Общество русских скульпторов

1925–1932, Москва

Члены-учредители: Н. А. Андреев, В. Н. Домогацкий, И. С. Ефимов, А. Н. Златовратский, Г. И. Кепинов, И. Ф. Рахманов, М. Д. Рындзюнская, Б. Ю. Сандомирская, И. Г. Фрих-Хар, И. М. Чайков.

Действительные члены и кандидаты: Н. И. Альтман, В. А. Андреев, Л. А. Андреева, С. Ф. Булаковский, Л. Я. Вайнер, Б. В. Валентинов, В. А. Ватагин, Е. М. Гельфер, А. С. Голубкина, М. А. Денисова-Щаденко, П. И. Добрынин, А. Е. Зеленский, И. Я. Иткинд, И. А. Камбаров, Л. А. Кардашов, И. В. Клюн, С. Т. Конёнков, Б. Д. Королёв, Н. В. Крандиевская, Ю. А. Кун, С. Д. Лебедева, А. Т. Матвеев, В. И. Мухина, Е. Д. Никифорова, Н. И. Нисс-Гольдман, Е. В. Орановский, Н. П. Прохоров, И. Л. Слоним, Т. Ф. Смотрова, О. К. Сомова, М. М. Страховская, А. И. Тенета, П. М. Ульянов, М. И. Феокритова, К. Е. Фомин, В. Хома, Д. Ф. Цаплин, И. Д. Шадр, Е. У. Шишкина, С. В. Щербаков, В. В. Эллонен, С. Д. Эрьзя, Д. А. Якерсон.

Члены-сотрудники: А. В. Бакушинский, Б. Н. Терновец, М. Н. Райхинштейн.

Выставки: 1-я (1926, Москва) — 4-я (1931, Москва)

Основано бывшими членами Московского профессионального союза художников-скульпторов. Толчком к созданию послужил успех скульптурного отдела выставки ОБИС, состоявшейся в начале 1925. На учредительном собрании 7 октября 1925 было принято название «Московское общество скульпторов» и выработан устав (утвержден Наркомпросом 20 января 1926). На втором собрании 17 января 1926 утвердилось новое название — «Общество русских скульпторов» и избрано правление: председатель — В. Н. Домогацкий, заместитель председателя — И. С. Ефимов, члены правления: Е. В. Орановский, И. М. Чайков, Г. И. Кепинов. Постоянным секретарем был А. Н. Златовратский, казначеем — И. Ф. Рахманов. Позднее (после 1928) правление поочередно возглавляли сменные председатели: Н. А. Андреев, В. Н. Домогацкий, И. М. Чайков; должность заместителя председателя занимал В. А. Ватагин; в правление входили И. Г. Фрих-Хар, В. И. Мухина. Официальным адресом правления значился Большой Козихинский переулок, дом 8, квартира 3 (мастерская А. Н. Златовратского).

Собрания проходили главным образом в мастерской М. Д. Рындзюнской. Зачитывались и обсуждались доклады по проблемам скульптуры — в частности, Б. Н. Терновец выступил с докладом «О современной скульптуре на Западе», архитектор К. С. Мельников с докладом «О сотрудничестве скульпторов и архитекторов в современном строительстве»; одно из заседаний было посвящено памяти А. С. Голубкиной (1927).

В состав Общества входили почти все известные московские скульпторы, ряды ОРС также регулярно пополнялись за счет выпускников скульптурного факультета Вхутемаса — Вхутеина. Членами постоянно являлись около 20 человек, еще 10-15 скульпторов привлекались в качестве экспонентов (кандидатов).

Единой художественной программы объединение не имело. Многие участники являлись одновременно членами других обществ и союзов: Б. Д. Королёв и Г. И. Кепинов — ОМХ, И. М. Чайков — «4 искусства», И. Д. Шадр — АХРР; однако, по воспоминаниям И. Л. Слонима (Общество русских скульпторов // Творчество, 1967, № 5, с. 10–13), в ОРС процветала терпимость к различным течениям в искусстве (в том числе к «левым»).

Общество провело четыре выставки: в марте — апреле 1926 (Государственный Исторический музей), в апреле 1927 (Музей Революции), в июне 1929 и июне 1931 (обе — ГМИИ), которые частично финансировались Главнаукой Наркомпроса. Отбором произведений к выставкам занимался выставочный комитет, в который в разное время входили В. А. Ватагин, И. С. Ефимов, А. Н. Златовратский, И. М. Чайков, В. Н. Домогацкий, В. И. Мухина.

А. В. Бакушинский во вступительной статье к каталогу 1-й выставки писал: «Почин и обстановка “передвижных” выставок поставили уже скульптуру во всех ее публичных появлениях иногда “декоративным”, иногда “идейным”, но всегда каким-то ненужным, не замечаемым обычно придатком к живописному и графическому содержанию выставок. Она все более становилась неким поистине “пустым” местом… Революция, раскрывшая величайшие творческие силы страны, ставит ныне перед искусством ряд широчайших общественных задач и в области идейного, и в области материального оформления потребностей послереволюционной культуры… Поэтому, быть может, также более, чем когда-либо, необходим ныне смотр скульптурных наличных сил. Настоящая выставка — его начало. Она показывает впервые скульптуру как самостоятельный вид искусства».

На первой выставке 29 участников представили 147 работ, среди которых были значительные произведения — «Пламя Революции» В. И. Мухиной, «Портрет скульптора Т. А. Ивановой» А. С. Голубкиной, «Портрет В. В. Иванова» С. Д. Лебедевой, «Портрет В. И. Ленина» Н. И. Альтмана, «Поэт пустыни (узбек)» И. Г. Фрих-Хара, «Девушка из березы» А. Н. Златовратского, «Кошка» и «Тигр» В. А. Ватагина.

Критик И. Хвойник писал в журнале «Советское искусство» (1926, № 4, с. 69–73): «Первое впечатление от выставки — необычное… скульптуре “нехорошо одной быти” в пространстве нескольких зал… Эти залы с полутораста выросшими из пола человекообразными, застывшими на тумбах изваяниями создают несколько “жуткий” пейзаж… По содержанию экспонатов выставка (как и основное ядро “ОРС”) не является показом какой-либо художественной группировки либо направления. В ней нет объединяющего признака — ни в смысле формального единства, ни по идеологическому сродству участников. Это просто выставка современной скульптуры… (1-я выставка ОРС называлась «Государственная художественная выставка современной скульптуры». — AI.). Отсутствие своего художественного лица характерно для ОРС`а как самостоятельной группы: в ней и члены АХХР`а, и “4-х Искусств”, и прочие. “ОРС”, по-видимому, группа без идеологического стержня: ее стержень — скульптурный каркас, и только… Конечно, в этом ничего плохого нет. Но самоопределение исключительно по нивеллирующему (так. — AI.) признаку, без потребности в идеологическом либо даже формальном размежевании, лишает “ОРС” значения как художественной группы… Отсюда эклектизм выставки как в формальном, так и в тематическом разрезе. Здесь мирно уживаются и примитивизм, и беспорядочная, дерганная манера скульптурного импрессионизма, и кубизм, и натурализм, и отчасти отвлеченная конструкция… Есть и следы “утехи буйных лет” неукротимого фокусничества, есть и “совращение” в негритянскую примитивную экзотику… Есть попытки говорить в скульптуре языком живописи… либо даже языком графики. Но есть и знаменательный общий несомненно поворот — это стремление к более четкой предметности изображения, стремление вернуться к миру чувственных вещей, к пластической стихии скульптуры и ее носителю — человеческому телу…».

К открытию 2-й выставки перед зданием Музея Революции был установлен монументальный архитектурно-скульптурный ансамбль И. М. Чайкова «Башня Октября». В выставке участвовали 33 мастера, которые показали 133 работы, в том числе: «Идущий слон», «Сидящий павлин» В. А. Ватагина, «А. С. Пушкин» В. Н. Домогацкого, «Ветер» В. И. Мухиной, «Сидящая женщина (Стася)» С. Д. Лебедевой, «Молодайка» М. Д. Рындзюнской, «Октябренок» Б. Ю. Сандомирской, «Купальщица», «Мостостроитель» И. М. Чайкова.

Во вступительной статье к каталогу 3-й выставки А. В. Бакушинский замечал: «… Оно (ОРС. —AI.) постепенно становится не только профессиональной организацией по роду искусства, основанной на качественном подборе членов и их продукции, но и неким принципиальным объединением. Множественность существующих в нем концепций и направлений дает разнообразие и напряженность внутренней жизни общества, борьбе этих концепций. Однако в этой борьбе уже намечается нечто общее… полный возврат к изобразительности; обращение к социальной тематике не столько в бытовом, сколько в символическом ее значении; искание путей в реалистической форме…». Третья выставка объединила 25 скульпторов и 82 произведения, среди которых были: «Физкультурница», «Баррикады. Октябрь» Л. Я. Вайнера, «Физкультура» А. Н. Златовратского, «Зебра» И. С. Ефимова, «Портрет С. М. Будённого» С. Д. Лебедевой, «Муза-комсомолка» И. Ф. Рахманова, «Знамя» М. Д. Рындзюнской, «Портрет В. А. Фаворского», «Футболисты», «Мотоциклист» И. М. Чайкова, «Сезонник», «Труженик», «Освобожденный Восток» И. Д. Шадра.

В четвертой выставке участвовал 31 художник и 111 произведений. Среди центральных экспонатов были: «Портрет Н. Э. Баумана» Б. Д. Королёва, «Лена (девушка с поднятыми руками)» С. Д. Лебедевой, «На паровом молоте — ударная бригада» А. Н. Златовратского, «Стачка» И. Л. Слонима, «Негр под пальмой», «Чапаевский гармонист Вася», «Старый город» И. Г. Фрих-Хара.

С конца 1920-х ОРС подвергалось нападкам со стороны теоретиков Пролеткульта за отсутствие «идеологического содержания» и приверженность к «буржуазным» формам» скульптуры. Весной 1932 Общество было ликвидировано.

БЕНУА Александр Николаевич (1870–1960) St. Sulpice. Париж. 1926
Текущая ставка
30 500 RUB
Окончание торгов
16 Ноя. 2018 12:00:00
ЯНКИЛЕВСКИЙ Владимир Борисович (1938–2018) Эротический монумент. 1980
Текущая ставка
85 000 RUB
Окончание торгов
16 Ноя. 2018 12:00:00
ТАБЕНКИН Илья Львович (1914–1988) Композиция. 1980
Текущая ставка
72 500 RUB
Окончание торгов
16 Ноя. 2018 12:00:00
Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 32

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ЗАО «Сейф» в отношении обработки персональных данных».
Наверх