Айвазовский И.К.
Шишкин И.И.
Маковский А.В.
Маковский В.Е.
Кончаловский П.П.
Фальк Р.Р.
ARTinvestment.RU покупает работы
ведущих художников XIX-XX вв.
Нестеров М.В.
Плавинский Д.П.
Бенуа А.Н.
Немухин В.Н.
Серов В.А.
Зверев А.Т.
Саврасов А.К.


Открыт XX аукцион «XXI век. Современное российское искусство»
ARTinvestment.RU   17 июня 2020

В каталоге: Фарид Богдалов, Владимир Брайнин, Ирина Корсакова, Игорь Неживой, Ольга Пушкарева, Александр Русов, Мария Семенская, Андрей Сяглов, Катя-Анна Тагути, Юрий Хоровский

Комиссионный сбор с покупателей составляет 18 %.

Каталог AI Аукциона № 334 и XX аукциона «XXI век. Современное российское искусство».

Лоты XIX кураторского аукциона «XXI век. Современное российское искусство» представлены в экспозиции онлайн-выставки AI.

В составе аукциона 10 лотов — семь живописных работ, две работы в смешанной технике и одна скульптура.

Фарид Богдалов. Универсальный хот-дог. 2018

«Внешне с формальной точки зрения мои работы чаще всего являются неразрешимыми парадоксами. Таким образом, парадокс если и не выражает саму истину, то, во всяком случае, прозрачно намекает на ее существование и в определенном смысле указывает на истину» (Фарид Богдалов).

«Особенный интерес у Фарида Богдалова вызывает анализ самых широких визуальных контекстов современной цивилизации и общества, которое описывается как “общество спектакля” по преимуществу… Во всей его новой серии “Сладкая сила” исходная сила образов, заимствованных из массовой визуальной культуры (рекламы, Интернета и т. п.) соревнуется с силой рефлексивного искусства, главное оружие которого — анализ, ирония и парадокс. Во внешне простодушных, исполненных, казалось бы, легкого юмора и мягкого абсурда композициях на самом деле всё не так просто и однозначно…

Захлебнется ли искусство в приторной тотальности или оно способно противопоставить кремовым образам некую незримую спасительную кислоту?» (Георгий Литичевский, bogdalov.com).

Владимир Брайнин. Лялин переулок. 2015–2018

«Постоянная тема картин-миражей Брайнина — старая Москва, в которой нет примет архитектурных преобразований советского времени. В этом городе нет и топографической точности, ощущение которой тем не менее удается создать художнику. Улицы и бульвары наполнены фантастическими существами, полуреальной призрачной архитектурой, фонтанами и решетками, неожиданными отражениями зданий» (svoykrug.com).

«Изначально Брайнин был записан в традиционные живописцы. Также скоро он был определен как образцовая фигура эстетствующего художника. При этом внутри пейзажного жанра скоро выяснилось его очевидное тяготение к классическим ценностям — от Гварди и Каналетто до Утрилло. Так соткался образ Брайнина — ретроспективиста и традиционалиста, художника архаического, музейного склада. Но со временем оказалось, что именно Брайнин занимается не лирической топографией города, но выражает его историю, разрушение, трагедии живущих и ушедших людей» (Г. Никич, persona.rin.ru).

«Картины Брайнина обладают странным свойством: пространство изображения несет в себе физически ощутимое содержание другого пространства. Бульвар может уводить зрителя на километровую глубину от поверхности холста, стена с барельефом и дверью не пускает зрителя больше, чем на шаг за красочный слой... И одновременно: бульвар опрокинут и является планом себя самого (и еще почему-то планом и срезом археологических раскопок, ощущаемых и слышимых сквозь темные тени деревьев и отражение фонарей в лужах); а в стену можно войти, растворившись в ней (дверь не понадобится), и движение вперед будет долгим — на многие десятилетия назад» (Г. Никич, persona.rin.ru).

Ирина Корсакова. Куклы. Головка 11. 2019

«Я всегда считала достойным, когда искусство несет надежду и красоту людям. И так сложно живется, зачем делать еще больнее? Но видно, моя боль за человечество искала выход, и я дала ей волю в новой теме “Куклы”.

“Куклы” — о наших душах, прекрасных и чистых, мудрых, больных и одиноких. Часто под нарядами, локонами, улыбками скрываются травмы, уродства душевные. Когда изображаешь человека, это всегда конкретный персонаж, а в портретах кукол я вижу отвлеченные образы. О людях вообще.

Павел Лунгин назвал их “современными иконами”.

Вижу в этой теме безграничные возможности, думаю, мне ее хватит на всю жизнь (Ирина Корсакова).

Игорь Неживой. Затмение. 1998

Игорь Неживой — представитель московского наива, как и питерские митьки, одного из самых добрых и миролюбивых явлений в искусстве (cultobzor.ru). Удивительно, но доброта нынче в почете только у наивных художников (кстати, не поэтому ли в последние годы их творчество все более востребовано?). И юмор — самые простые веселые мотивы — пишут опять же наивные художники, ибо даже в детских книжках подлинный, чистый веселый смех встречается все реже. Юмор давно уступил место в лучшем случае иронии, а в основном — сарказму или черному юмору. И нужно быть очень смелым и самостоятельным человеком и художником, чтобы, не обращая внимания на сарказм окружающих, писать веселые, добрые и чистые картины.

«1990-е годы — расцвет в творчестве художника. Его работы тех лет относятся к жанру наивной живописи, именно так и написано “Затмение”. Здесь присутствуют и характерные для Неживого забавные персонажи, и яркие сочные краски, и замысловатый сюжет: разморенная летним полуденным солнцем красавица прилегла отдохнуть на травку и, уснув, благополучно пропустила событие года, которое собрались посмотреть все в округе, — солнечное затмение.

Однако предварительно она успела отовариться апельсинами, торговца коими мы видим на заднем плане. Автор и здесь не обошелся без своих характерных парадоксов: очевидно, что дело происходит в России (березки на заднем плане явственно говорят об этом), но почему-то рядом растет апельсиновое дерево. Вот такую загадку и предстоит разгадать зрителю, наверняка очарованному этой спящей красавицей (Анастасия Викулина).

Ольга Пушкарёва. Натюрморт с гранатом. 2017

«Изобразительное искусство — подобно поэзии и музыке — раскрывает зрителю глубину эмоционального восприятия мира, отраженного художником в его произведениях. Ведь “живопись — это поэзия, которую видят, а поэзия — это живопись, которую слышат…”

Мне интересна формула искусства, созвучная нашей эпохе. Интересно путем символического самовыражения в живописи и графике решать вечную проблему искусства — синтеза “высокого в малом” и “вечного в преходящем”...

Я принадлежу к художникам радостного восприятия мира.

Красота, эстетика, гуманность искусства должны радовать и сближать людей, наполняя их силой и радостью жизни, ведь язык изобразительного искусства уникален по своей абсолютной коммуникабельности, это своеобразное эсперанто, понятное всем» (Ольга Пушкарёва).

Александр Русов. Площадь Шатле и Сен-Жак. Париж. 2019

«Архитектор, который строит мир... Потом фотограф, который снимает мир со стороны... И наконец, живописец, который поступает с этим миром так, как ему заблагорассудится: переворачивает, перекраивает — двигаясь туда, куда “само несет”.

В отличие от архитектора и фотографа — у художника получается только то, что ему “хочется”. Не участие в проекте, не добросовестное отражение увиденного — Саша Русов дорос до свободы делать то, что хочется, т. е. быть самим собой. Он продолжает путь московских художников 30-х годов, прошедших школу авангарда, но вернувшихся от его жесткой схемы назад, к миру. Русов умеет сочетать увиденное с обдуманным, найденное с сочиненным, в результате чего на его картинах рождается жизнь, приглашающая зрителя сочувствовать и сопереживать. Он дорос до свободы что-то любить.

Любовь же не выбирает умом, она просто прикасается к тебе — мир прикасается к тебе. Почему “захотелось” именно в этом месте, в этот момент, именно при таком освещении? Непонятно. Но из совпадения двоих (мир + художник) рождается вдруг живопись. Как? Тоже неизвестно. У нормального художника есть только одна задача: “пойди туда — не знаю куда”. Так только сегодня и можно работать, если, конечно, ты не концептуалист. “Принеси то — не знаю что”. И будет счастье» (Константин Сутягин. facebook.com).

Мария Семенская. Всё, что возможно представить. 2015

«Противостояние разрушению и победа человеческого духа, преодоление себя и обнаружение взаимодействий с историей, культурой, миром — все мои работы о человеке, даже если он зримо не присутствует на картине.

Работа “Все, что возможно представить” — это моя попытка ответить на вопрос: Кто есть Я? Это первая работа цикла “Антропология” — метафора обнаружения себя в срезе реальности, где имена героев стерты, не определено место и время происходящего, лишь обозначена категория ритуального действия.

Эта работа, по сути, представляет собой совокупность Знаков феномена Появления, прочтение которых предоставляется расшифровать самому зрителю. Зрителю, которому необходимо осознавать, что он сам творец смысла, который рождается из взаимодействия с картиной, и внимательно отнестись к собственным чувствам и мыслям: это и есть единственно возможная реальность продолжения жизни картины — форма мысли, рождающаяся посредством каждого отдельно взятого зрителя» (Мария Семенская).

Андрей Сяглов. Без названия. 2012

«Московский живописец Андрей Сяглов — мастер абстракции. Его живописные полотна активизируют визуальное и тактильное восприятие. Сяглов тонко чувствует цвет и умело обращается с ним, прибегая и к лиричным градиентам, и к контрастным сочетаниями, и к монохромным комбинациям. Каждый холст он условно делит на несколько частей, подобно планам пейзажа, обозначая каждый из них особенной цветовой палитрой. Его излюбленные оттенки — теплые: охра, бордо, палевый, приглушенный кадмий и терракотовый. Эти цветовые плоскости художник сочетает между собой крайне деликатно и мягко, избегая четких границ и геометрических контуров.

Абстракции Андрея Сяглова можно было бы назвать пейзажами, но не в привычной трактовке этого жанра, а в метафизической. Сложная ребристая и растрескавшаяся фактура масляных красок вместе с органическими цветовыми переливами отсылает к образам базовых природных первоэлементов. Пастозный красный — символ огня, коричнево-золотой — отсылает к земле, темно-синий — к воде и воздуху. Однако эта символика очень условна — зрителю стоит полагаться прежде всего на собственные ассоциации, которые вызывает активная, многослойная и фактурная живописная поверхность» (abramovagallery.art).

«Андрей Сяглов предъявляет цвет, фактуру и поверхность картины как эстетически автономные сущности. Художник мобилизует воображение, чтобы наделять эту первичную материю живописи сакральным значением. Через его картины зритель прикасается к фундаментальному основанию мира, скрытому от человеческих глаз. Убрав все лишнее, художник показывает нам красоту в чистом виде (Юлия Шутова, cultinfo.ru).

Катя-Анна Тагути. Портреты 2. 2016

«Мне захотелось показать человечество как единый поток жизни, энергии, ощущений, эмоций. Поэтому люди в моих картинах смешиваются, перетекают один в другого, становятся частью друг друга» (Катя-Анна Тагути).

«… это всё один персонаж: автор, принимающий на себя обличие каждого из своих героев. Он, а не кто-либо другой, являет нам лицо человека на Портрете, и это лицо не маска, а фон, и декорация — не ширма. Every portrait that is painted with feeling is a portrait of the artist, not of sitter (Оскар Уайлд)» (ИльдарГалеев, annataguti.ru).

«Время стремительно превращает настоящее в прошлое: то, что было только что, становится минутой, часом, днем, годом назад. …

В портретах я хочу передать сосредоточенное состояние человека, который вспоминает свое прошлое, пытается осознать настоящее и предугадать свое будущее» (Катя-Анна Тагути, erarta.com).

Юрий Хоровский. Искусство полезного. № 10. 2019

«В серии шкатулок “Искусство полезного”, выполненных в смешанной технике: папье-маше, металл, акрил, прослеживается ироническая интерпретация классического наследия.

Эти шкатулки — своего рода “каминная скульптура”. Они изначально предназначены для интерьера, но могут существовать и как самостоятельное произведение искусства. Изюминка шкатулок состоит в том, что они несут в себе еще и утилитарную функцию и могут быть использованы именно как шкатулки: для хранения различных небольших предметов.

Шкатулка 10. Битва. Комедийное сражение, разыгранное выдуманными персонажами. Архаические улыбки и бутафорское оружие “воинов” превращают битву в шуточную забаву. Разглядывание этой скульптурной группы — прекрасное развлечение для интеллектуала: здесь можно найти посылы и в древнюю мифологию, и в компьютерные игры» (Юрий Хоровский).

Желаем удачи на XX аукционе «XXI век. Современное российское искусство»!


Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/xxicentury/20200617_auctionAI_XXI.html
https://artinvestment.ru/en/invest/xxicentury/20200617_auctionAI_XXI.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна

Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 37

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх