Художник Иван Мясоедов впервые на AI Аукционе. Цены, инвестиции
ARTinvestment.RU   02 сентября 2015

Не просто художник, а культурист, нудист, коллаборационист, цирковой борец, тореадор и фальшивомонетчик, способный ловко влиять на планы Ильи Репина, Валентина Пикуля и Федеральной резервной системы США

Вот как бывает: не родись у передвижника Григория Мясоедова сын Иван — и репинская картина «Иван Грозный и сын его Иван» выглядела бы совсем иначе, да и экономики стран антигитлеровской коалиции пострадали бы заметно меньше. Уже интересно? И это еще что!

Вообще биография этого художника читается как авантюрный роман, на одном дыхании.

Иван Григорьевич Мясоедов (1881–1953), он же Евгений Зотов, он же Маркиз де Кразац, в своей жизни чем только не занимался: был и культуристом, и активным популяризатором нудизма в России, и профессиональным борцом в цирке, и тореадором в Испании, и фронтовым корреспондентом в армии Деникина. Но не за то он остался в истории.

В первую очередь Иван Мясоедов был незаурядным графиком и живописцем. Он получил хорошее художественное образование: живописи учился у пейзажиста Александра Киселёва (да, того самого передвижника), потом в мастерской батальной живописи Франца Рубо и в те же годы учился мастерству гравюры у Василия Матэ. В отличие от своего отца-передвижника юноша прошел мимо социальной темы в искусстве и, наоборот, тяготел к античности. Его любимыми сюжетами стали античные легенды с изображение обнаженных мускулистых тел мифических героев.

Впрочем, деньги, известность и неприятности принесла ему не античная живопись, а современный эстамп.

Дело в том, что в 1920-е годы (а есть подозрения, что и раньше), после эвакуации с остатками белых в Константинополь и потом переезда в Германию, Иван Мясоедов начал гравировать клише для изготовления фальшивых банкнот. Трижды за это сидел. После второго срока по фальшивым паспортам (ну, а по каким же еще!) на фамилию Зотовых вместе с женой уехал из Германии в Бельгию, а потом перебрался в Лихтенштейн. «Евгений Зотов» стал зарабатывать на жизнь изготовлением портретов, в том числе княжеской семьи Лихтенштейна, рисовал эскизы почтовых марок. Но, по-видимому, мастерство гравера тоже не забывал. В 1940-м якобы изготовил клише для английских банкнот и передал его в Германию для обеспечения секретных операций. Занимался и долларами. Уже после войны во время обыска в его доме нашли станок и клише для печати 100-долларовых банкнот. Суд Лихтенштейна в 1948 году даже приговорил его к двум годам, но освободил досрочно. Интересно, что, несмотря на все это, в Лихтенштейне Мясоедова до сих пор помнят и гордятся. В 1981 году в княжестве создали фонд «профессора Евгения Зотова — Ивана Мясоедова», управляющий архивом и творческим наследием художника. А в 1996 году почта княжества выпустила три марки из серии «Художники Лихтенштейна», на которых воспроизведены три картины И. Г. Мясоедова, а также специальный конверт с портретом художника.

После тюрьмы, в 1953-м, Мясоедов смог выехать в Аргентину к своим знакомым из русской национальной армии вермахта Бориса Смысловского. И там всего через месяц умер.

Конечно, пересказать здесь все перипетии этой интересной судьбы не получится, лучше прочитать у Валентина Пикуля. Нашему авантюристу он посвятил рассказ «Мясоедов, сын Мясоедова». Расскажу лишь про упомянутую в начале статьи историю с «Иваном Грозным» Репина. Дело в том, что Мясоедов-старший сына своего много лет то ли не признавал, то ли очень специфично воспитывал. Короче, отношения были сложные. Мальчик воспитывался в других семьях (например, долго жил в семье Киселёвых). Передвижники знали эту историю, переживали за мальчика, но отца вразумить не могли. Так, что, по легенде, когда Репин задумался над образом Ивана Грозного с сыном, его естественной ассоциацией стало лицо Мясоедова-старшего. Тем более что передвижник похвалялся «зверским выражением лица» и славился своей способностью сразить безумным взглядом. На том и порешили.

Ну, а теперь о рынке. На аукционах работы Ивана Мясоедова бывают не так чтобы часто. Всего 13 эпизодов за всю историю наблюдений. Самая дорогая из его живописных работ, проданных на публичном рынке, — метровый холст «Аргонавты», итоговая цена которого составила $20,8 тыс. на Christie’s в 2007 году. В тот же день на Christie’s был продан и его рисунок «Диана-охотница» за $5,7 тыс. Вероятно, пока это предельные цены за вещи такого класса, потому что более поздние попытки продавать на аукционах его живопись за $30–50 тыс. были безуспешными.

Кроме античных сюжетов, на аукционном рынке продаются и пейзажи Мясоедова, но люди у него гораздо интереснее и ценнее. Характерный изобразительный прием Мясоедова — мускулистые тела не только у мужчин, но и у женщин. А моделью для многих античных воительниц была его вторая жена — атлетически сложенная, но при этом невысокая и довольно хрупкая на вид цирковая гимнастка Мальвина Верничи. Наполовину немка, наполовину итальянка, она, по всей видимости, и изображена на рисунке с предстоящего AI Аукциона — мускулистая женщина в цирковом костюме. Между прочим, очень красивая и характерная вещь, раскрывающая нашего героя как виртуозного рисовальщика. Если выбирать вещь Мясоедова для инвестиций, то как раз такого направления.

Рекомендуем прочитать:
Валентин Пикуль. «Мясоедов, сын Мясоедова»;
Биография И. Г. Мясоедова на ARTinvestment.RU;
Никита Елисеев. «Ванечка».

Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/ideas/20150903_myasoedov.html
https://artinvestment.ru/en/invest/ideas/20150903_myasoedov.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 34

Наверх