Айвазовский И.К.
Шишкин И.И.
Маковский А.В.
Маковский В.Е.
Кончаловский П.П.
Фальк Р.Р.
ARTinvestment.RU покупает работы
ведущих художников XIX-XX вв.
Нестеров М.В.
Плавинский Д.П.
Бенуа А.Н.
Немухин В.Н.
Серов В.А.
Зверев А.Т.
Саврасов А.К.
﴾XXI век﴿ ЯН Татьяна Владимировна (1965) Красный стол. 2007
Текущая ставка
35 000 RUB
Окончание торгов
07 Авг. 2020 12:00:00
﴾XXI век﴿ ВАУЛИН Алексей Николаевич (1974) Орбита жизни. 2013
Текущая ставка
20 000 RUB
Окончание торгов
07 Авг. 2020 12:00:00
ТЫРСА Николай Андреевич (1887–1942) Стоящая обнаженная. 1910-е
Текущая ставка
10 000 RUB
Окончание торгов
07 Авг. 2020 12:00:00

Об авангарде № 1, 2, 3 запросто
ARTinvestment.RU   07 июля 2020

Третий русский авангард — это хаотичное сборище художников, находящихся вне системы не только по обстоятельствам, но и по убеждениям, свободных в творческом выборе всего и объединенных только диким желанием работать (Лиза Плавинская)

Авангард — это тот мир, где художнику безусловно необходим враг. Причем враг как идеологический, так и визуальный.

Термин «авангард» уже для нас совершенно привычен, но в 1910-е годы он не был в ходу. Тогда чаще употреблялись слова, которые подчеркивали либо оппозиционность искусства — «левые художники», либо новизну искусства, его временной вектор — «будущники», «будетляне», «футуристы». Так было с первым и вторым авангардом.

Первый и второй авангард — это прежде всего реакция художественно-эстетического сознания на глобальный, еще не встречавшийся в истории человечества перелом в культурно-цивилизационных процессах, вызванный научно-техническим и социокультурным развитием второй половины XIX — первой половины XX столетия.

Третий авангард попал на самое острие всех мыслимых концепций — от миллионеров в президентах до пандемии, затронувшей полмира.

Авангард — это разнообразие языков и концепций: и индивидуальных, и коллективных. Чья-то индивидуальная стилистика очень часто становится групповой, у крупных фигур есть адепты, ученики. И всё вместе — это среда. Авангард, на удивление, для мирных, в общем-то художников, занимающихся своей профессией, мир жестких, практически политических заявлений. С определенной долей уверенности можно сказать, что авангард — это внезапное и резкое выражение художника при помощи слова, время ссор.

Историю русского авангарда тоже можно представить как историю ссор и взаимных подозрений. Владимир Татлин даже днем плотно занавешивает окна своей мастерской, потому что ему кажется, что Малевич подглядывает и крадет идеи.

Как писал Маяковский, «наш бог бег». Движение происходит в режиме постоянных открытий, и поэтому важно заявить свое первенство — «это мое, это я придумал», — чтобы инновацию не присвоили конкуренты. Заявить манифестным образом.

Авангард — время манифестов и деклараций. Художники пишут их, пытаясь объяснить свое искусство и обосновать свое главенство и в конечном счете свою власть. Слово — бойцовское орудие, иногда булава, иногда кувалда. Но при этом редкий художник умеет писать ясно.

Это тоже увязывается с общим состоянием дел в мире: ведь вся жизнь теряет определенность, устойчивость, разумность. В ней уже не работают законы классической механики, где действие равно противодействию. Теперь параллельные прямые непонятным образом сходятся.

Осознавая глобальность начавшегося перелома в культуре и цивилизации в целом, авангард принял на себя функции ниспровергателя старого, пророка и творца нового в искусстве. Авангардисты демонстративно отказываются от большинства художественно-эстетических, нравственных, духовных ценностей (прежде всего традиционной европейской культуры). Новые формы и способы художественного выражения в авангарде обычно сводятся к абсолютизации и доведению до логического завершения (часто предельно абсурдного с позиции традиционной культуры) того или иного элемента или совокупности элементов художественных языков, изобразительно-выразительных приемов искусств, вычлененных из традиционных культурно-исторических и художественных контекстов. При этом цели и задачи искусства видятся представителям различных направлений авангарда самыми разными. К характерным и общим чертам большинства авангардных феноменов относятся их осознанный заостренно-экспериментальный характер, революционно-разрушительный пафос, направленный на традиционное искусство и традиционные ценности культуры; резкий протест против всего, что представлялось их создателям и участникам ретроградным, консервативным, обывательским, буржуазным, академическим.

Третий авангард пошел совсем другим путем. «Искусство — это всё!» — это и слоган движения, и название галереи, долго и успешно путешествующей по миру, по новым и влиятельным ярмаркам. Смирившиеся и даже преуспевшие в мире буржуа художники (в общем смысле этого слова) создали необычный стиль, причем, что интересно, с использованием как обычных, так и самых современных технологий.

Объединяет третий авангард смешение и проникновение всех мыслимых стилей. Как, например, живопись и, наоборот, объекты и инсталляции связанных когда-то с кино художников: Валерия Полиенко, Лидии Витковской, Ивана Лунгина. Здесь общим оказывается не стиль, а скорее жизненный опыт. «Что для вас более важно в искусстве, — спросили у Валерия Полиенко, который еще и музыкант, — расширить границы или развить какую-то конкретную идею?» — «Сравнение Майка с Цоем тут особенно уместно. У Майка было расширение пределов допустимого. А Цой развивал свою тему».

Связь с другими искусствами прослеживается и у Ивана Лунгина. Стремление построить «историю» из всех своих произведений, включить элементы работы в кино, в театре, в медицине — отличительная черта Ивана.

Совсем другая судьба у Мюриэль Руссо. Парижская художница стала успешнейшей владелицей дизайнерских инициатив в Москве нулевых — десятых и в конце концов поселилась здесь навсегда.

— Есть ли что-то общее между москвичами и парижанами?

— Москвичи и парижане очень похожи. Нельзя сказать, что Россия для меня — чужая страна. Здесь я чувствую себя как дома. Вы любите «Трех мушкетеров» Александра Дюма не просто так. В наших характерах есть что-то общее, некие точки соприкосновения. Россия для меня выглядит как моя судьба. Мой папа был архитектором, однажды в детстве он подарил мне конструктор — нужно было собрать русскую избу. А от прабабушки мне досталась библиотека с огромным количеством книг русских авторов. Для меня ваша литература очень важна. Люблю Чехова, Тургенева и Достоевского. К сожалению, я всегда читаю их в переводе на французский.

Естественно, та же судьба не обошла и Армана Сируняна — когда-то актера и театрального режиссера, а теперь художника, дизайнера и галериста.

Денис Михайлов обращается к историям старинных мастеров в современном прочтении, не только используя их идеи, но и совмещая сюжеты Караваджо и Рубенса с сюжетами современного метро при помощи современных технологий акрила и маркера.

Лидия Витковская вообще отошла от привычных стереотипов и использует технологии будущего: «прозрачные экраны», печать на многогранных линзах и иммерсивных, игровых роботов.

Дмитрий Горячкин променял фотоаппарат на сварку и резку металла и теперь делает важные скульптуры, отдаленных родственников Джакометти и Родена. Он считает, что искусство просто обязано быть серьезным.

Андрей Рыбаков, наоборот, в свободных высказываниях при помощи живописи удовлетворяет потребность простой наблюдательности, не привязанной к суперсмыслам, довлеющим над ним в искусстве книги.

И наконец, экс-банкир, а теперь новый Гоген — Виктор Ореханов, считающий, что мир должен художнику, потому что художник более талантлив, чем мир…

… и Екатерина Шаркова, которая цепким взглядом реставратора выхватывает из реальности манки-предметы и наделяет их обожанием своей кисти.

В общем, в Третьем Авангарде нет ничего нового по сути — те же заигрывания с большим количеством визуального и необычного материала и «пробы пера» в разных видах искусства. Новое здесь — это отсутствие некого бунтарства, игра, скорее, с необычными и странными материалами, попытки показать буржуазное (в общечеловеческом понимании) искусство с новой и абсолютно будущей точки зрения.

Все представленные работы можно купить на 23-м аукционе проекта «XXI век. Современное российское искусство». Куратор аукциона — искусствовед, критик, историк искусства Лиза Плавинская.


Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/xxicentury/20200707_auctionAI_XXI.html
https://artinvestment.ru/en/invest/xxicentury/20200707_auctionAI_XXI.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна

Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 37

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх