Лондонские «русские торги» в ноябре 2018 года. Прогнозы ARTinvestment.RU
ARTinvestment.RU   16 ноября 2018

26 ноября пройдут Christie’s Important Russian Art, 27 ноября — Sotheby’s Russian Pictures, а 28 ноября — Bonhams. Еще будут торги по ДПИ и распродажа части коллекции Ростроповича-Вишневской 28 ноября 2018. Но мы только о «живописных» торгах

Преамбулу к русским торгам последние лет пять-шесть можно писать под копирку. Ничего давно уж не меняется: ассортимент еще сильнее сжался (шедевров больше не становится), формула структуры тоже устоялась (80 % классики + 15 % шестидесятников + 5 % на эксперименты), а набор имен окончательно свелся к художникам национального значения. Авангард и наши первые имена международного уровня давно выведены на более престижные торги импрессионистов и модернистов. Цены после двух серьезных падений в 2008 и 2014 годах назад не «отросли». Да и с чего бы? Но при этом все равно по классу, по качеству предложения и престижу любые русские торги в Лондоне все равно на несколько голов превосходят любой аукцион в России. Просто для понимания: чтобы сделать выручку, равную одному дню «русского» «Сотбиса», всем московским аукционам нужно работать два-три года. Масштабы рынков русского искусства двух стран просто несопоставимы: инвестклимат не обманешь.

Ну, а теперь — очередные осторожные прогнозы. Сразу уточню, что это не попытка угадать, до каких цифр разгонят цены на кураже. Это, наоборот, желание опереться на что-то рациональное в ценообразовании, оценить качество предложения и привязаться к рыночным ценам.

И вот что из лотов показалось мне интересным.

26 ноября 2018 года. Christie’s. Important Russian Art

Судя по описанию, до конца 1940-х эта картина была в американской семейной коллекции. Даты нет, но на вид это, скорее, 1930-е годы, парижский период Гончаровой. В 2008 году похожая картина Гончаровой, «Парусник» того же периода, была продана на «Бонэмс» за $3 350 000. Это была сногсшибательная цена даже для пика рынка. В 2015 году эйфория прошла и «Парусник» не смогли продать на «Кристи» «даже» за $2 360 000. К чему я пустился в эти рассуждения? Тот «Парусник» был всего в два раза больше нынешнего «Натюрморта». А эстимейт натюрморта назначен в 10 раз меньше. Почему? Сейчас не 2008 год ни в деньгах, ни в знаниях. Предположу, что «Кристи» чувствует изменение конъюнктуры и хочет приободрить потенциальных покупателей приятным стартом. Люди стали лучше разбираться и понимают, что перед ними декоративная Гончарова, а не новаторская. Не авангард, не шедевр. Прогноз — в районе $250 000.

Но готовым нужно быть к любому сюрпризу. Все-таки Гончарова — художница не локальной, а международной известности. Из головы до сих пор не выходит, как в прошлом году за метровый холст Гончаровой на «Сотбисе» «жахнули» больше трех миллионов долларов. Причем тогда был тоже не авангард, а сезаннизм.

В 2013 году темпера на бумаге Константина Юона «Рыночная площадь в Угличе» размером 62 × 83 стала самым дорогим произведением искусства, проданным на аукционном рынке в России, — за 2 424 000 долларов в пересчете с рублей по тому курсу. Это до Крыма, но все равно результат по-прежнему сколь фантастический, столь и необъяснимый. Почему вспомнил? Просто «Пасха» похожа на ту «Рыночную площадь» и по цвету, и по антуражу, и по технике (тоже бумага). Но вот размер ее в семь раз меньше: всего 23 × 31. И эстимейт меньше в 10 раз — $20 000–26 000. То есть в целом не противоречит логике. Тем не менее продан этот рисунок, я думаю, будет гораздо дороже аукционной оценки: в районе $45 000–50 000. Три года назад я бы поставил прогноз $70 000 (в тот год такого же размера рисунок «Троице-Сергиева Лавра» был продан за $76 000). Но с тех пор много воды утекло. И по большей части не туда.

Рисунок маленький: овал, вписанный в прямоугольник размером чуть меньше листа A4. Зато сюжет очень русский, пасторальный (крестьянки, корзинка, собачка, коровки на лугу). И что особенно важно, сюжет вполне целомудренный. Такой точно будет интересен широкой аудитории коллекционеров и ценителей творчества Сомова. Рисунок к тому же еще и каталожный. Он участвовал в выставках, опубликован в каталогах и монографии о художнике. В общем, тем, кто давно планировал покупать Сомова, стоит задуматься. Оценка аукциона ($52 000–65 000) выглядит правильной. Полгода назад они продали акварель такого же размера без малого за $30 000, а эти крестьянки заметно лучше. Так что да, $50 000 или даже $60 000 — возможно. Но не $80 000. Почему? Потому что за $80 000 этот рисунок год назад пытался продать конкурирующий «Сотбис» и не справился.

Современный художник первого ряда, картина без гротеска и протеста, с классической оптикой, размером не с трехэтажный дом, да еще и с темой Москвы и за вменяемые деньги. Да это же просто мечта арт-дилера! К тому же еще свежи в памяти впечатления о выставке Валерия Кошлякова в Третьяковке «Романский пленник», которая прошла этим летом. Интересная работа, очень узнаваемая, отличный подарок. Из числа тех, которые часто и безуспешно разыскивают по всей Москве. В том, что «Бородинский мост» Валерия Кошлякова купят, почти не сомневаюсь. Так же как и «Москворецкий мост» Юона на этих же торгах. Деньги предсказать сложнее. Понятно, что будет выше эстимейта. Но выше насколько? Закрыв глаза, предположу, что в три-четыре раза, в районе $20 000–25 000.

Очень красивая работа, сложная, с коллажным элементом и красивым падающим светом. Специалисты считают 1988 — 1990-е одним из самых сильных периодов в творчестве «лианозовца», шестидесятника Владимира Немухина. Стала бы украшением любой коллекции. Увы, оценена она в $39 000–65 000. По московским меркам это просто запредельная цена. Здесь такая стоила бы в районе $20 000. «Кристи», конечно, это совсем другое дело. Но не до такой степени. Боюсь, что эта хорошая вещь останется в этот раз непроданной.

Не просто портрет, а с кошкой. Правда, кошка получилась антропоморфная, с человеческим лицом. Ну, а какую вы от него хотели? Олег Целков — один из самых дорогих шестидесятников, входит в топ-5 самых дорогих ныне живущих художников. Вещь мощная, ценного периода, интересная для коллекционеров. Вопрос остался только в цене. Из-за нее этот портрет выставляется второй раз за год. В прошлый раз оценка «Кристи» была $80 000–105 000. Слишком дорого, потому и не продали. В этот раз оценка снижена до $39 000–65 000, почти вдвое. Совсем другое дело. Таких денег да, стоить может, поэтому прогноз — $45 000.

27 ноября 2018. Sotheby's. Russian Pictures

Лечаки в названии — это спадающая с головы вуаль, часть женского головного убора в национальном костюме. С Пиросмани коллекционерам всегда нужно держать ухо востро: художник очень подделываемый, а с провенансами бывает тяжко. Но в этом случае история бытования картины просто на зависть. Ее привез из Москвы в 1928 году австрийский писатель Стефан Цвейг — человек, разбирающийся в примитивизме, давний ценитель творчества Таможенника Руссо. Когда Цвейг увидел картины Пиросмани в Третьяковке, он сразу влюбился в творчество «великого Пиро». После самоубийства писателя его любимая «Грузинка» перешла к первой жене Фредерике и была ею подарена основателю международного Общества Цвейга. Позже картина оказалась в мемориальной комнате американского колледжа и вот теперь вышла на торги. Цены на Пиросмани — тот еще квест. Но эстимейт нормальный — $648 450–907 830. Были у него продажи и по миллиону долларов, и по полтора. Думаю, в этот раз с учетом провенанса будет $1 200 000.

У «Сотбиса» в это раз минимум два морских пейзажа Айвазовского, заслуживающих внимания. Один побольше (67,5 × 52,5), пораньше (1879), но подороже и с заморским Везувием. А второй поменьше (36,5 × 59), попозже (1895), но подешевле и, главное, с нашим Крымом. Второй с монитора мне понравился больше (но так делать очень опасно, подобные вещи нужно обязательно смотреть живьем). Почему? Тема более близкая, сюжет умиротворяющий. Хотя на первой, с Везувием, море гораздо лучше — это даже на экране видно. Рынок Айвазовского сегодня довольно ликвиден и информативен, с ценами все понятно. Цены пару лет назад достигли минимумов и стабилизировались. «Сотбис» оценивает «Вечер в Крыму» (размер 36,5 × 59) примерно в $100 000–160 000. Думаю, уйдет в итоге за $150 000. В том случае, если живьем он не сильно хуже, чем на фото.

Вы ведь тоже узнали? Это очень известный карандашный портрет Бориса Пастернака, промежуточный между кубизмом и более поздним анненковским «синтетизмом». Рисунок вошел в альбом литографий «Портреты» 1922 года и вообще очень широко разошелся в тиражных техниках. Сегодня даже цинкографии с этим Пастернаком влёт раскупают на аукционах (эстампы стоят символические $50–100, но все же).

Что думаю об оценке $104 000–156 000? Для графики Анненкова по нынешнему рынку это маловероятно, слишком дорого. Но тут особый случай: Пастернак, культовый образ. А в такой ситуации возможно самое невероятное. Например, в 2012 году карандашный портрет Всеволода Мейерхольда (правда, в два раза больше) был продан на «Сотбис» в 30 раз дороже эстимейта — за $1 680 000. Что тут можно прогнозировать после этого? Ладно, надо ж что-то с этим делать… на уровне рациональных ожиданий мой прогноз — $200 000–250 000.

Симпатичная картина, хороша. Жаль только, что маленькая — 48 × 53,5. Впрочем для крупной коллекции это будет даже плюс: проще будет найти место на стенах. С ценами все не просто. В России картина Вейсберга такого класса стоит $40 000 плюс-минус. Скорее минус. И это при неспешной продаже. Для быстрой продажи реальнее цена $35 000. На французских и других европейских аукционах второго ряда Вейсберга такого класса можно с оказией купить за $30 000–35 000. Но в результате покупают не здесь и не там, а два раза в год в самом дорогом месте, на «Сотбисе», за $80 000 — в два раза дороже. Как это объяснить? Ну, наверное, в Лондоне настроение лучше и удовольствия больше. А вообще у Вейсберга в России есть определенный круг влюбленных в его творчество честолюбивых и платежеспособных коллекционеров, где все друг друга знают, борются до конца и потом не прочь прихвастнуть красивой покупкой в фейсбуке. С поправкой на этот иррациональный расклад мой прогноз — $55 000.

Саврасов этот небольшой и предположу, что поздний (что идет в минус). Но с экрана он смотрится очень даже ничего. И что немаловажно, оценен правильно. «Сотбис» ставит «Зимнему пейзажу» эстимейт $32 000–45 000. Трезво и объективно. В России Саврасов такого класса стоит как раз в районе $40 000. Купить по сотбисовскому нижнему эстимейту плюс комиссия — вот те самые $40 000 и получатся. Плюс экспертиза, если ее нет, еще около 30 000 рублей. Но при этом у нового владельца при последующей продаже будет важное преимущество. Теперь у этого Саврасова в провенансе будет зафиксировано «куплено на “Сотбис” в 2018 году». На практике такое происхождение идет здорово на пользу продавцу и снимает очень многие вопросы по картине. Мой прогноз — $40 000. Все же это, по нижней границе уйти вряд ли дадут.

Упреждая первый и главный вопрос, положенный в таком случае, отвечу: нет, в каталоге Александра Ушакова 2007 года эта работа не значится. Как, впрочем, и соседний «Натюрморт с чернильницей» 1971 года. Это не приговор, но сигнал о том, что повышенные меры предосторожности точно не будут лишними. Краснопевцев является излюбленной мишенью для поддельщиков. И кроме топорных фальшаков, в последнее время, увы, встречаются суперподделки, распознать которые непросто даже вполне насмотренному коллекционеру. Бывает, что злоумышленники прокалываются на том, что не могут удержать равновесие в композиции, не следят за узелками, игнорируют задачи мелких деталей, увязывающих воедино всю композицию. Но уверено вынести вердикт бывает сложно.

Тому, кто собирается бороться за Краснопевцева в первый раз, напомню: покупать такие вещи стоит только после консультации с Ушаковым — главным знатоком творчества Краснопевцева, который восстановил график создания почти всех работ, созданных художником, по его архиву. «Сотбис», наверняка знает это лучше нашего, но почему-то никаких указаний на подтверждение в описании лота нет.

По моей информации, с натюрмортом с чернильницей все хорошо, а по подвешенному кувшину есть существенные сомнения. Тем не менее, вот что думаю по цене «Натюрморта с подвешенным кувшином»: $20 000–25 000 (оценка аукциона) для размера 70,5 × 52,5 и для ценного периода — это аномально скромно. Учитывая, что три месяца назад сам же «Сотбис» продавал «Натюрморт со свитком» даже меньшего размера почти за $30 000. И это тоже был Краснопевцев 1971 года… Странно, целый склад у кого-то, что ли? В общем, в Москве подлинную вещь такого класса можно было бы начать продавать с $45 000 и отдавать на отметке в $40 000. Но, снова повторю, только при наличии железобетонного подтверждения. Если этот вопрос заблаговременно решить не удается, то я бы рисковать не стал.

28 ноября 2018. Bonhams. The Russian Sale

Происходит эта картина Михаила Боскина из собрания Исаджана Исаджанова, которое после революции было национализировано и распределено между музеями. Картина большая, больше метра. Сюжет удачный. Цена же, судя по тому, что я вижу в базе аукционных продаж, — несусветная: раз в пять больше, чем референсные продажи. Впрочем не о цене сейчас речь. Не стал бы отдельно на картине останавливаться, если бы не предупреждение в описании лота крупными буквами: «Пожалуйста, обратите внимание, что на этот лот не было получено разрешение на вывоз из России, и посмотреть его можно в Москве в период 1–23 ноября по предварительной договоренности». Следует ли это понимать так, что в Лондоне будут продавать картину, которая физически останется в Москве? Как так? Или рассчитывают успеть получить разрешение? Боскин умер в 1930 году, гипотетически картине может быть меньше 100 лет. Не знаю. Любопытный способ продажи. Возможно, такая практика была и раньше, но я подобное вижу в первый раз.  

На обороте, как сказано в описании, написан даже адрес: «Москва, улица Ибрагимова, дом 2, кв. 172». Заявленное происхождение картины легендарного «Фонарщика»: куплена послом Греции в Москве в 1970-е годы. Вполне возможно.

Что по самой картине? Церковь с крестом в композиции — скорее, недостаток, усложняет продажу, сужает аудиторию потенциальных покупателей. Ситников — художник подделываемый, причем подделки его выявить сложно. Чаще всего похожие по стилистике картины его учеников выдаются за работы учителя. В общем, нужен специалист, который поможет во всем этом разобраться до покупки. Сам я не люблю такого Ситникова, и цены на его работы мне кажутся в принципе астрономическими, учитывая, что его аукционный рекорд — $625 000 — был показан в 2008 году. Но в этом конкретном случае эстимейт нормальный: $25 000–39 000. Конечно, если в подлинности не будет сомнений. При таком раскладе вероятный уход — $30 000.

На этом, пожалуй, всё. Стринг русской живописи на «Бонэмс» традиционно самый маленький, но и в нем всегда бывает с десяток интересных лотов. С некоторыми нужно дополнительно разбираться. Некоторые оценены высоковато. Но встречаются и довольно выгодные варианты.

В целом можно уже сформулировать первые впечатления от каталогов. Первое: да, качественное предложение продолжает сокращаться с каждым разом, и устроители вынуждены все сильнее снижать планку. В русских каталогах главных аукционов мира теперь можно встретить и «клеверки» (артельные работы мастерской Клевера на популярные сюжеты), и советских художников второго ряда, и разные варианты «приписывается кому-то из великих» и т.д. Это не упрек, а скорее констатация текущего момента. А вот к ценам претензий стало меньше, эстимейты зачастую вполне заманчивые. Да, бывают перекосы. Да, встречаются странные художники второго ряда, оцененные раз в пять дороже, чем внутри страны. Да, порой приходится удивляться, как они вообще смогли пробиться на «сотбисы»-«кристисы».

Но это скорее вопрос о том, что давно пора менять свое собственное потребительское поведение.

Например, перестать относиться к аукционам первого ряда как к дорогим ресторанам: чего изволите и, что ни закажи, все будет проверено самым тщательным образом и вкусно приготовлено лучшим шефом. Здесь не так. Конечно, риск нарваться на неприятности на первоклассном аукционе гораздо меньше, чем на торгах рангом ниже. Но все равно всецело полагаться на чей-то вкус и выбор нельзя. Как ни крути, покупателям нужно самим хорошо ориентироваться в меню и включать интуицию. Это и раньше было полезно. А сейчас становится просто необходимостью.

На подготовку, консультации и проверку знаний есть еще две недели. Времени предостаточно. Желаю всем удачи и хороших покупок: желанных, выгодных, безопасных и умных!



  • 10.12.2018 «Игорь Вулох. Эволюция белого» в Казани В Галерее современного искусства ГМИИ РТ до 31 января открыта выставка к 80-летию художника-нонконформиста Игоря Вулоха (1938–2012)
  • 10.12.2018 Выставка «Пьеро делла Франческа» в Эрмитаже Произведения одного из самых известных художников XV века Пьеро делла Франческа из художественных собраний Италии, Испании, Португалии, Великобритании показывают в Пикетном зале Зимнего дворца
  • 05.12.2018 Стиль Фаберже. Превосходство вне времени Выставка в музейно-выставочном комплексе «Новый Иерусалим» представит более 400 произведений Фаберже из Музея Фаберже в Баден-Бадене, Государственного Эрмитажа, музея «Петергоф», ГИМа и др.
  • 04.12.2018 Выставка «Прорыв» на Кузнецком мосту, 21/5 Дмитрий Каварга, Ольга и Олег Татаринцевы, Сергей Мироненко, Олег Тыркин, Анастасия Алехина, Аристарх Чернышев, Виктор Алимпиев, Кирилл Челушкин, Виталий Пушницкий, Григорий Орехов, Макс Орлицкий, Алексей Дубинский и др. Куратор Михаил Сидлин
  • 28.11.2018 Левитан из Русского музея в Самаре На выставке «Исаак Левитан и современники» в Самарском художественном музее представлены работы И. И. Левитана, В. Д. Поленова, А. К. Саврасова, К. А. Коровина, В. А. Серова и др.
Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 34

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ЗАО «Сейф» в отношении обработки персональных данных».
Наверх