Впервые: живопись Виталия Комара на аукционе ARTinvestment.RU
ARTinvestment.RU   04 июня 2015

Почему соц-арт чуть не стал ком-артом, кто такой художник Комаров и как Комар — Меламид стали международным брендом

Когда в мае 1990 года коллекционер Александр Кроник уезжал в Израиль, с собой он решил забрать несколько любимых работ, включая «Курительную комнату» Виталия Комара. А порядки были на редкость казуистские, на дворе был еще СССР. В те времена для вывоза работы ныне живущего художника, нужно было получить его согласие, заверенное в его присутствии в Горкоме графиков на Малой Грузинской. И уже с этим согласием нужно было идти в Министерство культуры, чтобы получить разрешение на вывоз и узнать размер пошлины. А как привести в Горком художника, который уже 12 лет как в Нью-Йорке? Никак. Маразм, но формально картина Виталия Комара получалась невыездной. Тогда Кроник и придумал, от греха подальше, приписать к фамилии автора две буквы — получилось «КомарОВ». Дальше можно представить себе диалог в Минкульте:

— Что у вас за художник такой, Комаров?

— Да был какой-то малоизвестный Комаров. Просто сюжет понравился — «Курительная комната»: курить люблю.

— Ну, тогда ладно.

В итоге разрешение дали, даже пошлину на эту непонятную чиновникам «самодеятельность» не начислили. Так и полетела работа в Израиль (правда, она давно уже вернулась в Москву). Через много лет Кроник рассказал эту историю самому Виталию Комару, познакомившись с ним на выставке у Саатчи. Тот рассмеялся, трюк с «Комаровым» ему понравился. Заодно рассказал, что «Курительная комната» была написана не в 1972-м, как указано в книге «Свой круг», а в 1966-м. И участвовала в 1967 году в первой их совместной с Меламидом выставке «Ретроспективизм» в кафе «Синяя птица».

Так как же произошло, что с картиной выпускника Строгановского училища Комара в «Шереметьево-2» могли и не пустить? Это долгая история. И началась она в морге, точнее, в мертвецкой Института физкультуры, куда безжалостно водили студентов Строгановки — будущих художников — для концентрации их на вопросах анатомии. Именно там в начале 1960-х познакомились Виталий Комар и Александр Меламид. Вскоре они начали работать вместе. В 1967 году у дуэта Комар — Меламид состоялась выставка в кафе «Синяя птица». А в 1972 году произошло событие, которое закрепило творческий дуэт в мировой истории искусства. Примерно в это время был изобретен термин «соц-арт» и произошло оформление философии нового художественного направления.

Сейчас сложно в это поверить, но соц-арт (или, как сейчас принято писать, соцарт) мог называться совсем по-другому. Виталий Комар рассказывает эту историю так: «Мы обсуждали, как назвать. Сов-арт — советское искусство или ком-арт – коммунистическое искусство. Алик сразу сказал: “Комарт — это слишком похоже на твою фамилию”. В общем, мы остановились на соц-арте».

Объяснение глубинной философии соц-арта тоже лучше услышать от самого Комара: «В нашем случае ирония была оружием иконоборчества, но не с иконами в общепринятом смысле русского слова, а скорее как идолоборчество. И эти идолы были не вне, а внутри нас, потому что каждому из нас насаждалось ложная и в каком-то смысле очень удобная и приятная картина мира. Поэтому я не совсем понимаю, когда говорят, что это было издевательство над кем-то и чем-то. Это была прежде всего ирония над самим собой, над остатками вот этого культа. Ведь история Советского Союза — это лично моя история и каждого из тех, кто хочет честно, откровенно и самокритично об этом думать. Мы все были ответственны за то, что происходило, были частью того трагикомического кошмара, той большой лжи. Изображение себя и Алика Меламида в виде Ленина и Сталина — это прежде всего самоочищение».

В 1974 году Виталий Комар и Александр Меламид были в числе основных участников разогнанной «Бульдозерной выставки». «Да, многие картины исковеркали, но я не сопротивлялся. Я видел, как грамотно били тех, кто сопротивлялся, — вспоминал позже в интервью Комар. — Меня толкнули лицом в грязь, и человек наступил на двойной автопортрет в виде Ленина и Сталина, и хотел сломать. И я вот из грязи посмотрел, наши глаза встретились. Я сказал: “Это шедевр, ты что?” И вот, видимо, он вспомнил что-то из школьных лет. Он не сломал, но выполнил приказ: выставку не допустил, он кинул в самосвал, в кузов самосвала. Я уже из грязи проводил глазами этот самосвал. Он уехал куда-то в историю. А делать раскопки на московской помойке 1974 года — это уже бесполезно».

Последствиями «Бульдозерной выставки» стало исключение из Союза художников и резкое сокращение выставочных возможностей. Руки художники, впрочем, не сложили: участвовали в квартирниках, продолжали «хулиганить» в свое удовольствие. В 1977, например, году устроили известный перформанс «Eat-art» — многие знают его по фото, где художники прокручивают через мясорубку советскую прессу. Но уже чувствуется, что в СССР их все достало и жизни им не дадут.

В конце 1977 года Виталий Комар уехал в Израиль, откуда через год перебрался в Америку.

В Америке дуэт развил бурную деятельность, быстро освоив законы шоу-бизнеса: теребили буржуазную публику, запустили акцию по скупке душ, подвизались с Энди Уорхолом, участвовали в громких галерейных выставках. Интерес к независимому искусству из СССР в это время был довольно высок. А вполне понятный западному зрителю соц-арт на уровне бренда прочно ассоциировался с Комаром и Меламидом. В 2004 году дуэт распался, художники пошли каждый своим путем. У каждого после этого были новые соло-проекты, но уже не ради славы, а ради удовольствия. В целом скорее можно сказать, что наступило время пожинать плоды заслуженной 30 лет назад известности.

В числе этих плодов можно назвать и рыночный успех, пик которого пришелся не на 2007–2008 годы, как для «русского искусства для русских», а на наши дни. Рекордные цены достигались в 2010–2013 — было $460 тыс. и $884 тыс. Что лишний раз подтверждает, что дуэт Комар — Меламид признан как международный бренд, на котором не сказываются локальные национальные кризисы спроса. Абсолютный же рекорд был зафиксирован в 2010. Именно в 2010 году на тогда еще лондонском Phillips de Pury была продана почти двухметровой высоты картина дуэта «Встреча Солженицына и Бёлля на даче Ростроповича» из серии «Соц-арт» 1972 года. Покупатель заплатил в пересчете на доллары более одного миллиона. С этим результатом дуэт Комар и Меламид вошел в пятерку самых дорогих шестидесятников.

Индивидуальные аукционные рекорды обоих участников дуэта гораздо скромнее. Пока самый высокий результат за работу Виталия Комара без Меламида — $26 тыс. Столько заплатили на русском аукционе VLADEY за холст «Офелия» в октябре 2013 года. А годом позже той же площадке удалось выручить $20 тыс. за «Девочку с шахматной доской» 1961 года. Если датировка правильная, то это очень ранняя работа, еще студенческая.

И вот прямо сейчас работа Виталия Анатольевича Комара впервые выставлена на торги ARTinvestment.RU. Картина «Раскольников убивает старушку» датирована концом 1960-х (на мой взгляд, по стилистике это 1966–1967 годы). И пусть не пугает название — полуабстрактная схематичная образность сильно вуалирует известную сцену из Достоевского.

Что посмотреть дополнительно:

komarandmelamid.org — официальный сайт Комара и Меламида. В хронологии после 2005 года публикуются работы только Виталия Комара.

Источники: guelman.ru, runyweb.com, russian-bazaar.com, artinvestment.ru

Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/ideas/20150603_komar.html
https://artinvestment.ru/en/invest/ideas/20150603_komar.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 32

Наверх