Художник недели. Александр Слюсарев
ARTinvestment.RU   14 мая 2018

Фотограф-шестидесятник Александр (Сан Саныч) Слюсарев вошел в историю русского искусства как новатор минималистической метафизической фотографии

Слюсарев умер в 2010 году. Неожиданно, рано, в 65 лет — когда к нему лишь недавно пришла известность, интерес по-настоящему широкой публики. Да, к тому моменту он уже 30 лет был гуру в кругу фотохудожников, признанным мастером экспериментальной фотографии. Его открытия ценились специалистами и знатоками. Но обычные любители искусства в середине 2000-х лишь только-только прочувствовали потенциал и важность авторской художественной фотографии как направления изобразительного искусства и объекта коллекционирования.

Стало проходить больше фотовыставок, сборных и авторских, появилось больше систематизированной информации. В тяжеленной книге-исследовании Beyond Memory: Soviet Nonconformist Photography and Photo-Related Works of Art (2004 года), которую я купил в музее Нортона Доджа, было опубликовано многостраничное интервью Слюсарева с искусствоведом Михаилом Сидлиным. И огромную роль в популяризации творчества Слюсарева сыграл Марат Гельман, в те времена самый известный галерист. Именно из его тогда очень популярного ЖЖ многие читатели, включая меня, впервые узнали о работах фотохудожника. Вообще, интересное было время: все искусство в России, в том числе искусство фотографии, было на подъеме, и казалось, что и дальше — только вверх.

В большую фотографию Слюсарев пришел буквально в школьной форме. В 1959 году, в 15 лет, он, ученик старших классов, наивно принес в журнал «Советское фото» свои работы, снятые на подаренную отцом «Юность». На удивление, от него не отмахнулись: молодой фотограф попал в редакцию в очень подходящий момент. Москва два года назад принимала Фестиваль молодежи и студентов, а теперь готовилась к Американской национальной выставке. На нее, в частности, американцы везли, как теперь понятно, самую знаменитую фотовыставку в истории — «Род человеческий» куратора Эдварада Стейхена. Советской фотографии, прочно занятой многое повидавшими «зубрами» профессии, нужна была мирная молодежь. Слюсарева направили в фотографическую секцию Комитета молодежных организаций, сформированную перед фестивалем молодежи 1957 года. С нее-то, а точнее, с круга собравшихся там молодых и дерзких энтузиастов начался его путь в фотоискусстве.

В фотографической секции Слюсарев присоединился к группе бунтарей-формалистов: Виктору Резникову Анатолию Зыбину, Борису Алешкину. Они выступали за приоритет формы над сюжетным наполнением, и теперь понятно, что этому подходу Слюсарев оказался верен до конца жизни. Хотя сам термин формализм не жаловал: «В противовес символизму в фотографии я всегда был метафизиком. Формализм — не совсем тот термин. Правильно называть — метафизика. А формализм… Вот Родченко был формалистом. Хотя я и не любою Родченко… Он совсем бесчувственный».

Профессионалу фотографии в СССР открывалось не так уж много дорог. Основная — работа корреспондентом-хроникером в официальной прессе. Но там точно пришлось бы делать не как видишь, а как надо: выполнять вполне определенные требования редакции, соответствовать идеологическому формату. Никакой самодеятельности и экспериментов. Путь же, исповедуемый Слюсаревым, был по природе своей не совместим с официальной фотографией для прессы. У него в кадре выстраивается гармония из бликов и теней, а сама поверхность предмета могла быть и вовсе в расфокусе. С точки зрения газетного редактора, фотографии Слюсарева — это вообще технический брак. Самая же главная его «профнепригодность» для газетной съемки состояла в том, что его фотографии никуда не зовут. Мало того что в них отсутствует драма, повествование, нарратив, литература, так еще и человек у Слюсарева не самоценен — он такая же часть метафизического пейзажа, как тротуар или дерево. И персонажем можно пренебречь — размыть и «смазать» — ради правильной тени или отражения.

Ясно, что с таким творческим подходом путь в ряды советских хроникеров был заказан. Народ бы не понял. Да что там народ — даже люди, профессионально разбирающиеся в искусстве, одно время не понимали. Слюсарев рассказывал Сидлину историю о том, как когда-то его серию «Кузьминки» авторитетные критики посчитали чуть ли не издевательством над собой и другими зрителями. Бывало и такое. Стоит посмотреть на его серии — хоть ранние, хоть поздние, — становится очевидно, что Слюсарев — это сознательная анти-репортажность, анти-журналистика.

Так и вышло: Слюсарев в журналистской фотографии почти и не работал. Разве что после развала СССР у него был странный короткий период, когда он делал портретную съемку для журнала «Персона».

В 1960-х Слюсарев зарабатывал на жизнь переводами с итальянского. После школы он поступил в московский иняз. Там он настолько хорошо выучил язык, что в 1960-е работал синхронистом для итальянских фильмов. Переводил на Московском кинофестивале и на закрытых показах. Знание языка здорово помогало, расширяло кругозор и круг знакомств. В те годы культурная жизнь в Москве била ключом, в столицу приезжали многие деятели культуры и искусства. Слюсареву тогда повезло работать с итальянскими режиссерами и писателями. Одно время он переводил даже вновь ставшего актуальным в наши дни Джанни Родари.

А вот продавать свои фотографии Слюсареву тогда хоть и удавалось, но очень редко. Как он сам признавал, без имени продавать было сложно. Имя же он заработал лишь в 1979 году — после персоналки в Латвии под эгидой Балтийского фотофестиваля. В тот момент, по признанию Слюсарева, он и почувствовал себя классиком. Его выставки вскоре стали показывать не только в СССР, но и за рубежом.

В те годы Слюсарев преподавал фотографию в ЗНУИ (Заочный народный университет искусств, где работал Рогинский и многие другие художники). Дружил с художниками-сретенцами Юрием Соболевым, Владимиром Янкилевским, Ильей Кабаковым.

В 1987 году Слюсарев стал участником новаторской группы «Непосредственная фотография» вместе с Борисом Михайловым, Игорем Мухиным и др.

Фирменные квадратные черно-белые снимки с середины 1970-х до середины 1980-х — это «фишка» слюсаревского фотоаппарата Rolleiflex 6 × 6 1937 года. Позже он перешел на другую оптику, снимал на современную зеркалку Canon, всегда без вспышки. Независимо от формата, впрочем, фотоработы Слюсарева очень узнаваемы, благодаря его уникальной стилистике и приемам, когда блики и отражения важнее поверхностей.

В последние годы Слюсарев часто общался со своими зрителями через свой ЖЖ — публиковал там свои новые и старые фотографии. Увы, сегодня многие из них уже недоступны: сторонние сервисы закрыли его учетные записи. Зато работает сайт http://www.sliussarev.ru/, на котором представлены его лучшие серии.

Рынок произведений Александра Слюсарева сегодня полностью галерейный и непубличный. Один раз в 2013 году на «Сотбисе» выставили более 10 лотов — по несколько фото в каждом, а эстимейты в пересчете на снимок были в диапазоне $2000–3000. Продать тогда удалось лишь один сет из трех фотографий, за $ 4 620.

Фактически фотография, которая на этой неделе продается на AI Аукционе, — это всего второй случай появления фоторабот легендарного ССС на аукционных торгах вообще. И первый за последние 5 лет. Что ж, тем интереснее. Работа у нас выставляется эффектная и известная, из серии «Москва, 1970-е». Ее и сейчас можно увидеть на сайте sliussarev.ru. Надеемся, что в пятницу аукционную историю Слюсарева получится актуализировать с новым результатом.

Источники: sliussarev.ru, photographer.ru

Что еще почитать по теме:
AI: Александр Слюсарев «Ретроспектива»;
AI: Не стало фотографа Александра Слюсарева;
AI: «Метафизическая фотография»: выставка памяти А. А. Слюсарева;
AI: Творчество группы «Непосредственная фотография»;
subscribe.ru: Люксембург. Клерво. Фотовыставка «Семья человеческая».



Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 21

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ЗАО «Сейф» в отношении обработки персональных данных».
Наверх