НЕМУХИН Владимир Николаевич (1925–2016) Валет «Ура». 2013
Текущая ставка
18 000 RUB
Окончание торгов
23 Фев. 2018 12:00:00
КЛЕВЕР (ст.) Юлий Юльевич (1850–1924) Павловск. 1911 (1914 (?))
Текущая ставка
220 000 RUB
Окончание торгов
23 Фев. 2018 12:00:00
ИНФАНТЭ-АРАНА Франциско (1943) Артефакты. Из серии «Круг». 1978
Текущая ставка
16 000 RUB
Окончание торгов
23 Фев. 2018 12:00:00

Как развалить арт-рынок в России. Пошаговая инструкция
ARTinvestment.RU   31 января 2018

За годы советской власти коллекционеры и торговцы искусством научились выживать в самых лютых условиях. Тем не менее низвергнуть рынок искусства в состояние «как было при СССР» — задача в наши дни вполне посильная

Главное — действовать методично.

К чести законспирированных влиятельных сил, значительная часть ответственной подрывной работы в отношении русского рынка искусства уже проделана. Ниже лишь еще раз сформулированы несколько шагов, выполнение которых поможет добить легальный рынок искусства в России и вернуть его в былинную эпоху подпольной торговли. Назад, во времена рисковых барыг, расторопных спекулянтов и контролирующих всё органов.

Записывайте, как для этого нужно действовать.

Шаг 1. Нанести непоправимый ущерб инфраструктуре противника, разрушить его промышленную базу. Прежде всего важно лишить арт-рынок его основных форм функционирования и коммуникации. Для этого следует вывести из строя отраслевые ярмарки, салоны, выставки-продажи. При проведении спецмероприятий рекомендуется строго соблюдать правила конспирации и использовать «тактику салями» — движение к цели не одним махом, а по кусочкам. В частности, не следует чрезмерно форсировать процесс вытеснения участников арт-рынка с престижных и раскрученных торговых площадок. Лучше осторожно растянуть его на несколько лет: сначала уничтожать наиболее уязвимые торговые форматы, постепенно увеличивая натиск. От «Арт-Москвы», «Арт-Манежа» нужно постепенно перейти к Антикварному Салону. Знаковым событием, подтверждающим успех избранной тактики, можно считать взятие площадки ЦДХ, выполнявшего роль неформального штаба антикварного рынка (самого сильного на рынке искусства).

Шаг 2. Нарушить работу органов управления. Объединения и активных деятелей арт-рынка нужно заставить перейти от стратегии развития к тактике обороны. Важно, чтобы Конфедерация антикваров и объединения коллекционеров вместо работы на будущее и повышения эффективности были поглощены юридическими спорами, изобретали временные схемы организации торговли, занимались поиском «лазеек» в ужесточающихся законах и защитой от нападок государственных и окологосударственных структур. Среди наиболее эффективных способов сковать силы противника можно рекомендовать создание спорных законопроектов (например, об обороте культурных ценностей) и разработку громоздких регламентов без обсуждения с профессиональным сообществом. В момент, когда противник начнет нервничать и концентрировать силы на участке вероятного прорыва, нужно нанести удар в наименее ожидаемом для него направлении.

Шаг 3. Использовать элементы запугивания антикварного и в целом арт-сообщества. Самое эффективное — через аресты и придание суду деятелей арт-рынка, пользующихся уважением в своей среде. При этом не стоит тратить лишние ресурсы на аргументацию, диалог и обеспечение правдоподобности обвинений. Это не имеет практического значения. Достаточно того, чтобы противник получил однозначный сигнал, начал нервничать и совершать ошибки. Задача — создать атмосферу тревоги. Критерием эффективности данной меры можно считать эмиграцию торговцев, перевод их деятельности в «режим ожидания» или закрытие бизнеса. Со временем для ликвидации оставшихся глубоко законспирированных групп можно перейти к более решительной тактике.

Шаг 4. Заблокировать экспортные возможности для художников и участников рынка (торговцев). Под притворно-патриотическую риторику, под лозунгом «не дадим растащить национальное достояние» нужно сохранить самые неповоротливые регламенты для вывоза за рубеж живописи, графики и скульптуры. А лучше даже ужесточить. Особенно важно создать препятствия для вывоза современных произведений, созданных менее 50 лет назад — то есть для основной массы продаваемых предметов. Полностью запретить вывоз таких предметов пока вряд ли получится, но создать запретительные регламенты вывоза — можно. Действовать надо решительно: публика быстро привыкает к любому абсурду. Например, художников, самостоятельно продающих свои собственные произведения, нужно обязать получать унизительные справки, что их картины не являются культурной ценностью. Аукционам и галереям, которые хотят дистанционно продавать современное искусство за рубеж, нужно тоже усложнить процесс по максимуму. Например, ввести требование, чтобы разрешение на вывоз иностранцы несколько недель оформляли лично на территории Российской Федерации. В этом случае даже отсутствие прямого запрета делает экспорт искусства невозможным как бизнес. Цель будет достигнута.

Шаг 5. Узаконить и поощрять волюнтаристские решения в части назначения вывозных пошлин. С целью максимального их завышения. В частности, нужно позволить назначать пошлины, выбирая базой для их начисления максимальные аукционные цены на картины художника, без учета фактического класса вывозимой работы. Если конкретная вывозимая работа художника Иванова имеет рыночную стоимость 1 000 000 рублей, а его аукционный рекорд составляет 100 000 000 рублей, то при начислении вывозной пошлины стоит настаивать на второй цифре. Пусть платят со ста миллионов, и никакие чеки и квитанции в расчет можно не брать, так как мы делаем вид, что действуем в интересах государства. Этот шаг с высокой долей вероятности заставит владельца отказаться от вывоза и послужит уроком остальным потенциальным покупателям искусства. Чтобы они прочувствовали и впредь опасались бюрократических ограничений, связанных с владением и оборотом произведений живописи, графики и скульптуры.

Шаг 6. Ни при каких обстоятельствах (за исключением случаев, когда этого требует конспирация) не позволять высокопоставленным лицам участвовать в открытиях важных для рынка мероприятий. Ни в ярмарках антиквариата, ни в вернисажах. Особенно в вернисажах современного искусства. Не следует подавать никаких позитивных сигналов, нельзя оказывать никаких видов поддержки, даже косвенной. Помните, что в России любое проявление внимания на высоком уровне придает престижный ореол мероприятию, легализует само явление, вызывает подражание и формирует моду. При этом нет ничего полезнее для сохранения арт-рынка и, стало быть, ничего опаснее для его разрушения, чем возникновение моды на коллекционирование. С ней нужно беспощадно бороться и уводить в маргинальность. Нужно вложить в головы потенциальных покупателей ощущение, что современное искусство — это в первую очередь скандалы, публичные непотребства, политические провокации и вероломное издевательство над прежними идеалами красоты. Нужно последовательно «промывать мозги», чтобы нормальные люди шарахались от слов «современное искусство», как «заводной апельсин» от сцен насилия.

Шаг 7. Пресекать, а при невозможности пресечь — саботировать перспективные экспериментальные формы торговли. Нужно умело пользоваться тем, что новые форматы всегда имеют повышенную организационную уязвимость. Для их дискредитации обычно достаточно малых локальных мер типа внезапного переноса сроков мероприятия, влекущего большие неудобства для участников. Особенно для иностранных. Например, внезапный перенос международной ярмарки в Манеже на неделю вперед создает необходимые риски для ее стабильности на долгие годы вперед.

Шаг 8. Непредсказуемо менять правила игры и законодательно принимать нововведения, заведомо неприемлемые для участников рынка. Например, можно федеральным законом обязать продавцов под страхом штрафов и санкций передавать персональную информацию об их контрагентах сторонней негосударственной организации. Да хоть бы и государственной. Известно, что информация о клиентах составляет коммерческую тайну. А ее невольное разглашение лишит законопослушных торговцев в лучшем случае части их клиентов.

Шаг 9. Сформировать «агентурную сеть» и предоставить трибуну пропагандистам. Деструктивные реформы требуют системного лоббирования в органах власти и оправдания на публичном уровне. Для этой задачи подойдут известные люди (актеры и др.), которые станут объяснять, что торговые ограничения пойдут не во вред, а только на пользу. Нужны люди «государственного мышления», которые будут ратовать за «наведение порядка на таможне». Они же расскажут прессе, что запретительные меры вводятся во благо всему обществу. И они же объяснят несведущей публике, что без запретов нечистые на руку дельцы растащат национальное достояние. Важно, что все эти заявления будут абсолютно безопасны для лоббистов. Им не стоит опасаться риска разоблачения. Идеи любых запретов, ужесточений и закручивания гаек полностью соответствуют поощряемому государством «патриотическому» курсу. Эти идеи с удовольствием поддерживаются Госдумой и охотно подхватываться средствами массовой информации, зависящими от властей.

Шаг 10. Под давлением сообщества участников рынка искусства идти на уступки в малых вопросах, блокируя по-настоящему прорывные для развития бизнеса шаги. Например, можно решительно упростить режим вывоза-ввоза для частных музеев (это хорошо, но такие музеи в стране можно пересчитать по пальцам рук) и в то же время не сделать никаких послаблений для бизнеса, торгующего произведениями младше 50 лет. Неповоротливый законодательный процесс и деятельность лоббистов позволят выиграть время, необходимое для дальнейшего ослабления и потери конкурентоспособности участников рынка искусства.

Шаг 11. Регулярно поднимать на публичном уровне тему «налога на роскошь» для частных коллекционеров и постановки их «на учет». Идеи об обязательной регистрации произведений искусства для их перепродажи, а также введение реестров культурных ценностей — это эффективный способ напугать тех, кто планировал коллекционировать искусство. Риск того, что государство может «взять на карандаш» и общая обстановка недоверия к системе оттолкнут от рынка искусства часть платежеспособной аудитории и в целом замедлят формирование нового класса коллекционеров. Важно, что для этого даже не обязательно предпринимать практические шаги, достаточно вербальных интервенций.

Шаг 12. Лоббистскими усилиями при естественной поддержке подконтрольных властям медийных каналов укреплять негативный образ предпринимателей, работающих на рынке искусства. Пусть никто не подумает, что это простые самозанятые люди, которые в сложные времена как-то кормят себя, свои семьи. И не просят денег из бюджета. Нужно придать им образ беспринципных «хапуг», окруживших себя продажными экспертами и только и ждущих возможности ради наживы распродать национальное достояние.

Перечисленные выше шаги — это минимально необходимые, но не исчерпывающие меры, требуемые для развала национального арт-рынка России. Их эффект будет заметно ослаблен, если противнику удастся эффективно наладить работу и получить рост в других отраслях экономики, напрямую не связанных с рынком искусства. Стоить всегда помнить, что главная движущая сила рынка искусства — это платежеспособный спрос со стороны культурных слоев общества, ценителей и коллекционеров. Опорой арт-рынка в России является образованный высший средний класс с ежемесячным доходом 300 000–500 000 рублей. На них и нужно сконцентрировать основной удар. К счастью, они пугливы. Склонность этих людей к покупкам сильно зависит от рациональных экономических ожиданий. Или другими словами, от веры в ближайшее будущее. Покупатели не склонны к риску и в массе своей «слабы на рану». Поколебать их намерения, создать нервозность, подтолкнуть к отказу от покупок на практике будет довольно несложно. Для начала полезно донести до них, что впереди ждут долгие годы «стабильности». Они сразу все поймут. Ведь на их жаргоне «стабильность» означает сохранение ситуации, при которой их реальные доходы в лучшем случае не изменятся, а скорее всего, будут постоянно находиться под угрозой сокращения. Такие настроения не способствуют покупкам. Дополнительно на эту аудиторию полезно постоянно транслировать любые проявления внешнеполитической конфронтации. Образованные люди с доходами выше среднего должны постоянно чувствовать, что в любой момент могут оказаться перед необходимостью быстрого отъезда за рубеж. И они не должны расставаться с мыслью, что собранные за многие годы коллекции русского искусства им, скорее всего, вывезти не удастся. Все в наших силах. Даже если закон позволяет, то регламенты, к счастью, сделаны так, что на вывоз может не хватить времени.

Сколько потребуется времени на реализацию описанного выше плана? Взятый темп обнадеживает: 10 из 12 перечисленных шагов уже несколько лет находятся в процессе реализации, а половина из них близка к завершению или практически удалась. Теоретически если мобилизовать все силы, с цивилизованным арт-рынком можно покончить за 300–500 дней, максимум за два года. За это время будет разбита и взята измором регулярная армия аукционов и галерей. После этого можно будет приниматься за уничтожение партизанских отрядов, отдельных очагов сопротивления, полевых командиров и нелегальных арт-сообществ, именуемых в простонародье шайками. Сейчас требуется инициатива и собранность. Неприятель дезориентирован, участники арт-рынка несут ощутимые потери. Перевес уже на нашей стороне. Важно не дать им всем опомниться.



  • 20.02.2018 Открыты 216-е торги AI Аукциона Традиционные двадцать лотов — это двенадцать живописных работ, три листа оригинальной и два — печатной графики, две работы, выполненные в смешанной технике, и одна фотография
  • 19.02.2018 Живопись и графика — в доме «Русская эмаль» Очередной аукцион русского и западноевропейского искусства аукционного дома «Русская эмаль» состоится в предпраздничный четверг — 22 февраля 2018 года
  • 15.02.2018 Дезидераты РНБ на торгах в «Литфонде» 24 февраля «Литфонд» проведет аукцион редких книг, рукописей, автографов, фотографий, плакатов, географических карт и открыток на общую сумму свыше 15 000 000 рублей
  • 15.02.2018 Живопись и графика на торгах Аукционного дома Егоровых 20 февраля будут представлены произведения художников дореволюционного искусства и живописцев советского периода. На торги выставлено 197 лотов на общую сумму более 21,5 миллиона рублей
  • 14.02.2018 Две ценные коллекции на двух аукционах «Антиквариума» 17 февраля Автографы Бунина и Пастернака, фотопортрет Булгакова с его дарственной, записные книжки и дневники Ерофеева, инскрипты крупнейших отечественных поэтов и прозаиков второй половины XX века, живопись и графика знаковых представителей неофициального искусства
Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 32

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ЗАО «Сейф» в отношении обработки персональных данных».
Наверх