Топ-20 работ шестидесятников
ARTinvestment.RU   22 августа 2012

Рейтинг аукционных результатов — это НЕ распределение мест художников в истории искусства. Скорее его можно расценивать как «пузомерку» для аукционов — свидетельство того, насколько хорошо им удавалось продавать предметы в период русского бума

Несмотря на всю развлекательную направленность подобных рейтингов, по традиции их приходится предварять многими оговорками. Итак, позиция в рейтинге аукционных результатов не является объективной оценкой художника, и рейтинг — это ни в коем случае не распределение мест художников в истории искусства. Хотя определенная логика в нем и прослеживается — например, высокая оценка московского концептуализма, — тем не менее формально в топ-20 аукционных результатов нет целого ряда ключевых фигур в послевоенном искусстве, символов своего поколения. Нет Эрнста Неизвестного, Владимира Янкилевского, Оскара Рабина, Дмитрия Плавинского, Владимира Яковлева, Анатолия Зверева и многих других. Так о чем тут еще говорить? С куда большими основаниями рейтинг можно расценивать как «пузомерку» для аукционов — свидетельство того, насколько хорошо им удавалось продавать предметы в период «русского бума». На том давайте и порешим. И перейдем к деньгам.

До кризиса 2008 года сегмент шестидесятников, нонконформистов (или, точнее, послевоенного неофициального искусства) рос опережающими темпами. За пять лет цены на шестидесятников выросли в 5–10 раз. Иногда это рост был просто ошеломляющим. Например, замеры по нашим индексам ARTIMX показывают, что условная тысяча долларов, вложенная в произведения Оскара Рабина в 2003 году, на пике русского бума, в 2008 году превратилась в 14 788 долларов. Почти 15-кратный рост, и это в среднем! И ничего удивительного. Такая математика объяснялась ростом с малой первоначальной базы — тем, что до 2003 года работы художника стоили около 4–6 тысяч долларов, а уже к 2007–2008 годам его персональные рекорды устанавливались на уровнях выше 300 тысяч долларов. Это не было дутым процессом, пузырем. Ценовая революция следовала за искренним общественным признанием — коллекционеры вновь открывали для себя нонконформистов. Хотя на фоне столь бурной любви покупки делались порой слишком импульсивно.

Но, конечно, столь бурный рост не мог оставаться безнаказанным. Несмотря на оптимистичные ожидания, что кризис не ударит по рынку искусства, цены после 2008-го скорректировались вниз. По ощущениям, коррекция на произведения шестидесятников составила 20–30 процентов. И эти цифры, если сравнить с обвалом акций Газпрома, не выглядели удручающими. Как всегда, в большей степени в кризис пострадали переоцененные вещи среднего и низкого качества. Шедевров подобные внешние неприятности, как правило, не касаются.

По эмпирическим оценкам, в кризис рынок работ шестидесятников пострадал все же сильнее, чем классиков. С 2008/2009 года их стало заметно меньше появляться на торгах. Топовые аукционные дома включали в каталог по 3–10 работ, специализированные торги по послевоенному искусству не проводились, а шедевры и вовсе стали редкостью: продавцы не горели желанием выставлять их по низким ценам.

Очередным стресс-тестом для рынка нонконформистов стали аукцион BRIC дома Phillips de Pury в 2010 году. В тот раз получилось, что наряду с профильными для этого аукциона работами актуальных художников (Анатолия Осмоловского, Сергея Браткова и др.) в каталог вошли очень крепкие работы Владимира Янкилевского, Олега Васильева, Эрика Булатова. На дворе тем временем был самый разгар кризиса, апрель 2010 года, и все шапкозакидательские настроения давно прошли. И вот вроде бы в самый неподходящий момент аукцион прошел на ура. Некоторые художники (например, Владимир Янкилевский с триптихом за 133 тысячи фунтов и Анатолий Осмоловский) вовсе обновили свои персональные рекорды. А исполинское полотно Виталия Комара и Александра Меламида «Встреча Солженицына и Бёлля на даче у Ростроповича» не просто вошло в двадцатку самых дорогих картин шестидесятников, а встало в ней на четвертую строчку. Со старта в 160 тысяч фунтов вещь доторговали до 667 тысяч фунтов.

Любопытно, что сразу четыре первые строчки топ-20 занимают рекорды, установленные именно на Phillips de Pury, а не на Sotheby’s и Christie’s. А всего на этой площадке, специализирующейся на современном искусстве, было установлено шесть рекордов из двадцати. Для сравнения: на Christie’s был зарегистрирован только один рекорд, а на национальных российских аукционах — ни одного.

Вообще, с 2008 года чарт шестидесятников взламывался лишь дважды. Уже упомянутой работой Комара и Меламида в 2010 году — опорная вещь, с историей, тут понятно. И еще перед этим, в 2009 году, на 14-ю строчку встала ранняя картина Бориса Свешникова «Дама с кошачьим черепом», проданная на MacDougalls. Можно ли из этого сделать вывод, что рынок нонконформистов до сих пор не восстановился после кризиса? Скорее можно говорить о том, что сегодня цены вернулись к своим рациональным значениям: новых эмоциональных рекордов нет, но дешево хороших вещей тоже не купишь.

На вопрос о перспективах рынка послевоенного неофициального искусства, о том, будут ли расти цены, просится встречный вопрос: а какие еще есть варианты? Шестидесятники на глазах становятся антиквариатом во всех смыслах. Рынок в целом успешно выдержал проверку кризисом и по крайней мере понятны ценовые горизонты восстановительного роста. Шедевров здесь больше не становится. За исключением нескольких художников «группы риска», этот рынок мало заражен подделками. С точки зрения исторической оценки большинство акцентов уже расставлено, хотя тут еще возможны какие-то движения. На мой взгляд, среди художников этого поколения остаются еще как сильно недооцененные, так и переоцененные. В плюс этому рынку работает наличие серьезных движущих сил. Шестидесятники есть во многих известных частных собраниях по всему миру (в России, например, у Семенихиных, Михаила Алшибаи, Александра Кроника и др.), в Европе и Америке есть музеи другого искусства, регулярно проводятся выставки и ретроспективы (в частности, не далее как вчера в музее на Делегатской открылась выставка из польской коллекции Петра Новицкого). В отличие от прежних лет много сил вкладывается в популяризацию их творчества. Все это делает эту тему не только интересной для коллекционирования, но и перспективной для инвестиций. Подтверждение этому мы, вероятно, увидим уже ближайшей осенью. И в нашем развлекательном рейтинге наверняка опять придется производить рокировки и освобождать места…

Ниже представлен аукционный рейтинг произведений шестидесятников, составленный на основе базы аукционных результатов ARTinvestment.RU. Вне зависимости от валюты сделки все цены в нем указаны в долларах (в пересчете по курсу на дату продажи) и включают премию покупателя (Buyers Premium).

Топ-20 работ шестидесятников

Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/rating/20120822_top_20_60_s.html
https://artinvestment.ru/en/invest/rating/20120822_top_20_60_s.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 32

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ЗАО «Сейф» в отношении обработки персональных данных».
Наверх