art-credit.ru

Выдача займов под залог картин и скульптур XIX-XXI веков

Первый профессиональный сервис по выдаче займов под залог произведений искусства

art-credit.ru

КАБАН-ПЕТРОВ Михаил Николаевич (1966) Верба. 2011
Текущая ставка
10 000 RUB
Окончание торгов
23 Окт. 2020 12:00:00
﴾XXI век﴿ БИСТИ Андрей Дмитриевич (1953) Стрелец. 2015
Текущая ставка
10 000 RUB
Окончание торгов
23 Окт. 2020 12:00:00
МАЛЕВИЧ Казимир Северинович (1878–1935) Голова крестьянина. 1928–1929
Текущая ставка
1 000 000 RUB
Окончание торгов
23 Окт. 2020 12:00:00

Открыт 37-й аукцион «XXI век. Современное российское искусство»
ARTinvestment.RU   12 октября 2020

В каталоге — Диана и Алан Воуба, Ирина Корсакова, Нина Котёл, Юлия Малинина, Ольга Пушкарёва, Екатерина Рожкова, Мюриэль Руссо, Александр Савко, Андрей Сяглов, Андрей Туканов

Комиссионный сбор с покупателей составляет 18 %.

Каталог AI Аукциона № 351 и 37-го аукциона «XXI век. Современное российское искусство».

Лоты 37-го кураторского аукциона «XXI век. Современное российское искусство» представлены в экспозиции онлайн-выставки AI.

В составе аукциона — 7 живописных произведений, 1 графическая композиция и 2 работы в смешанной технике.

Диана и Алан Воуба. Новый мост. Диптих. Из серии «Univers». 2018

Над «Universe» мы работали вместе с сыном, фотохудожником Аланом Воуба. Это универсальный проект о конкретной местности, в которой мы находимся в данный период времени, проект о поиске символического Грааля. Здесь речь идет о Компьене. Знакомясь с местностью, которую облюбовали еще Меровинги, первые короли Франции, мы предлагаем зрителям новый взгляд на привычные вещи (Диана Воуба, vouba.com).

Видимый мир — всего лишь оболочка мира невидимого, без которого мы не могли бы познавать окружающую нас действительность. Наши мысли, чувства, сознание, совесть... невидимы, но не менее реальны — это для нас мир метафизических фактов, который невозможно сфотографировать. Здесь соединение фотографии и живописи создаёт возможность передачи «живого мгновенного откровения неисследимого» (Диана Воуба, vouba.com).

Ирина Корсакова. Макро 5. Из серии «Макро». 2012

Я расскажу о том, что я люблю.
Покой и созерцание.
Свет и тень.
Ясность.
Трепет и окаменение.
Вибрации души, тона, цвета.
Предмет.
Фактуры материалов.
Фронтальную композицию.
Поверхность холста и физическое ощущение прикосновения к нему кисти.
Картину как проявленное.
Искать смыслы (Ирина Корсакова).

Когда я начала писать маслом, поняла, что у этого материала гораздо больше возможностей, чем нам преподавали в училище, стала интересоваться техниками старых мастеров. Темные фоны, светящиеся лессировки, фактура ткани и кружев меня вдохновляли. Так у меня родился цикл «Детские игры», в котором я пробовала разные техники и рассказывала о жизни взрослых людей...

В какой-то момент я устала от них. Пришли другие темы и новая манера. Сейчас я понимаю, что вернулась к себе — к себе с графическим мышлением, наслоением светлых красок на темные фоны, только уже маслом, а не темперой.

«Макро» появились от усталости от лиц. Почти беспредметность, но и не абстракция. Макроувеличение декоративных украшений старинных тканей. Состояние, фактура, тишина. Вибрации света и тени, тона, души (Ирина Корсакова, artinvestment.ru).

В мелочах нашей жизни кроется огромный космос. В серии «Макро» формально художник, словно в микроскоп, рассматривает некий объект, увеличивая его для зрителя в несколько раз. Максимально обостряя таким образом восприятие зрителя, делая реальное ирреальным, художник постоянно расширяет границы представлений об окружающем мире (artinvestment.ru).

Нина Котёл. Современный антиквариат. Персональные мышки Ирины Горловой и Виктора Мизиано. 2004

Что же такое вещь? Как она живет, действует, как выстраивается диалог между мной и вещью, вещами. Их диалог друг с другом. Я констатирую другую реальность с любовью и любопытством (Нина Котел, 13 февраля 2020).

Люблю изображать незнакомые или никем еще не рисованные, а значит, странные вещи. Кажется, я боюсь их, рисуя же — приручаю. Мне нравится наблюдать, как удивляются мои зрители, когда я показываю им то, мимо чего они всегда проходят, не замечая (Нина Котёл).

Антиквариат, по определению, это старые или редкие художественные произведения или другие ценные вещи, которые являются объектами коллекционирования и торговли. «Современным антиквариатом» Нина Котёл назвала живописную серию компьютерных мышек своих друзей — Аристарха Чернышева, Иры Горловой, Виталия Пацюкова, Евгения Барабанова, Виктора Мизиано и др. «Я специально ходила к ребятам, рисовала их мышки с натуры. Аристарх мне принес свою коллекционную мышку 80-х годов и самую современную. <…> Мышка, как карандаш или кисть, или вечное перо, — продолжение руки человека, его часть. Меня всегда интересует принадлежность предмета определённому человеку, персонажу» (Нина Котёл). Компьютерная мышка — предмет недолговечный, она «живет» несколько лет, потом ломается или сменяется более функциональной, красивой и удобной. Но вот выбросить ее, даже сломанную, рука не поднимается — может, потому, что рука к ней привыкла и она согрета ее теплом? Наверное, именно в этом художница увидела ценность и «антикварность» мышки — в тепле и в нашей странной привязанности к ней. Старые мышки долго лежат в коробке со всяким компьютерным хламом, и только потом вместе со всей коробкой отправляются в мусор, сметенные благородным порывом к современности...

Юлия Малинина. Черное золото № 1. 2016

Я люблю архитектуру, в промышленном же воплощении ее предельная функциональность, выверенность, обусловленность нахождения на своем месте выходит на первое место и рождает особую эстетическую красоту. Красоту, как правило, без изысков. Для меня это практически портреты заводов и иных индустриальных объектов, извлеченные из фигуративной окружающей действительности. В серии нет ландшафта, окружающего пейзажа в его классическом понимании. В картинах, можно считать, наличие горизонта мы достраиваем в голове, додумываем, что внизу должна быть трава, наверху — небо. В каком-то смысле, возможно, этот подход — отголоски моего реставрационного образования и моей тесной работы с иконами. Используя такие построения, я отсылаю себя к иконописной практике условности окружающего, с идеально ровным поземом (Юлия Малинина, artuzel.com)

На ее картинах перед нами предстают не реальные заводы, здания, конструкции (хотя там всегда узнается оригинал). Художник создает их образы, очищенные от всего наносного, лишнего, временного. Такой освобожденный от суетности образ индустриального объекта помещается в пространство цвета и света, но совсем не того света, который мы привыкли видеть, например, у импрессионистов. Здесь нет никакой игры, никаких рефлексов. Это подлинно иконописное иномирие, вечное сияние, не дающее теней, полное погружение в свет.

Вот почему фон, окружающий ее заводы и котельные, — это часто просто залитое локальным цветом небо.

Есть в ее работах и перекличка с конструктивизмом, который отказался от того, что в европейском искусстве называется страхом пустоты. Простые формы, сплошные заливки цветом, крупные массы, много прямых линий и много пустого пространства — эти особенности конструктивизма являются частью художественного языка Юлии Малининой.

Заимствованный когда-то у японской культуры принцип пустоты как скрытой возможности конструктивизм приспособил к утилитарным целям.

Юлия в своих работах возвращает понятию пустоты ее глубинный первоначальный смысл (Наталья Зариевна Рабчук, кандидат искусствоведения, историк искусства).

Юлия Малинина — художник с метафизическим взглядом на мир, органически присущим отечественной школе живописи. Такой взгляд обнаруживает в окружающем художника пространстве объекты, созданные человеком, и объекты природы, несущие на себе печать отрешенности от повседневного (omelchenkogallery.com).

Ольга Пушкарёва. Скрипачка. 2020

Изобразительное искусство — подобно поэзии и музыке — раскрывает зрителю глубину эмоционального восприятия мира, отраженного художником в его произведениях. Ведь «живопись — это поэзия, которую видят, а поэзия — это живопись, которую слышат…»

Мне интересна формула искусства, созвучная нашей эпохе. Интересно путем символического самовыражения в живописи и графике решать вечную проблему искусства — синтеза «высокого в малом» и «вечного в преходящем»...

Я принадлежу к художникам радостного восприятия мира.

Красота, эстетика, гуманность искусства должны радовать и сближать людей, наполняя их силой и радостью жизни, ведь язык изобразительного искусства уникален по своей абсолютной коммуникабельности, это своеобразное эсперанто, понятное всем (Ольга Пушкарёва).

Екатерина Рожкова. Тарелка. 2016

Безусловно, мир вещей не может быть полностью оторван от человека. Но так получилось, что людей я рисовала редко. Меня всегда интересовали именно предметы и медитативная работа над ними. Увлекал сам процесс, сидеть и подолгу работать над материальностью, фактурой предмета…

На кухне у нас всегда стояла оловянная тарелка. Я любила разглядывать царапины и шероховатости на ее поверхности. Вещи без людей всегда мне казались спокойнее, чище. Конечно, мир в моих картинах — это не вымершее пространство. Люди там «присутствуют»… Зритель может додумать сам, а что было до того, как тарелку оставили на столе или позвонили по телефону? (Екатерина Рожкова, artandyou.ru).

Она пришла к живописи, изъясняющейся исключительно визуальными средствами и не призывающей себе в помощь ни литературы (с ее сюжетами), ни театра (с его неизбежной кубатурой сцены). Это живопись, говорящая фактурами, тонами, ритмом линий, ощущениями статичного и текучего, плотного и прозрачного. Самым ценным в искусстве Екатерины Рожковой нам представляется то, что оно именно изобразительное, а не текстуальное или иллюстративное (Елизавета Плавинская, историк искусства, художественный критик, куратор).

… Принципиальное различие в поэтике Рожковой со стратегией поп-арта. Скажем больше — это различие национальное. Предмет для Екатерины, а именно предмет и есть зримый герой ее работ, — это не предмет потребления, каким его видит современное американизированное сознание, не фетиш и не «объект желания». Ее предмет — это нечто сугубо личное, неотъемлемое от бытия, то, с чем человек живет, с чем он находится в отношениях интимных, что составляет его повседневность. Занавеска, веревка, собака, какая-то тряпка — эти вещи незначительны, но именно они являют собой зримый контекст бытия. Это бытие не просто свидетельство материальности жизни. Сквозь них мы способны увидеть иное <восприятие> мира, и чем больше униженность, профанность этого зримого предмета, тем в большей степени он оказывается образом высокой реальности» (Богдан Мамонов, vgallery.ru).

Мюриэль Руссо. Без названия. Из проекта «Все на кухню!». Свободная композиция из 9 частей

Русские очень веселые. Кажется, даже если все ужасно, люди найдут в себе силы бороться, потому что они любят жизнь. Вы, русские, всегда найдете силы смеяться, говорить на кухне до утра. Но самое ценное в вас — это дружба. У детей в школе, во дворе обязательно есть своя банда, компания. И окончив школу или переехав, вы продолжаете дружить. Во Франции такого нет.

Русская кухня не самая насыщенная, а вот продукты, на мой взгляд, самые вкусные. Кухня — это общение. Нужно заранее понимать, что и как вы хотите сделать. За столом вы говорите с семьей, друзьями с помощью блюд. У меня много фирменных блюд, одно из них — пряная баранина в чае. Мои русские друзья обожают его (Мюриэль Руссо, caoinform.moscow).

Художник приглашает зрителя к сотворчеству, потому что это весело! 9 частей маленьких холстов из проекта «Все на кухню!» — свободны в пространстве, не скреплены между собой, как части обычного полиптиха, и не привязаны жестко к определенному месту в композиции. Каждый волен переставить их согласно своему разумению и представлению о гармонии. Не беремся определить количество возможных вариантов, ведь 9 частей мозаики не обязательно складывать в квадрат…

Александр Савко. Привет из Лондона. 2016

…Я считаю, что самым главным оружием художника является его ирония. И хорошо когда она облачена в такие хорошие одежды, когда это привлекает к себе внимание, не выглядит как просто такое злопыхательство уличное (Александр Савко, cultobzor.ru).

Если у зрителя есть способность развиваться — то у него будет возможность увидеть первоисточник, познакомиться с тем, что было изначально заложено в эту работу, погрузиться в настоящую культуру и увидеть всю убогость этих современных героев, которыми он восторгается и умиляется, которые являются атрибутом и антуражем его повседневной жизни. Он поймет тогда, в какой простенький и упрощенный мир он себя вживил (Александр Савко, cultobzor.ru).

Андрей Сяглов. Без названия. 2019

Московский живописец Андрей Сяглов — мастер абстракции. Его живописные полотна активизируют визуальное и тактильное восприятие. Сяглов тонко чувствует цвет и умело обращается с ним, прибегая и к лиричным градиентам, и к контрастным сочетаниями, и к монохромным комбинациям. Каждый холст он условно делит на несколько частей, подобно планам пейзажа, обозначая каждый из них особенной цветовой палитрой. Его излюбленные оттенки — теплые: охра, бордо, палевый, приглушенный кадмий и терракотовый. Эти цветовые плоскости художник сочетает между собой крайне деликатно и мягко, избегая четких границ и геометрических контуров.

Абстракции Андрея Сяглова можно было бы назвать пейзажами, но не в привычной трактовке этого жанра, а в метафизической. Сложная ребристая и растрескавшаяся фактура масляных красок вместе с органическими цветовыми переливами отсылает к образам базовых природных первоэлементов. Пастозный красный — символ огня, коричнево-золотой — отсылает к земле, темно-синий — к воде и воздуху. Однако эта символика очень условна — зрителю стоит полагаться прежде всего на собственные ассоциации, которые вызывает активная, многослойная и фактурная живописная поверхность (abramovagallery.art).

Андрей Сяглов предъявляет цвет, фактуру и поверхность картины как эстетически автономные сущности. Художник мобилизует воображение, чтобы наделять эту первичную материю живописи сакральным значением. Через его картины зритель прикасается к фундаментальному основанию мира, скрытому от человеческих глаз. Убрав все лишнее, художник показывает нам красоту в чистом виде (Юлия Шутоваcultinfo.ru).

Андрей Туканов. Дерево у дома. 2017

Живопись Андрея Туканова — основательный исследовательский труд — инструмент по настройке “глаза” для синтетического мира.

В результате многолетних исследований художник пришел к идее того, что пространство картины должно быть расчленено и организовано заново, соответственно движению глаза по пространству. Например, как по пространству архитектуры.

И если архитектор идет от плоского рисунка к построению здания в пространстве, то Андрей Туканов, беря пространственную картину (видимый мир) как стабильность и данность, а значит, в некотором смысле и плоскость, «запускает» ее (заставляет двигаться) в выстроенное математически пространство психологического восприятия, в поля работы зрительного нерва: удивления, узнавания, воспоминания и, наконец, смотрения. Результат — синтетическая живописно-пространственная фуга, передающая мир максимально так, как он является глазу.

Картины, которые легко принять за абстракции, завораживают классической красотой и богатством того, что способна дать живопись (Елизавета Плавинская, искусствовед, куратор, критик, museum.ru).

Андрей Туканов интересен прежде всего тем, что, работая в жанре станковой картины (жанре заведомо консервативном), он развивает традиции русского авангарда. В своем творчестве художник успешно совмещает две вещи, казалось бы, несовместимые, придавая авангардному содержанию своих работ вполне традиционную форму. Интересно то, что изначальная и осознанная рассудочность самого искусства авангарда в творчестве Туканова обретает ярко выраженную эмоциональную окраску. Задачей авангарда было аналитическое разрушение изобразительной формы, приведшее в конечном счете и к разрушению единства художественного образа. Всякий анализ разрушителен, ибо всякий анализ суть препарация, или отделение. В частности, отделение эмоционального по самой своей сути творческого импульса от конечного формального эстетического результата. Андрей Туканов в своем искусстве стремится собрать разъятые авангардом части художественного образа, синтезировать его вновь, но уже на ином, “поверенном алгеброй” пластическом уровне, возвращая отточенной многолетними экспериментами изобразительной форме её природную эмоциональную насыщенность (Ольга Яблонская, andreytukanov.ru).

Желаем удачи на аукционе «XXI век. Современное российское искусство»!


Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/xxicentury/20201012_auctionAI_XXI.html
https://artinvestment.ru/en/invest/xxicentury/20201012_auctionAI_XXI.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна

Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 29

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх