Художник недели: Натта Конышева — королева авангарда с Серебрянической
ARTinvestment.RU   20 февраля 2018

Художник старшего поколения советского авангарда, мастер «репортажной живописи с элементами чудес». Сегодня работы легендарной Натты Конышевой являются бесспорными хитами AI Аукционов

Если посмотреть результаты аукционов, где продаются работы Конышевой, список личных коллекций и собраний музеев по всему миру, где хранятся ее произведения, то можно поразиться, насколько широк круг почитателей таланта художницы. А автор-то сложный. Не декоративный. Ее стиль — примитивистский жанровый экспрессионизм. Сильно на любителя. Порой очень сильно. И даже среди сотрудников AI Аукциона, которым Конышева ну уж точно не в новинку, регулярно вспыхивают споры. Чем нравится творчество Натты Конышевой? Что в ней хорошего? Пытаясь ответить на этот вопрос, многие «тестируемые» впадают в раздумья и некоторое подобие ступора. Понятное дело, «с разбегу» сказать сложно. Но все же давайте попробуем выразить впечатления и найти подходящие слова, которые помогут описать, что же такого притягательного в творчестве Натты Конышевой.

Натта Ивановна Конышева родилась 9 июня 1935 года в Москве. В 1959 году окончила Московский полиграфический институт, где ее наставником был Элий Белютин, создатель студии «Новая реальность». В 1960–70-х работала в промграфике, иллюстрировала книги для издательств «Географгиз», «Советский писатель» и Алтайского книжного издательства. Член Творческого объединения женщин-художников «Ирида». В 1974 вступила в МОССХ (Московский Союз Художников), а позднее — в Горком графиков: «И там и тут её недолюбливали. “Иди к своим авангардистам!” — говорили в МОССХе. “Иди в свой МОССХ!” — говорили в Горкоме графиков. Но Натта не унывала, пробиваясь на выставки и туда, и сюда» (художник Дмитрий Широков). За спиной художницы большой список экспозиций, который начинается с неформальных «квартирников» — широко распространенных выставок в квартирах художников или близких к ним любителей, друзей, собирателей и пр., и полуразрешенных показов на свежем воздухе вроде «бульдозерной выставки». Персональные выставки Натты Конышевой минимум 7 раз были в Москве и дважды во Франции (1988, 1994). А весной 2016 года в пространстве музея АРТ4 в Москве прошла выставка, приуроченная к 80-летию художницы, на которой были показаны произведения 1970–80-х годов из коллекции Игоря Маркина и живописные полотна 2000–2005 годов (собрание М. Егорова и Е. Комаренко). Работы Конышевой находятся в коллекциях Русского музея и Третьяковской галереи, а также в других крупных собраниях.

Что же так манит, остается запечатанным в подкорку нашего сознания и живет, предвкушая новую встречу с очередным творением художницы? Примерно такое же непонятное, не выражаемое чувство у меня вызывает творчество Жана-Мишеля Баскии. Творчество специфичное, неординарное, обращенное к истокам, отличающееся и выделяющееся на фоне работ собратьев по цеху. Цепляет с первой увиденной картины. Что-то в них есть общее. Оба художника выбрали действие/action, город как место этого действия и примитивистский подход: один, с гаитянскими корнями, окружал образы своих героев привычными для них элементами городской среды (автомобили, граффити, полиция), другая же обращается к тому, что происходит на московских улицах, в квартирах, кафе, галереях — в безудержной московской стихии, в которой обитают многочисленные фантасмагоричные жители, парящие и зачастую перевернутые вверх ногами. Работы Натты Конышевой — сгусток самых разных течений искусства ХХ века: примитивизма, постимпрессионизма, экспрессионизма и сюрреализма.

Подсказка к разгадке тайны привлекательности Конышевой, очевидно, кроется в том, как сама художница определяет специфику своих работ: «репортажность с элементом чудес». Вот перед нами «Показ мод в доме художника» (1990. Холст, масло. 80 × 90) — многофигурная кольцевая композиция, берущая свое начало с женщины в красно-кирпичном платье, развернутой к зрителю спиной; далее наш взгляд по лесенке поднимается в темноту небольшого зала, в перспективу, в пространство, затем движется к женщине в черном платье и причудливо-кокетливой зеленой шляпке, а от нее — к фантомной фигуре, размещенной в центре действа. Ожидая увидеть показ высокой моды с соответственной атрибутикой и антуражем, мы видим скорее странное сборище в небольшом пространстве — попойку, не дефилирующих манекенщиц, а вульгарно одетых дам, совершающих странные движения явно в крепком подпитии...

Наш «Показ мод…» проходит в доме художника. Но в каком доме? И вообще: показ ли это? Конкретизированное место события — неотъемлемый и, как правило, легко считываемый элемент большинства работ Конышевой, поэтому позволим себе поделиться с читателем версией, которая кажется нам наиболее убедительной. Итак, прежде всего мы должны вспомнить, что на Кузнецком Мосту (опять конышевская Москва!), практически друг напротив друга, располагались Общесоюзный дом моделей одежды и выставочные залы Московского Дома художников (родного места для всякого члена МОССХа). Год написания картины — 1990-й — год, когда всеобщий хаос катастрофически набирал обороты и знаменитый московский Дом моделей уже по-настоящему умирал. То же самое можно сказать и о Московском Доме художника, чьи небольшие залы (с характерными деревянными лестничками в несколько ступенек) превратились в те времена в блошиный рынок и использовались как попало, в соответствии с желаниями тех, кто платил за аренду. И выходит, что видим мы некую вечеринку с разодетыми кто во что горазд дамами 1990-х, а название, возможно, ироническая аллюзия на стоящий рядом, но уже почти не существующий Дом Моделей на Кузнецком Мосту. Однако работа лишена горечи, назидательности или упрека — в ней скорее можно усмотреть иронию. При первом взгляде на картину создается ощущение того, что палитра художницы была несвежей — со старыми красками, при смешивании которых получались различные серо-грязные блеклые оттенки, но это тоже скорее говорит об отношении художницы к изображаемому событию, о том, что на Кузнецкий Мост, на самое модное в течение нескольких веков место Москвы — от Фамусовской до Брежневской — пришли совсем иные «модницы» в дорогих, но безвкусных и кричащих «тряпочках» и «шкурках».

Стоит отметить, что работы Конышевой, как и большинство произведений искусства вообще, надо видеть вживую, так как экраны мониторов передают маленькую долю ее цветовых соотношений и совсем убивают авторскую энергетику. Так, постепенно, изучая оригинал и погружаясь в детали ее работы, начинаешь различать чистые оттенки, просвечивающие сквозь серое месиво сложносочиненных цветов, вдруг видишь какого-то нового героя, его расположение, позу и состояние, новый предмет обстановки или странный элемент одежды и открываешь для себя целый неведомый прежде мир фантазий, событий и символов — мир Натты Конышевой.

Кстати, мир этот не замирает после того, как картина закончена и продана. Волею художницы он может в любой момент измениться. Натта известна тем, что в самом неподходящем месте (например, на галерейной выставке) может внезапно выхватить кисти и начать править свой холст, проданный много лет назад. Отношение разное: одни владельцы смотрят на это снисходительно, другие предпочитают спрятать от греха подальше. Вандализм? Причуда? Вопрос отношения. Но в любом случае часть легенды.

Теперь о рыночном феномене Конышевой. Те, кто следит за итогами наших AI Аукционов, знает, что ей просто нет равных по ликвидности. По нашему опыту, живопись Натты Конышевой продается в 100 % случаев, при том что объемы в штуках весьма внушительны. Например, в 2017 году из 15 выставленных у нас работ было продано 15. Да и в этом году Натта Конышева продается с такой же уверенной статистикой. Злые языки в этом случае тут же говорят: «Конечно, потому что у вас такие низкие цены». Разубеждать бесполезно: есть люди, которые будут упорно утверждать, что цены диктует аукцион, а не покупатели. Но отчасти с ценами верно. Доступность сильно помогает. Сейчас обычный резерв на картины Конышевой составляет 10 000–15 000 рублей, и в этом случае они продаются за 15 000–25 000 рублей плюс 15 % комиссии с вероятностью близкой к 100 %. Что будет, если резервную цену вдруг поднимут до 40 000 рублей? Наше мнение: продажи даже в этом случае будут, но скорее в 5–10 % случаев. Это автоматически резко снизит привлекательность автора для аукционов, потому что такой процент резко ухудшает им статистику. Не секрет, что доступные цены — это всегда «палочка-выручалочка» и здорово помогают улучшать процент продаж. Тем не менее доступные цены — это точно не единственное условие успеха. Работы Натты Конышевой кому-то нравятся, кому-то сильно не нравятся (и в нашем коллективе так же). Но поверьте многолетнему торговому опыту: никакого «пустого» художника невозможно продавать на регулярной основе, тем более десятками в год, даже за десятки тысяч рублей. Раз или два такое может пройти в режиме эмоциональной покупки, но дальше не станут покупать ни за какие деньги — проверено. Чтобы стало иначе, нужно гораздо больше, чем просто привлекательные цены: требуется история, легенда, самобытность, мистика, исторически сложившийся широкий круг ценителей и покупателей. Конышева ведь не взялась ниоткуда. Она с 1970-х годов участвовала в выставках неофициального и полуофициального искусства. Ее работы были и на измайловской выставке, и в павильоне «Дом культуры» на ВДНХ, и на многочисленных «квартирниках», и на авангардных выставках Дмитрия Пригова. И конечно, Натта Конышева много лет выставлялась в «горкомовских» выставках на Малой Грузинской. Некоторые помнят, что она была участницей группы «21» (там, где были Казарин, Файбисович, Снегур, одно время Зверев и др.). Не все ее любят, но знает и помнит огромное количество коллекционеров. Так что дело точно не только в деньгах.

Аукционный рекорд для творчества Натты Конышевой был установлен в 1990 году: метровая картина «Новый год» была продана на Phillips в Лондоне за $6 700 в пересчете с фунтов. На пиках, накануне кризисов, в 2007 и 2013 годах рекорды продаж были в диапазоне $1 700–3 500. Но это были скорее эпизоды. Сегодня реальный ценовой диапазон на внутреннем аукционном рынке — это 25 000–40 000 рублей за почти метровые масла на оргалите. И да, что важно, картин и графики выставляется и продается много. Десятки за год. В нашей базе по Конышевой есть почти 290 записей. Кто-то скажет: многовато, но на самом деле скорее хорошо. Значит, теплоносителя в контур системы циркуляции арт-рынка залито достаточно.



Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 34

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ЗАО «Сейф» в отношении обработки персональных данных».
Наверх