Forbes, ты не прав
ARTinvestment.RU   03 ноября 2016

Рынок современного искусства растет на 20–30 % в год? Увы, но с чего бы это? Конечно, сегодня как никогда важен оптимистичный настрой. Но выводы в статье уважаемого издания уж слишком сильно расходятся с аукционной статистикой

О том, что на рынке русского современного искусства стало все очень хорошо, в редакции ARTinvestment.RU узнали из телефонных звонков от журналистов. Коллеги из общей прессы принялись звонить, чтобы получить комментарий к свежей статье Forbes «Дорогие наши: чьи картины чаще всего покупают на аукционах». Опубликованный в ней 28 октября 2016 года рейтинг самых востребованных за последнее пятилетие российских художников сопровождался интересными мнениями. Первое — о том, что покупать современное русское искусство по умеренным ценам раньше мешала, оказывается, конкуренция со стороны… иностранных покупателей. А второе — «внутренний рынок растет». И не просто растет, а «пока на 20–30 % в год». Вот эти тезисы нас и просили прокомментировать в первую очередь.

Действительно, эти слова, если они по дороге не лишились контекста, звучат странно. Мы с ними не согласны. Оба утверждения идут вразрез с тем, что мы сами наблюдаем. Наверное, сейчас правильный момент освежить данные по рынку на основе информации из нашей базы данных аукционных результатов и прокомментировать по пунктам.

Цитата Forbes: «Внутренний рынок пока растет на 20–30 % в год», — говорит Овчаренко.

Мнение AI: Вашими бы молитвами…. Объем продаж на внутреннем аукционном рынке живописи и графики в 2013 году составлял примерно $21 000 000. В 2014 году — уже $14 000 000 (минус 34 %). А в 2015 году — примерно $4 600 000 (минус 68 %). За счет падения курса рубля и снижения активности игроков арт-рынка за три года объем продаж, если считать в долларах, сократился почти на 80 %. Вот вам и «пока растет». Правда, наш прогноз на 2016 год уже относительно оптимистичен: объем продаж русского искусства на внутреннем рынке в 2016 году превысит $6 200 000, то есть в долларах прибавит 34 % к уровню 2015 года. Это даже для нас сюрприз. Может быть, это предвидел Владимир Овчаренко? А может быть, имел в виду рост аукционного рынка конкретно актуального искусства в России? Его сложнее вычленить. Но известно, что львиную долю этого рынка обеспечивает как раз его собственный аукцион. Он успешный. Первый по обороту в России по итогам прошлого года. Но там тоже без чудес: в 2015 году объем продаж в долларовом исчислении упал почти в 2 раза по сравнению с 2014 годом. Все как у всех. Да, в 2016 году прогнозируется рост. Но не 20–30 %.

Цитата Forbes: «Спрос на наших художников сейчас несистемный и очень выборочный», — констатирует основатель галереи «Триумф» Дмитрий Ханкин. При этом тренд последних двух лет — появление нового поколения российских коллекционеров, собирающих именно современное искусство.

Мнение AI: Если так, то это тренд не последних двух, а последних четырехсот лет — тренд всей истории коллекционирования. Со времен Медичи. Что бы ни происходило, в любые времена появляются новые люди, которые начинают коллекционировать. И часто выбирают для этого именно созвучное времени и максимально доступное им экономически современное искусство. На то есть множество причин. Новое поколение начинало коллекционировать работы современников даже в самые мрачные годы советской власти. Когда опасности на этой стезе были несравнимо выше, информации меньше, а возможности ниже. Сегодня ситуация иная. Хорошее современное искусство сегодня можно коллекционировать с ежегодным бюджетом примерно 300 000 рублей (около 30 000 в месяц). К антиквариату с такими деньгами не подступиться, плюс еще дефицит. Так что тренд понятен. Другое дело, что в более благоприятных экономических условиях тренд мог бы быть куда более выраженным. Проблема коллекционирования современного искусства — неразвитость вторичного рынка. Купить можно, а продать в разумные сроки очень непросто. Впрочем, это уже тема для отдельного разговора.

Цитата: Снижение конкуренции на аукционах со стороны иностранных покупателей дает шанс приобрести лучшие работы по умеренной цене.

Мнение AI: Тоже странно. Может создаться впечатление, что иностранцы просто в драку бросались за наших художников на аукционах, не давали русским коллекционерам головы поднять и загоняли цены в космос. Допускаем, что бывали такие эпизоды, но в целом влияние иностранных покупателей выглядит преувеличенным. Русских традиционно покупали русские. Иностранцы могли вступать в торг за имена международного контекста (например, за концептуалистов Кабакова и Булатова или за AES+F). И на наш взгляд, у них нет особых причин покупать других русских художников в таком объеме и по таким ценам, чтобы можно было говорить об их влиянии на рынок русского искусства.

Цитата: По словам коллекционера и основателя аукциона Vladey Владимира Овчаренко, спрос на современных художников сейчас стабильный. «Если же изменится политическая атмосфера и страна станет более открытой, то цены сразу взлетят».

Мнение AI: Это можно понимать, как призыв покупать сейчас, не тянуть. Действительно, на фоне роста экономической активности искусство обычно растет в цене. Вот только знать бы еще, когда именно «изменится политическая атмосфера». И как. Многие почему-то решили, что она может измениться именно в лучшую сторону и что хуже уже не будет. А это еще вопрос. Как все мы видим, потенциал конфронтации и закручивания гаек еще далеко не исчерпан.

Вопрос Forbes: Чьи картины чаще всего покупают на аукционах?

Это, собственно, вопрос, вынесенный в заголовок статьи Forbes. Из контекста публикации следует, что речь идет в ней только о рынке шестидесятников (послевоенного неофициального искусства) и актуальщиков (ультрасовременное искусство, конца XX — начала XXI века) за последние пять лет. Как можно определить по косвенным признакам, считали, вероятно, не только живопись (не только картины), но все подряд, включая и графику. Ответ на вопрос содержится в самом рейтинге Forbes,, где перечислены следующие имена: Илья Кабаков, Эрик Булатов, Виталий Комар и Александр Меламид, Павел Пепперштейн, Георгий Гурьянов, Тимур Новиков, Владимир Дубоссарский и Александр Виноградов, Семён Файбисович, Валерий Кошляков, Виктор Пивоваров.

В нашем собственном рейтинге тоже фигурируют эти фамилии. Но есть отличия. Согласно нашей классификации по обороту в долларах за 2012–2016 годы первую десятку образуют следующие художники: Илья Кабаков ($5,8 млн), Владимир Вейсберг ($3,3 млн), Эрик Булатов ($2,7 млн), Комар и Меламид ($2,2 млн), Олег Целков ($1,8 млн), Георгий Гурьянов ($1,6 млн), Дмитрий Краснопевцев ($1,4 млн), Оскар Рабин ($1,35 млн), Семён Файбисович ($1,2 млн) и Леонид Пурыгин ($1,4 млн). К топ-10 по обороту за 5 лет примыкают Михаил Шемякин, Наталия Нестерова и Борис Свешников. Если смотреть не в деньгах, а в лотах, то чаще всего среди топ-10 выставлялись Рабин (продано 111 из 157), Кабаков (продано 64 из 110) и Краснопевцев (58 из 105). Правда, нужно учитывать, что в структуре продаж Кабакова и Рабина много графики, в том числе и тиражной.

Как видим, в десятку (кроме Гурьянова) попадают только шестидесятники. Чтобы не было «каши», для актуальных художников лучше бы построить отдельный рейтинг. Тогда в десятку наверняка попадут Кошляков, Виноградов с Дубоссарским и другие первые имена ультрасовременного искусства.

Почему выбран отрезок в 5 лет? Показательным ли в целом для нашего рынка в нынешнем виде является период 2012–2016?

Для здорового рынка, не испытывающего драматических потрясений, пять лет — нормальный отрезок, по которому можно отслеживать тенденции. Но для рынка русского искусства сегодня отрезок в предшествующие пять лет больше не показателен. Пять лет назад был 2012 год, когда рынок восстанавливался, покупательская активность росла и участники рынка видели просвет в облаках. Но сегодня сравнивать правильнее не с 2012 годом, а с 2014-м, когда Крым вошел в состав России, включились санкции, произошло обвальное падение курса рубля и драматическое снижение экономической активности. Мы вообще считаем, что нужно забыть о том, что происходило до 2014 года, и признать, что мы живем в новой реальности. Стоит принять как данность, что сложился новый уровень цен, возросли требования покупателей, и рассчитывать, что эта ситуация продлится не месяцы, а долгие годы — пять, а то и десять лет. К слову, с 2014 года рейтинг по обороту тоже поменялся: в нем лидирует Вейсберг, а Кабаков на втором месте.

Итак, подведем итоги.

Первое: слухи о бурном росте рынка современного искусства (шестидесятники + актуальщики) сильно преувеличены. Конечно, кто-то может возразить, что это у аукционов не сильно растет, а вот на галерейном рынке жизнь, может быть, бьет ключом. Хорошо, но покажите нам хоть одну галерею, чтобы выдавала 30 % роста в год. А уж для рынка в целом это и вовсе был бы триумф экономических властей.

Второе: жизнь продолжается. На общем фоне лучше остальных чувствует себя, пожалуй, рынок шестидесятников: интерес покупателей к неофициальному искусству точно есть. Что подтверждают торги как на AI Аукционе, так и на VLADEY.

Третье: в рейтинг Forbes некоторые авторы, по нашему мнению, были включены вручную, чтобы разбавить шестидесятников актуальщиками. Хотя в целом в нем перечислен пул сильных авторов, цены на работы которых иногда способны перешагивать отметку в $200 000. При этом можно отметить, что все художники в форбсовском списке востребованных являются хитами аукционов Владимира Овчаренко, а некоторые даже являются художниками его галереи. Впрочем, это не в укор.

Четвертое: когда чувствуете, что в Интернете опять кто-то неправ, быстрый способ «сверить часы» — посмотреть наш ценовой индекс для русского искусства ARTIMX-RUS и индекс покупательской активности ARTIMXba-LOCAL (доля продаж на внутреннем аукционном рынке). Они не ответят вам на все вопросы, но среднюю температуру по госпиталю покажут вполне.

Пятое — самое главное: рассуждения о росте и падении рынка не абстрактная философская дискуссия, не ради спора. Они по идее должны служить ответу на более важный вопрос: а как нам действовать в текущей ситуации? Покупать или ждать? Можно спорить. Но мы уже знаем, как на этот вопрос ответили профессиональные участники рынка — дилеры. Они-то как раз сейчас покупают. В том числе и на аукционах (откуда мы это и знаем). Причем в последнее время дилеры активизировались. Очевидно, чутье им подсказывает, что пик падения пройден. А ожидаемый по итогам 2016 года рост внутреннего аукционного рынка на 35 % в долларах и рост покупательской активности на 8 % лишний раз это подтверждают. Словом, в этом вопросе AI с настроем Forbes солидарен: время для того, чтобы покупать, сейчас действительно неплохое.

Константин Бабулин, AI
Владимир Богданов, AI

Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/analytics/20161103_forbes.html
https://artinvestment.ru/en/invest/analytics/20161103_forbes.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна


  • 19.04.2019 В «Сокольниках» появится памятный знак Сергею Третьякову 24 апреля 2019 у Главного входа в парк «Сокольники» в честь празднования 140-й годовщины присоединения парка к территории Москвы состоится торжественная церемония открытия памятного знака Сергею Михайловичу Третьякову
  • 15.04.2019 Леонардо опять не настоящий? С сенсационным утверждением об ошибочной атрибуции «Спасителя мира» выступил исследователь Бен Льюис — автор монографии «Последний Леонардо. Тайная жизнь самой дорогой картины в мире»
  • 11.04.2019 Эрик Булатов сделал этикетку для брютов «Абрау-Дюрсо» Классик концептуализма, один из самых дорогих из ныне живущих художников создал дизайн для этикеток белого и красного брюта специальной серии Victor Dravigny русского винного дома «Абрау-Дюрсо»
  • 08.04.2019 В русские музеи собираются вернуть водку Министерство культуры предлагает внести изменения в Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта…», чтобы уравнять статус организаций культуры в части возможности продажи алкогольной продукции
  • 28.03.2019 Портрет Пикассо, украденный с яхты саудовского шейха, нашли 20 лет спустя «Портрет Доры Маар», ныне оцениваемый в $25 млн, нашли стараниями арт-детектива Артура Бранда, которого давно окрестили «Индианой Джонсом мира искусства»
  • 19.04.2019 «Боги, люди, герои»: выставка в Эрмитаже из Неаполя и Помпей Сегодня в Манеже Малого Эрмитажа открывается выставка «”Боги, Люди, Герои”. Из собрания Национального археологического музея Неаполя и Археологического парка Помпей», представляющая более 200 шедевров античного искусства
  • 18.04.2019 Музей Рерихов откроется на ВДНХ 27 апреля Филиал Музея Востока будет открыт в отреставрированном павильоне № 13. В постоянной экспозиции можно будет увидеть более 400 произведений Николая и Святослава Рерихов
  • 16.04.2019 Эдвард Мунк в Третьяковской галерее Завтра в Инженерном корпусе Третьяковской галереи откроется для посетителей выставка знаменитого норвежского экспрессиониста Эдварда Мунка. В экспозиции около 70 живописных и 30 графических работ
  • 29.03.2019 Рим и античность в живописи Татьяны Ян Известный московский художник Татьяна Ян представит свой новый персональный проект Opus incertum в Антикварном центре на Садовом
  • 29.03.2019 «Клад Нарышкиных» вошел в фонды музея «Царское Село» Клад примерно из двух тысяч предметов планируют сделать доступным для широкой публики до конца этого года. Экспонировать его будут полностью — в том крыле дворца, где жил Николай I
Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 32

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх