ПЕТРОВИЧЕВ Пётр Иванович (1874–1947) Молодые сосны (Малаховка). 1920-е
Текущая ставка
230 000 RUB
Окончание торгов
15 Дек. 2017 13:08:40
ВЕЧТОМОВ Николай Евгеньевич (1923–2007) Древние стены. 1988
Текущая ставка
350 000 RUB
Окончание торгов
15 Дек. 2017 13:17:40
НЕИЗВЕСТНЫЙ Эрнст Иосифович (1925–2016) Гагарин и крокодил. 1979
Текущая ставка
150 000 RUB
Окончание торгов
15 Дек. 2017 13:26:48

В Китай со своим самоваром
ARTinvestment.RU   07 декабря 2016

Аукционный бизнес Китая своими глазами и ушами. Впечатления от поездки на международную конференцию Китайской Ассоциации аукционеров

О том, что мы все-таки летим на конференцию в Китай, мы узнали за три дня до вылета. Поэтому с собой успели захватить лишь расхожий набор бытовых представлений и опасений по поводу Поднебесной вообще и ее деловой хватки в частности.

А что мы в последнее время слышим о Китае? Что к 2020 году китайская экономика, вероятно, выйдет на первое место в мире, потеснив американскую. Что китайские инвесторы, к неудовольствию обедневших москвичей, активно скупают подешевевшие квартиры премиум-класса в центре и на юго-западе столицы. Что они то и дело покупают доли в наших нефтяных и газовых месторождениях. Что китайская Cainiao, входящая в Alibaba Group (она доставляет 70 % всех посылок в Китае), открывает представительство в России. И лишь от одной мысли об этом встают дыбом волосы у всей нашей электронной коммерции. А еще мы не то чтобы знаем, но чувствуем, что чем хуже отношения с Западом, тем больше китайская модель (контроль над идеологией и свободами + управляемый капитализм) вызывает интереса в наших верхах.

Раз так, то хорошо бы своими глазами посмотреть, как там у китайцев.

Уже в самолете на древний город Сиань мы открыли Global Chinese Art Auction Market Report 2015 и принялись учить матчасть. Этот отчет со статистикой китайских аукционов искусства за 2015 год был подготовлен совместно немецким artnet и China Assosiation of Auctioneers (CАА) — как раз той Китайской Ассоциацией аукционеров*, которая нас пригласила на свою первую конференцию аукционных домов.

А цифры в их отчете оказались ох какими познавательными.

В частности, составители вынуждены были с сожалением констатировать, что в 2015 году внутренний аукционный рынок материкового Китая в сегменте искусства после нескольких лет роста испытал период охлаждения. Продажи за год упали аж на 19 %. Аж до… $4 400 000 000. Нет, с нулями мы не ошиблись. Да, это почти в 1 000 раз больше, чем объем продаж на внутреннем аукционном рынке России в 2015 году. Тогда у нас он был $4 600 000. В злосчастном 2015-м количество аукционных домов в Китае тоже сократилось. На сколько? Драматически — аж на 18 штук. И осталось лишь 274 аукционных дома. В России в это время домов в свою очередь было 9, и лишь 7 из них специализировались на продаже живописи и графики. Итого соотношение потенциалов с Китаем в 2015 году формально выглядело так: у них в 30 раз больше аукционов и в 1 000 раз больше оборот в долларах. Даже если статистика сильно лукавит, то все равно было понятно, что лететь нам предстояло в гигантский вертеп аукционного разврата. Где дела идут настолько хорошо, что китайский руководитель аукциона China Guardian в этом году стал крупнейшим владельцем акций «Сотбиса».

Ну, делать нечего, притихли, летим. Дорога нелегкая, почти сутки в самолетах да аэропортах.

В Сиане китайцы встретили как родных. Для начала успокоили, что маски вокруг все носят не из-за птичьего гриппа, а из-за экологии. Смог. Рассказали, что жить нам предстоит практически в точке начала Великого шелкового пути — в районе Западный рынок. Предупредили, что фейсбука и Gmail у нас теперь действительно нет и до конца поездки не будет. Что через два дня мы обязательно увидим армию терракотовых воинов, но уже наутро нам предстоит сдержать натиск армии китайских аукционеров, которые съехались на 1-ю конференцию CAA.

Утро. Смог. Группы физкультурников занимаются ушу на любых свободных площадках. Роскошный конференц-зал музея династии Тань. Солнце, праздничное убранство, трибуна. Огляделись: где тут хозяева преуспевающих аукционных домов? Где аукционеры-миллионеры? Бизнесмены собрались действительно серьезного уровня: вице-президент лидирующего китайского аукциона China Guardian, генеральный директор Beijing Huachen Auctions, люди из Poly Auctions, председатель совета директоров Yellow River Culture Industry, представитель Shanghai Duoyunxuan Auctions, директора многих китайских и тайваньских аукционов. У нас подобных людей часто можно определить даже по внешнему виду — напыщенные, неприступные, окруженные свитой помощников. А тут нет. Все одеты похоже, строго и скромно. Контактные, улыбчивые, никакого снобизма. Спокойный тон, негромкие разговоры (а китайцы в быту обычно очень громкие). Необычно. Совсем не как в кино.

Вскоре началось. Около 200 участников конференции заняли свои места. Прозвучало приветственное слово, и на трибуну начали выходить уважаемые люди.

А кто, вы думаете, уважаемые люди для китайских руководителей аукционного бизнеса? Лидеры отрасли? Инновационные предприниматели? Местные грефы и чичваркины? Возможно, да, но на трибуну их не приглашали. Потому что еще более уважаемые люди в Китае — чиновники федерального и муниципального уровня. И они приехали. Не один, а несколько. В частности, был бывший член Госсовета Китая Хоу Юинь Чунь — это вообще фигура высочайшего ранга, за которым ловили каждое слово. По правде, нам сложно судить, о чем на самом деле думают бизнесмены, когда чиновники рассказывают им, как нужно ответственно вести бизнес. Не те пока отношения. Но слушали чиновников благоговейно, «ни смешочков, ни вою». Притом что каждый выступал минут по сорок, а то и больше часа. И все это время тихо, как в театре, ни разговоров, ни хождений по залу, совсем не как у нас. Мы-то запросто могли переброситься словечком (под прикрытием переводчицы), а соседи — нет. О чем же говорили с трибун?

Что «израильская военщина известна всему свету»? Лишь отчасти. Говорили о растущей пропасти между богатыми и бедными, о рисках третьего экономического кризиса. Но на острие политического дискурса в Китае, конечно, находится казус Трампа. Избранный президент США известен тем, что хочет все вернуть назад. А в первую очередь вернуть рабочие места из Китая в Америку. Это угрозу китайцы воспринимают очень серьезно. В списке других угроз — экономическая нестабильность в странах BRICS и сопредельных государствах. «О, наконец-то нашу роль отметили, про наш кризис будут говорить», — подумали мы. Оказалось, опять речь зашла не о нас. А об Индии, где трясет рупию, и о других странах Азиатско-тихоокеанского региона. Вообще, в рейтинге основных торговых партнеров Китая наша страна занимает 16-е место. С Голландией и Бразилией у Китая торговый оборот в долларах больше, чем с Россией. А, например, с мятежным Тайванем — значительно больше. Так что зря мы беспокоились.

Кстати, о Тайване. По сообщениям в СМИ у нас создалось впечатление, что с островной республикой у материкового Китая жесткая конфронтация. Вот же совсем недавно был очередной дипломатический скандал, когда Трамп поговорил по телефону с президентом Тайваня, чем вызвал неудовольствие Китая. Все же помнят? Каково же было наше удивление, когда по левую руку от нас мы увидели председателя тайваньского аукционного дома Yu Jen International в качестве уважаемого гостя конференции. А в списке спикеров панельной дискуссии обнаружили генерального секретаря Тайваньской ассоциации художественных галерей и замгенсека Тайваньской ассоциации коллекционеров. Спрашиваем, как же так? Со стороны ведь звучит как «делегация бизнесменов Крыма на конференции в Киеве» — диковинно. Оказывается, политика и бизнес разделены. Политическая риторика — да, но напряженная. А в бизнесе у островного Тайваня с материковым Китаем сотрудничество активно развивается и точно не порицается. И товарооборот у них в три раза больше, чем с нами. Безо всякой нефти-роснефти. Так что, как говорил Жванецкий, поздравим себя.

Ну, бог с ней, с политикой. Что говорили с трибун об аукционном бизнесе? А говорили, что аукционная индустрия Китая развивалась слишком быстро, все молодцы, но теперь нужно больше внимания уделять качеству бизнес-процессов. Как мы поняли из перевода, ораторы призывали аукционные дома наращивать собственный капитал, реагировать на изменение законодательной базы. Но самое главное, о чем говорили все чиновники, — это призывы развивать онлайн-направление в аукционной торговле. То есть отходить от традиционной модели и сильнее наваливаться на Интернет. Важный сигнал. Наряду с развитием экспорта. Лейтмотив всех выступлений: бизнесу нужно торговать во всех экспортных направлениях — и с западом, и с востоком, и с югом. А государство готово оказать бизнесу для этого все необходимое содействие.

И это желание китайского государства помогать своему бизнесу с экспортом, возможно, и есть основная угроза для нас в контексте конкуренции с Китаем. Мы вполне верим, что их чиновники не будут мешать своим аукционам торговать с Россией. Равно как верим, что наши чиновники, наоборот, создают и будут создавать проблемы. Что уже и произошло. Бизнес, связанный с продажей картин за рубеж, тупо встал несколько месяцев назад. Для того чтобы оформить вывоз картины, проданной в Китай (или вообще за границу), покупателю нужно лично или по нотариально заверенной доверенности подать заявку на вывоз, заплатить за экспертизу, заплатить пошлину от цены, назначенной чиновником (потенциально сильно завышенной). Раньше всю головную боль по оформлению вывоза брали на себя специализированные фирмы. Было удобно и эффективно. Сейчас тоже помогают. Но стало неудобно, а для многих зарубежных покупателей просто неприемлемо. Покупателю теперь нужно самому потратить кучу времени и денег, включаться в вопрос лично. Формально эти нововведения можно как-то объяснить, но по факту это означает остановку продаж. Что мы и наблюдаем. Зачем покупать онлайн из-за рубежа, если забирать придется ехать самому в далекую Россию и там еще по кабинетам бумаги собирать? Зарубежные покупатели издеваться над собой не позволят. Весь кайф онлайн-покупок для них теряется — следовательно, экспорт останавливается, а русские продавцы терпят убытки. Только кого это волнует? Кого волнует, что под благовидными предлогами творится форменное вредительство? За остановку целого экспортного направления никто никогда не ответит — это понятно. Как понятно и то, что с иными чиновниками никакие шпионы и диверсанты уже не нужны.

Вернемся. После трибунных выступлений разошлись по профильным панельным дискуссиям. «А как у вас налоги? Высокие?» — спрашивают китайцы. «Да не в налогах проблема, — говорим. — Проблема с экономической активностью, с ограничениями на ввоз и вывоз». — «А в целом, — спрашивают, — как бизнес в России?» — «Отлично, — говорим. — Уже второй кризис переживаем за 8 лет». Почему? Вон рядом выступает зам атташе по культуре посольства Франции. Спросите у них, зачем санкции ввели. Но мы постепенно приспособились. Рубль упал в два раза, цены на картины в долларах снизились тоже раза в два. То есть время покупать наступило оптимальное, если верить в скорое улучшение общей экономической ситуации. Но верят не сильно, поэтому очереди за картинами не стоят. В конце китайцы подходят, спрашивают (цитирую): «Как покупать картины в России?» Что им ответить? Правду, что купить можно без проблем, а вывезти по-человечески никак? Что экспорт заблокировали диверсанты? Вот вам и ответ на все вопросы.

Незаметно (тут врем, конечно, сил уже не было) наступил вечер. Ужин без алкоголя. Дальше концерт без алкоголя. И потом так и не отдохнувшей публике предложили участвовать благотворительном аукционе. Тут мы изначально настроились скептически. Плавали — знаем. Благотворительный аукцион нужно проводить после тщательной подготовки. Заблаговременно нужно расписывать, кто какой лот купит, и так далее. Без этого благотворительный аукцион рискует превратиться в позор. И в китайском варианте все тоже шло к тому. Представьте, сидят 200 уставших человек, все трезвые, никому ничего не нужно, стартовые цены на наши деньги 70 000–150 000 рублей. Это вместо 10 000 рублей, а лучше 1 000 рублей. Ну, кто тут что купит? Заранее обреченное мероприятие.

Об этом мы зачем-то и сказали своим китайским партнерам (тянул кто-то за язык, даром что трезвые). «Ничего таким макаром у вас не уйдет. Старты должны быть минимальные — 100 юаней, а не 7 000. А первых покупателей нужно назначить заранее. В России мы сделали бы именно так». И мрачное предсказание стало довольно быстро сбываться. На продажу вынесли рисунок. Старт 70 000 рублей. В зале тишина, интереса — ноль. Паузы. Следом начинаются уговоры (против чего мы предостерегаем начинающих аукционистов). Наконец ставку делает спикер конференции и худо-бедно спасает положение. Один раз помогло, но понятно, что так дальше дело не пойдет. И тут китайцы ввели в бой резервы. В тыл зала, в помощь основному ведущему, зашли еще два аукциониста и начали перекрестный обстрел. Аукцион повели сразу три человека, и это сработало. Исчезли неловкие паузы, начались шутки. «Камчатка» с дальних столов, которая ранее имела все шансы скрыться от внимания, попала под микрофоны ведущих. Одновременно китайцы сориентировались по ценам. Вместо 7 000 юаней (70 000 рублей примерно) старты опустили до 1 000 юаней (10 000 рублей), появился торг, и доходило до 40 000 рублей. А то и больше. Потихоньку зал расшевелился, торг пошел веселее, почти все лоты продали. Молодцы. Совершив ошибку, китайцы на глазах перестроились и выправили ситуацию. Ну а схему трех ведущих так и вовсе смело можно мотать на ус. Для больших аудиторий она показала высокую эффективность. И у нас такого я не видел.

Пора подводить итоги.

Насколько справедливы наши опасения экспансии китайского бизнеса на наш рынок? Много ли о нас думают? Вопрос сложный, понять это за три дня невозможно. Но впечатлениями поделиться можем. Их несколько:

1. У нас не осталось впечатления, что вопрос сотрудничества с Россией стоит на первом месте. Скорее, на 16-м, в соответствии с объемом товарооборота. На обратном пути в самолете внимательно просматривали газету: что пишут про русских. Вот темы китайской газеты: проблема Трампа, местная бедность, местные старики, государственная стратегия решения экологических проблем к 2020 году, эпидемия птичьего гриппа у уток в Голландии, ситуация в Алеппо (блок 5 × 10 см без упоминания России вообще), полполосы про Росберга, проблема сексуального рабства в США, «энергетическая бедность» в Испании, палестинский рэп в Израиле. Итого на 24 полосах — ничего ни про Путина, ни про Россию. Может, день такой выпал, но уж как есть, специально не подбирали.

2. Мы с Китаем живем в одинаковых экономических и технологических эпохах (нет такой пропасти, как с Японией). У нас сейчас вообще все очень похоже. Цены в китайских магазинах — московские, недвижимость в не самых крупных городах — в районе $1000 за квадрат, машины в районе миллиона рублей, зарплаты 30 000–60 000 рублей в месяц. Где-то лучше (деловая активность), где-то хуже (сервис, экология, дорожное движение). То есть явного превосходства не чувствуется.

3. Китайцы — очень целеустремленные, способные к быстрой мобилизации. Но в остальном это обычные люди, с нормальным уровнем компетенций, не превосходящие нас ни по образованию, ни по каким-то феноменальным личным качествам. С менталитетом тоже можно научиться справляться.

4. Одной из самых серьезных проблем является языковой барьер. Английский нам не поможет. Однако китайцы во всем мире работают — значит, и мы сможем нормально сотрудничать и конкурировать.

По аукционному бизнесу первые впечатления в целом схожие.

5. Нет ощущения, что китайцы смогут быстро и успешно конкурировать на нашем рынке за счет более совершенных бизнес-процессов (то есть технологиями). Тут мы можем чувствовать себя уверенно. Пока. А за счет фирменного китайского приема — закачки денег в бизнес — конкурировать с нами не получится: нехватки денег на нашем аукционном рынке нет. Узкие места российского рынка — это дефицит качественного предложения, ограничения для вывоза и ввоза и некоторые другие. Но не деньги. Если в любой русский аукцион вкачать 10 миллионов долларов, то его эффективность чрезмерно не возрастет.

6. В аукционах традиционного ведения китайцы отнюдь не простачки. Любому из русских аукционов точно фору дадут по умению расшевелить зал — даже по благотворительному аукциону это было понятно. Впрочем, у нас в России аукционы в зале, очные, уже идут к закату. А наступающий онлайн уравнивает шансы.

7. Несмотря на явные успехи в развитии этого бизнеса, у китайцев тоже не без трудностей. Они сетуют на высокие налоги (мы слышали о 47 %), недобросовестных покупателей-неплательщиков, отмечают «охлаждение» в аукционном секторе.

8. Достоверность китайской статистики, несмотря на впечатляющие цифры (4,4 млрд аукционных продаж в 2015 году), не стоит переоценивать. В частности, меня поразил один вопрос в кулуарах: «А как ARTinvestment.RU обеспечивает доверие к своей аналитике? Почему вам верят?» И добавляют: в Китае собственным замерам доверяют как-то не очень. Нам так показалось. К слову, мы тоже не можем уместить в голове, как произведение ныне живущего главы Китайской национальной академии искусств может стоить $39 млн? Как шедевр Модильяни. Другими словами, гигантское статистическое превосходство не должно нас тяготить.

9. Чего у китайцев не отнять, так это позитивного эмоционального настроя. Работают с улыбкой, уверенно, громко — у нас так не принято. Может быть, это и есть их секретное оружие? По меньшей мере одно из.

Осталось найти ответ на главный вопрос: чем же все-таки берут китайцы? Почему им удается тихая экспансия, почему у них бизнес растет? За счет чего? Над этим мы и ломали голову всю дорогу домой. Ответа у нас нет. Но есть гипотеза. Нам показалось, что авторитет власти и уровень доверия к ней бизнеса в Китае довольно высок. А чего б ему не быть? Государство не мешает бизнесу, на деле создает условия для его экспортной ориентации. А дальше все постепенно происходит само собой: бизнес постепенно подстраивается, уровень жизни растет. И вот получается так, что не нужно быть семи пядей во лбу и обладать каким-то особенным превосходством, чтобы нормально экономически развиваться. Главное, чтобы система была отстроена без самодурства. Чтобы палки в колеса не вставляли. В этом, возможно, и состоит сегодня главный китайский секрет.

От имени ARTinvestment.RU и от себя лично благодарим Китайскую ассоциацию аукционеров (САА) за приглашение и блестящую организацию поездки на конференцию.

Это то, что было по делу. А неофициальные «непутевые заметки» о Китае, местные интернеты, еду и вообще за жизнь лучше прочитать в фейсбуках Константина Бабулина и Владимира Богданова


* Китайская ассоциация аукционеров (The China Association of Auctioneers) создана в 1995 году. Сегодня это единственная национальная ассоциация в аукционной индустрии страны. Ассоциация участвует в регулировании и надзоре за деятельностью аукционных домов в соответствии с аукционным законодательством КНР (Auction Law of PRC). В списке задач САА — развитие международных связей китайских аукционных домов, усиление экспортного потенциала китайской аукционной индустрии.

Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/analytics/20161207_china.html
https://artinvestment.ru/en/invest/analytics/20161207_china.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна


  • 14.12.2017 Гессенские принцессы в Российской истории 19 декабря 2017 года во Франкфурте-на-Майне, в Музее Иконы, откроется выставка «Гессенские принцессы в Российской истории» — совместный масштабный российско-германский выставочный проект.
  • 14.12.2017 Нонконформисты в Липецке В липецкой галерее современного искусства «Буксир» открылась выставка живописи и графики художников-шестидесятников — Рабина, Яковлева, Мастерковой, Ворошилова и других
  • 14.12.2017 «Композиции и натюрморты» Бориса Мессерера в Академии художеств С 19 декабря по 8 января в выставочных залах РАХ на Пречистенке пройдет выставка живописных и графических произведений Бориса Асафовича Мессерера — портретов, пейзажей, натюрмортов, абстрактных композиций и др. — всего около 100 работ
  • 13.12.2017 «И свет на сцену». Петр Вильямс и Александра Коновалова Сегодня вечером в Музее АРТ4 открывается выставка из коллекции искусствоведа и исследователя Любови Агафоновой и галереи «Веллум»
  • 08.12.2017 Шестидесятник Игорь Шелковский в Новой Третьяковке Выставка — юбилейная. Шелковскому в этом году — 80. И празднует он с размахом. Центральным элементом выставки в Третьяковке станет гигантская скульптура, внутри которой могут находиться и передвигаться зрители
Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:
На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ЗАО «Сейф» в отношении обработки персональных данных».
Наверх