Аукцион Artinvestment объявляет прием работ на свои регулярные еженедельные торги.

МАКОВСКИЙ Александр Владимирович (1869–1924) Портрет неизвестной. 1915
Текущая ставка
16 000 RUB
Окончание торгов
13 Дек. 2019 12:00:00
ЗВЕРЕВ Анатолий Тимофеевич (1931–1986) Конец очереди. 1986
Текущая ставка
55 000 RUB
Окончание торгов
13 Дек. 2019 12:00:00
ЛАНЦЕВ Алексей Юрьевич (1970) Ночной порт. 2019
Текущая ставка
100 RUB
Окончание торгов
13 Дек. 2019 12:00:00

Художники недели: «Персонаж Komar & Melamid». 1972–2003
ARTinvestment.RU   29 марта 2019

Познакомившимся в морге студентам Строгановки было суждено стать изобретателями соц-арта, зачинщиками «бульдозерной выставки», торговцами американскими душами и самыми узнаваемыми представителями независимого советского искусства в мире

Первая ретроспектива знаменитых соавторов, Komar & Melamid, ограничена периодом с 1972 по 2003 год. То есть с момента официального изобретения соц-арта как слова и направления вплоть до фактического прекращения совместной работы. Через 18 лет после начала «перестройки» и через 12 лет после распада СССР Виталий Комар и Александр Меламид пошли каждый своим путем. Что именно между ними произошло, они не рассказывают. Так, уклончиво — дескать, каждый получил возможность прожить еще одну жизнь. Но что-то там случилось сложное. Даже для того, чтобы прежние соавторы вдвоем приехали на вернисаж, потребовались непростые согласования.

Если открыть справочник «Другое искусство», то можно увидеть, что первая совместная работа была сделана Комаром и Меламидом не в 1972-м, а гораздо раньше — в 1965 году. Это была композиция с русскими медалями (белый квадрат с фотографиями русских медалей, рисунками и схемами). Через два года у них состоялась первая выставка «Ретроспективизм» в кафе «Синяя птица», на редкой в то время площадке для показа экспериментального искусства и дискуссий, с репутацией чуть ли не очага вольнодумства. В 1968 году в рамках поощряемого, но контролируемого диалога «физиков» и «лириков» Комару и Меламиду разрешили провести совместную выставку в академгородке подмосковного Пущино. Но официальным началом постоянной совместной работы принято почему-то считать именно 1972-й — год изобретения термина «соц-арт». Тогда перебирали слова «ком-арт», «сов-арт» — требовалось что-то понятное, в унисон буржуазному поп-арту. И кто б тогда мог представить, что всего через шесть лет состоявшиеся «соц-артисты» будут дурачиться в Нью-Йорке с Энди Уорхолом и троллить обалдевших американцев скупкой душ для дальнейшей перепродажи в СССР.

Но до этого многое еще должно было произойти и удачно совпасть.

По справочнику «Другое искусство» первыми работами художников в статусе новоиспеченных «соц-артистов» стали изображения жен в плакатной манере. Выставку в ММСИ действительно открывают «Портрет жены Кати с обручем» 1972 года кисти Меламида и «Портрет жены Виталия Комара с ребенком». Возможно, это они и есть. Портреты несут печать оксюморона «интимное — официально». Впрочем, по моим ощущениям, портреты жен — это точно не те вещи, которые заставили говорить об этих художниках. Прорывом для Комара и Меламида стала, вероятно, квартирная выставка «Рай» 1973 года. Там интимность темы тоже была намеренно оформлена средствами нелепой советской монументальности. На той выставке ярче проявился их фирменный политический антиэстетизм, появилось как прием контридеологическое «плохое искусство». Ни Комару, ни Меламиду не было еще и тридцати. Но они уже выступали под наглым псевдонимом «Известные художники нач. 70 гг. ХХ века. Москва». В 1974 на квартире Меламида с символичным адресом по улице Дмитрия Ульянова художники устроили «Живописный спектакль» — показывали диафильмы со Сталиным, Сократом, Эйнштейном, обезьяной. Об итогах этого мероприятия справочник сообщает коротко: «Участники акции разогнаны милицией и КГБ». Чуть позже прозвучало исполнение переложенного на музыку «текста на паспорте». Но самое резонансное событие в истории неофициального искусства с их участием состоялось осенью, 15 сентября 1974 года. Свидетельства о том, кто же был главным заводилой и идеологом «первого осеннего просмотра картин на открытом воздухе» на перекрестке улиц Профсоюзная и Островитянова разнятся. Как различаются и версии, на кой черт брежневские власти превратили заранее объявленную и официально не запрещенную акцию московских художников в «бульдозерное» побоище. Владимир Немухин настаивал, что выставку в Беляево придумал Оскар Рабин, а Комара с Меламидом туда просто пригласили. Но другой участник «бульдозеров», художник Валентин Воробьев не менее уверенно писал во «Враге народа», что главными зачинщиками были молодые Комар и Меламид. Правы могут быть и тот и другой, поскольку у разных групп были разные авторитеты. К тому же все происходило в условиях сильной внутренней конкуренции, если не сказать конфронтации, среди разных групп неофициальных художников. Косвенным подтверждением их конфликта можно считать коллизию с отбором вещей на выставку в павильоне «Пчеловодство», которая прошла на ВДНХ через полгода, 19–22 февраля 1975. Там выставились Рабин, Немухин, Краснопевцев, Целков, Плавинский, Яковлев. Должен был быть и Кабаков, который в последний момент отказался и был срочно заменен Юликовым. Всего 20 художников. Но работу Комара и Меламида на нее не приняли. Коллекционер и историк нонконформизма Леонид Талочкин тактично указал, что работа «Цвет — великая сила» оказалась «несколько выше понимания выставкома, состоявшего из участников выставки». Казалось бы, еще вчера всех вместе избивали и отбирали картины (их оргалит «Двойной портрет» в образе Ленина и Сталина был отнят и брошен в кузов дружинниками в штатском). А через несколько месяцев на важнейшую разрешенную выставку обоих не пустили их же братья по оружию.

Зато «заокеанский обком» сказал «вери гуд», и в феврале 1976 года выставку «Цвет — великая сила» показали пусть не в Москве, на ВДНХ, но в каком-никаком Нью-Йорке, в галерее Рона Фельдмана. Учитывая, что сами авторы в это время находились в СССР, а выставка проходила в США, все это выглядело как сжигание мостов. Впрочем терять-то особо уже было и нечего. И так было ясно, что после серии арт-демаршей в СССР им жизни не дадут. А уж про выставки точно можно забыть надолго, если не навсегда. И Комар с Меламидом пошли вразнос. В 1976 году тексты их работы почти полностью перешли на английский язык. Уже не страшно было прокручивать официальный орган ЦК КПСС газету «Правда» в мясорубке, чтобы валять из получившегося идеологического фарша «прессные» биточки. Сидящим на чемоданах художникам уже сложно было помешать выпускать паспорта изобретенной страны Transstate, а заодно печатать «трешки» и «пятерки» своей трансграничной валюты. Они перекладывали строгий предостерегающий текст из паспорта СССР на музыку, устраивали ее исполнение не только в Москве, но и в других городах мира, дразнили гусей, придумывали новые хохмы, всячески валяли дурака, вели себя как свободные люди. В 1978-м художники наконец-то эмигрировали в Израиль и вскоре перебрались в США.

В Америке бузотеры из Строгановки не растеряли прежнего куража и быстро принялись за дело. Уже 19 мая 1979 года в Нью-Йорке они развернули предприятие по скупке душ для последующей продажи в Москве. Одним из первых договор продажи заключил симпатизировавший Комару и Меламиду король поп-арта Энди Уорхол. Условная душа любителя супа Campbell, купленная за символические ноль долларов, позже была перепродана какой-то покупательнице в Москве. После этого было еще много чего. И обучение фотографии шимпанзе Микки, и соавторство со слонами в написании картин. А еще, конечно, многочисленные выставки советского неофициального искусства, персоналки в западных галереях (в том числе Рона Фельдмана, с которого все начиналось). После эксплуатации символов советской идеологии и препарирования соцреализма, Комар и Меламид довольно безжалостно принялись за американские символы и не особо искренние капиталистические лозунги. С «кап-артом» у них тоже временами выходило метко, хлестко и даже пророчески. Например, их «Американский флаг будущего», где 50 звезд штатов расширены до миллиардов звезд Млечного пути, — это работа явно опередившая время. В 1980-е Комару и Меламиду еще несколько раз удавалось оседлать высокую волну. Но все же самым известным проектом их американского постсоветского периода, пожалуй, так и осталась «скупка душ». Поразительно, что сегодня этот перфоманс выглядит еще более смелым, чем 40 лет назад. Я даже не уверен, что его можно было бы безопасно повторить в наши дни. Авторам и участникам досталось бы крепче, чем во времена глобального противостояния.

Впрочем, если возвращаться к ретроспективе, то больше всего на выставке мне запомнились не красные карточки контрактов на скупку душ, а один из последних проектов Комара и Меламида, выполненных в соавторстве. Это «текстовая икона», задуманная ими в 1970-е, но реализованная лишь под конец сотрудничества, в 2003 году. Идея родилась еще в СССР из реальной удивительной истории, найденной в архивах. В 1713 году, в правление Петра I в Москве, в «Тайном приказе» допрашивали арестованного ученика лекаря из Немецкой слободы, некоего Дмитрия Тверитинова. Вина его состояла в том, что он написал икону, на которой вместо изображения был один лишь только текст: «Не сотвори себе кумира». Смелый вольнодумец и еретик триста лет назад создал, по сути, концептуалистский объект. Да еще и не убоялся отстаивать его идею в богословских спорах с влиятельными князьями и сенаторами, чем обрек себя на верную смерть. Лишь каким-то чудом слухи о сложном деле дошли до Петра, и царь неожиданно отменил казнь. Тверитинова наказали, отправили в крепостные, но позже освободили, а через несколько лет он был прощен. Дальнейшая его судьба неизвестна. Но моральный подвиг бунтаря Митьки Тверитинова, опыт самоотверженного отстаивания своих взглядов, через 300 лет мистическим образом повлиял на мировоззрение Комара и Меламида, придал им сил. Текстовая икона предтечи авангардистов и диссидентов была уничтожена. На восстановление полностью достоверного внешнего облика шансов не было. Творческую реконструкцию делали лишь по описаниям, но со всем уважением, с научным подходом и с учетом мнения реставраторов Центра имени Грабаря. Такая вот красивая история и красивый прощальный проект.

Теперь немного о рынке.

Не то чтобы сильно неожиданным, но приятным открытием после посещения выставки в ММСИ стало следующее: почти все самые дорогие и просто лучшие произведения Комара и Меламида, которые когда-либо выставлялись на западных аукционах, были куплены российскими коллекционерами. Они вернулись в Россию и почти все выставлены сейчас на Петровке, 25.

В частности, самая дорогая картина, «Встреча А. Солженицына и Г. Белля на даче М. Ростроповича» (1972), купленная на аукционе за $1 010 200 в 2010 году — это вещь из собрания Шалвы Бреуса. «Суд Париса, или Ялтинская конференция» ценой в $380 000 поступила на выставку из Нового музея покойного Аслана Чехоева. «Карл Маркс и рог изобилия» (1982) взят в экспозицию из коллекции много лет работающего в России итальянского бизнесмена Антонио Пикколи. «Голубую чашку» и «Девочку перед зеркалом» тоже купили российские коллекционеры. На выставке есть большие эффектные холсты из собрания Stella Art Foundation (Стелла Кесаева), из собрания фонда V-А-С (семьи Леонида Михельсона), вещи начала 1970-х годов из собрания Екатерины и Владимира Семенихиных, а также произведения из других частных коллекций и музейных собраний (Русский музей, ММСИ, Центр Жоржа Помпиду и др.).

Сотни тысяч долларов и миллион — это, конечно, уже космические деньги. Столько стоили на пике цен крупные масла с магистральными темами, да еще и в самых дорогих местах, на главных аукционах мира. Были варианты гораздо доступнее. Например, большие многочастные масла 1980-х годов на мировых аукционах стоят в диапазоне $25 000–50 000. Оригинальные коллажи с узнаваемыми темами (не тиражные) на московских аукционах можно поймать в районе 50 000 рублей. Убойные тиражные вещи (как «Будущий американский флаг» или «Юдифь и Сталин») продаются, бывает, даже дороже, в диапазоне 70 000–100 000 рублей. Но удовольствия от удачной подписной тиражки можно получить даже больше. Помню шелкографию «Юдифь и Сталин» на нашем AI Аукционе: мощная вещь, до сих пор стоит перед глазами. А стоила чуть больше 70 000 рублей.

Что было потом, после 2003 года, после прекращения совместной работы? Оба продолжили заниматься живописью. Виталий Комар начал развивать философское направление. Четыре года назад он начал делать живописную серию «Аллегории правосудия», про поиск баланса, борьбу добра и зла, противостояние запада и востока. О прежнем «соц-арте» в ней напоминает лишь намеренная эклектичность и игра с символами (инь-янь, весы, уроборос и др.). Александр Меламид тоже не забросил живопись. Принялся за большие, в полный рост, портреты известных людей — религиозных деятелей, деятелей шоу-бизнеса. Десять лет назад он сделал выставку «Священный хип-хоп» в Музее современного искусства Детройта. Там были показаны его ростовые портрет рэпперов Снуп Догга, 50 Cent, Канье Уэста и других. В 2011 году появилась новость, что Меламид открыл инновационную «Клинику лечения искусством». Это настоящая клиника в Нью-Йорке, в Сохо, с кабинетами и собственной аптекой. Физические болезни и психические расстройства в ней лечили разговорами о живописи. Ну, а если беседы не помогали, то в ход шли стельки с автопортретами Ван Гога, сосуды для зарядки воды флюидами картин Рафаэля, Боттичелли и Лихтенштейна, напечатанных на внутренней поверхности стекла, а также карточки с молитвами Пикассо как покровителю автомобилистов или Жоржу Сера как заступнику в омоложении кожи. Словом, все хорошо. Не стареют душой ветераны.

Ретроспектива Komar & Melamid продлится в Московском музее современного искусства на Петровке, 25, до 9 июня 2019 года. К выставке выпущена монография искусствоведа Кирилла Светлякова — спеца по искусству новейших течений из Третьяковки. Книга уже продается в магазине при ММСИ и стоит около 1000 рублей.

Источник: mmoma.ru

Что еще почитать по теме на AI:
Художники недели. Комар и Меламид;
Впервые: живопись Виталия Комара на аукционе ARTinvestment.RU.


Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/artistofweek/20190329_komar_melamid.html
https://artinvestment.ru/en/invest/artistofweek/20190329_komar_melamid.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна

Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 29

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх