Шекспировском сне в летнюю ночь. Мы все, рождённые в искусстве конца 80-х – начала 90-х, воспитанные возможностью доверия идеалу в Академии Тимура Новикова, влюблённые в себя и в друг друга, и в окружающий мир, полный сокровищ искусства и духа, остались бы навсегда простыми изваяниями той уходящей постепенно эпохи, но стиль и невесомое дыхание фотографии в произведениях и проектах Натальи Жерновской сохраняют биение жизни в мраморном сердце статуи нашего эстетического, представлениях о месте человека во дворце, театре и возле огромного металлического корабля... (Елизавета Плавинская, историк искусства, художественный критик, куратор). См.: «Персона недели: Наталья Жерновская».

Нина Котёл. Современный антиквариат. Персональная мышка 80-х годов Аристарха Чернышева. 2004

«Люблю изображать незнакомые или никем еще не рисованные, а значит, странные вещи. Кажется, я боюсь их, рисуя же — приручаю. Мне нравится наблюдать, как удивляются мои зрители, когда я показываю им то, мимо чего они всегда проходят, не замечая» (Нина Котёл).

Антиквариат, по определению, это старые или редкие художественные произведения или другие ценные вещи, которые являются объектами коллекционирования и торговли. «Современным антиквариатом» Нина Котёл назвала живописную серию компьютерных мышек своих друзей — Аристарха Чернышева, Иры Горловой, Виталия Пацюкова, Евгения Барабанова, Виктора Мизиано и др. «Я специально ходила к ребятам, рисовала их мышки с натуры. Аристарх мне принес свою коллекционную мышку 80-х годов и самую современную. <…> Мышка, как карандаш или кисть, или вечное перо, — продолжение руки человека, его часть. Меня всегда интересует принадлежность предмета определённому человеку, персонажу» (Нина Котёл). Компьютерная мышка — предмет недолговечный, она «живет» несколько лет, потом ломается или сменяется более функциональной, красивой и удобной. Но вот выбросить ее, даже сломанную, рука не поднимается — может, потому, что рука к ней привыкла и она согрета ее теплом? Наверное, именно в этом художница увидела ценность и «антикварность» мышки — в тепле и в нашей странной привязанности к ней. Старые мышки долго лежат в коробке со всяким компьютерным хламом, и только потом вместе со всей коробкой отправляются в мусор, сметенные благородным порывом к современности...

Сергей Максютин. Вода 19. Диптих. 2017

В последнее время художника Сергея Максютина всё чаще привлекает красота и мощь природы, силы, неподвластные человеку. Это наглядно демонстрируют его циклы «Воды», «Облака», которые в трактовке художника превращаются в нечто нематериальное, непостоянное, меняющееся, исчезающее и вновь возникающее. Композиции действуют завораживающе, обладают магической силой.

«Поймать смысл воды, ее суть — это очень интересная задача для меня. Изменчивость, вибрация, бесконечность ритмических и иррациональных явлений — какой простор и свобода....
Вода — это другое прочтение пространства, другое измерение времени... другое состояние. Имеет единовременно много измерений и пространств. 
Поверхность — реагирует на свет и цвет неба, окружающий лес, облака. Отражается целый мир, но в другом вибрирующем пространстве. 
Другой слой — дно. Это песок, водоросли, рыбы, камни, затонувшие ветки... Другой мир, другая жизнь.
Течение воды, как течение времени меняется и остаётся постоянным.
Но вряд ли это решаемая задача... и это ещё интересней…
Я пишу долго, очень долго. Тугодум. Я хочу, чтобы мои работы с каждым новым взглядом на них вскрывали новые слои восприятия, не были однозначными. Поэтому я накладываю новые впечатления слой за слоем. Цветовая и чувственная природа должна выражаться даже на небольших участках холста, который нередко можно рассматривать как полную эмоций абстракцию... мне бы этого хотелось. Не знаю, получается ли...» (Сергей Максютин).

Александр Мареев (Лим). Тыквы. 2014

«В контексте концептуального искусства, остававшегося в 1990 году основной референтной моделью художественных практик, работы Саши Мареева выглядели странно. Эта странность, определяемая формой "странный-чужой", звучала в непринятой открытости графического листа или серии. Речь идет не столько о пластической открытости, сколько об отсутствии обязательств изображения перед прилагаемыми описаниями. Не связанные указаниями на комментарии или на поясняющий текст, работы Мареева появились как неорганизованное и поверхностное цитирование блестящих, но с трудом припоминаемых, лишенных авторства фрагментов.

В исполнении Мареева цитирование, о котором тогда много и без толку говорили в художественной среде, отличалось тем, что вследствие частого, слишком частого и часто неуместного тиражирования "цитаты" утрачивали многие признаки цитат, в том числе и кавычки. Так они лишались своего основного родового признака. Так работы Мареева объявляли о своем алиби, и так фрагменты истории становились в положение безразличия к своему историческому статусу.
Цитирование — это тираж. А тираж — это потеря уникальности, а точнее — бегство от замысла к вымыслу, абсолютное торжество письма над устной речью, пренебрежение к исторической цельности и связности и, наконец, невозможность выбора собеседника» (Александр Балашов).

Анатолий Пурлик. Сомнения Павла. 2008

Часто тела людей на картинах Анатолия Пурлика фантасмагорически искажаются, окрашиваются в неестественные, напряженные цвета, которые подчеркивают различные состояния изображаемого персонажа: страсть, сожаление, усталость или игривость в эротических мизансценах, в танцевальных парах, в испанских играх тореадора.

«Копировать на плоскости увиденное — скучно... Хороший способ проверить, обладает ли картина мелодией, прост: нужно взглянуть на неё с такого расстояния, чтобы нельзя было разобрать ни сюжета, ни линий. Если мелодия присутствует в картине, значит, она и имеет смысл и запечатлевается в вашей памяти...
24 квадратных метра холста — вот, что потребуется для воплощения каждого часа ваших эмоций от пережитого.
Образы появляются, как сок спелого фрукта, способного утолять жажду творчества не испитой до конца чаши...» (Анатолий Пурлик).

Екатерина Рожкова. Платье

Екатерина Рожкова воспитана двумя традициями — московской школы живописи 1970-х и традиционной японской каллиграфией. Из этих двух очень народных явлений в ее творчестве возникло качество, превосходящее национальное и временное в искусстве. Она редкий из выпускников художественного отделения ВГИКа, занявший свое место в художественном, а не в кинематографическом мире. Благодаря странному стечению обстоятельств, занесшему ее в Японию, она принадлежит к немногим художникам, освоивших и сюжетную, и бессюжетную живопись.

В своей очень частной борьбе с новыми художественными материалами и в попытке сближения двух бесконечно далеких опытов Рожкова нашла третье, самоценное (что самое главное), и, как ни странно, в своем частном опыте проделала работу, на которую у искусства вообще ушел весь XX век. Она пришла к живописи, изъясняющейся исключительно визуальными средствами и не призывающей себе в помощь ни литературы (с ее сюжетами), ни театра (с его неизбежной кубатурой сцены). Это живопись, говорящая фактурами, тонами, ритмом линий, ощущениями статичного и текучего, плотного и прозрачного. Самым ценным в искусстве Екатерины Рожковой нам представляется то, что оно именно изобразительное, а не текстуальное или иллюстративное (Елизавета Плавинская, историк искусства, художественный критик, куратор).

…Принципиальное различие в поэтике Рожковой со стратегией поп-арта. Скажем больше — это различие национальное. Предмет для Екатерины, а именно предмет и есть зримый герой ее работ, — это не предмет потребления, каким его видит современное американизированное сознание, не фетиш и не «объект желания». Ее предмет — это нечто сугубо личное, неотъемлемое от бытия, то, с чем человек живет, с чем он находится в отношениях интимных, что составляет его повседневность. Занавеска, веревка, собака, какая-то тряпка — эти вещи незначительны, но именно они являют собой зримый контекст бытия. Это бытие не просто свидетельство материальности жизни. Сквозь них мы способны увидеть иное <восприятие> мира, и чем больше униженность, профанность этого зримого предмета, тем в большей степени он оказывается образом высокой реальности (Богдан Мамонов).

Владимир Сальников. Зимний закат. 1999

Во Владимире Сальникове (см.: «Персона недели: Владимир Сальников») признают «художника, человека, критика, знатока не только современного искусства, который всегда шел наперекор основному течению, оставаясь свободным от правил, заражающих большую часть художественного мира.

Он легко и уверенно следовал однажды принятой установке: «не быть и не стать абстрактным, просто калькулируемым, учтенным, сподручным, легко кодируемым» (ncca.ru).

«Еще в юности провозгласивший себя «гением», Владимир Сальников реализовал свое желание «остаться инфантильным, капризным, волюнтаристичным и шизоидным, вести себя, как примадонна, т.е. иметь право быть регрессивным», утверждая, как могли бы сказать многие настоящие художники, независимо от времени их пребывания на Земле: «Это и есть для меня искусство». И при том быть открытым и восприимчивым ко всему, что дарило ему каждое мгновение жизни. В этом мире его часто вдохновляли невероятные, парадоксальные вещи, которые становились материалом для создания нового проекта или аналитической статьи. Произведения Сальникова рождались в диалоге — с моделями и критиками, учителями и учениками, кураторами и художниками, многие из которых становились его друзьями на долгие годы, с оппонентами и великими предшественниками, и, конечно, с главным человеком и художником в его жизни – Ниной Котел» (ncca.ru).

Наталия Турнова. Из серии «Рядовые». 2007

«Наталия Турнова — один из самых сильных в России живописцев за последние три десятилетия. Ее творчество занимает особое, совершенно отдельное положение. Если на Западе можно условно найти аналоги ее живописи в искусстве нового экспрессионизма, новой вещественности или в некоторых постмодернистских проектах, то в России художницу сопоставить не с кем <…> 

Турнова — чуткий колорист, наделенный мощным живописным даром. В ее картинах определяющую роль — и смысловую, и эмоциональную — играет цвет…

Постепенно Турнова осознала, что для нее как для художника главной задачей является передача внутреннего состояния человека, а в живописи больше всего возможностей для этого дают портретные изображения. Этот жанр позволяет художнику напрямую обратиться к зрителю-собеседнику, а заинтриговав его необычным, условным, но никогда не шаржированным изображением известного персонажа, побудить к рассматриванию живописной ткани произведения — красоты нанесения мазка, фактурной лепки формы, модуляций цвета. Среди известных портретных серий Турновой — «Полководцы», «Любовь», «Старость», «Агрессия» (tretyakovgallery.ru).

Работа, представленная на аукционе, входит в серию «Рядовые» — продолжение серии «Полководцы».

«…Это часть выставки "Полководцы", хотя название могло быть любым, например, "Гении", "Великие мореплаватели", "Знаменитые философы". Мне не так интересны сами эти военачальники (хотя все они, безусловно, личности неординарные), как мифологизация их образов в общественном сознании.
"Жизнь замечательных людей" выставлена напоказ, а в тени — реальная, тоскливая и серая, абсолютно неинтересная никому, даже самим "маленьким людям". Хотя именно они и являются "полководцами" собственной реальной жизни.
Лица-имиджи, придуманные, не имеющие ничего общего с тем человеком, чьё имя они носят, и лица обычных людей без отличительных черт, взглядов (в отличие от портретов полководцев, чей взгляд должен непременно смотреть прямо на зрителя. Для меня вообще важно именно направление взгляда). У каждого полководца своя жизнь, реальная, мнимая. Например, Жуков. С одной стороны, грозный маршал, а с другой — его можно представить бравым воякой, и тогда он становится комичным.
Лица полководцев могут быть узнаваемы, их выражение меняется в зависимости от взгляда зрителя. соседства с другими портретами, ракурса. Они могут казаться милыми, грустными, идиотскими и т. д. Но главное — они не являются тем, кем они были на самом деле. Можно сравнить их с лицами "рядовых", чьё выражение тоже вроде бы обращено к зрителю и в тоже время замкнуто само на себе. Их чувства более реальны и трагичны, но они никому не интересны. Невыносимо их слушать, ещё тоскливее вникать в их проблемы. Ни цвета, ни развлечения, ни интриги. Дистанция между ними как между мифом и реальностью» (Наталия Турнова).

Желаем удачи на 28-м аукционе «XXI век. Современное российское искусство»!


Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/xxicentury/20200811_auctionAI_xxi.html
https://artinvestment.ru/en/invest/xxicentury/20200811_auctionAI_xxi.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна

Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 34

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх