Художник недели. Шестидесятник Эдуард Зеленин
ARTinvestment.RU   23 октября 2017

Рисунок на текущих торгах AI Аукциона стал поводом почитать о судьбе и творчестве одного из важных художников в истории «нового русского зарубежья», участника «бульдозерной» и «измайловской» выставок, эмигрировавшего во Францию в 1975 году

«На лесной поляне в Измайлове недавно состоялся просмотр работ так называемых художников-модернистов…. Первое впечатление от просмотра — пестрота направлений. Обилие разных по манере восприятия мира и по технике работ художников невольно вызвало вопрос: почему эти художники вместе, что их может объединять?

Вот “Сломанная жизнь” Ламма: к тусклому серо-зеленому полотну прикреплены какие-то деревянные предметы, костыли, рейки. Рядом — “Бабочка-махаон” Зеленина: ученически примитивно изображен Покровский монастырь в Суздале, а внизу полотна — огромная, как картина из Брема, раскрашенная бабочка. Вот … и “Рубашка” Рабина: на фоне черного города, на черной веревке — порванная женская рубашка, белая с розовыми цветочками. По приемам ничего нового в этих, с позволения сказать, произведениях нет: все это было уже у ташистов, коллажистов и иных формалистов Запада… Профессиональная и нравственная незрелость обернулась для участников просмотра бóльшим злом, чем отсутствие своей творческой манеры. Их картины духовно немощны, потому что нет в них человека».

«А в общем, в тот воскресный день был развеян созданный западной пропагандой миф о “непризнанных талантах”. Король оказался голым. Модернистов вывели на публику, и они выставили себя во всем убожестве, потому что как явление искусства работы модернистов выглядят просто несерьезно. Серьезно здесь только напоминание о том, что наши идейные противники поднимают на щит своей пропаганды все, что угодно, лишь бы создать иллюзию “противообщества” в нашей стране, в духовной жизни народа. Когда анализируешь большинство работ, невольно приходишь к выводу о духовном кризисе их авторов или, вернее сказать, определенном их умысле, который продиктован враждебным отношением к действительности, к русской национальной культуре».

Да, это от души. Замечательно. Достойно восхищения. И главное, совершенно ж современно. Достаточно заменить «модернистов» на «акционистов» — и прям готовый закадровый текст какой-нибудь вечерней информационно-аналитической передачи на телеканале «Россия», РЕН или НТВ. Поздравим себя. Между тем приведенной длинной цитате 43 года. Это фрагменты двух статей из «Вечерней Москвы» — критика вынужденно разрешенного властями «Второго осеннего просмотра картин на открытом воздухе» в Измайлово, который состоялся 29 сентября 1974 года. Из числа тех публикаций, что не были стыдливо похоронены в библиотечных подшивках, а вошли в учебники и справочники. Вместе с фамилиями авторов. Как эти — процитированные на 203-й странице «Другого искусства» издательством ГЦСИ.
Кроме упомянутых Ламма, Рабина и Зеленина, в тех злопыхательских статьях авторы «Вечерки» прошлись еще по многим художникам — Валентину Воробьеву, Евгению Рухину, Надежде Эльской, Кропивницкому, еще не известным мне Зевину и Калугину. Но сегодня в рамках темы интересует Эдуард Зеленин.

За две недели до упомянутого показа в Измайловском лесопарке, 15 сентября 1974 года 36-летний Эдуард Зеленин приехал со своей картиной на пустырь в Беляево. Чтобы участвовать в несогласованной с властями выставке художников, почти сразу разогнанной и вошедшей в историю под именем «Бульдозерной выставки». Зеленин приехал на пустырь как самовыдвиженец, в пригласительном билете его фамилии не было. Он присоедился к акции по своей инициативе, как и Михаил Фёдоров-Рошаль, Михаил Одноралов, Валерий Герловин, Сергей Бордачёв и еще человек десять художников. Сам факт участия остаться для художника без последствий не мог. После резонанса в западной прессе и репортажей по «голосам» советские власти учли негативный опыт открытых задержаний Рабина, Рухина и других. Они выждали, пока шум поутихнет, и только потом задействовали проверенный репрессивный арсенал: кому могли — устроили неприятности на работе, кому-то пригрозили психбольницей (прецеденты были, поэтому угроза воспринималась всерьез), а то и подвели под статью об административных правонарушениях. По странному совпадению вскоре после «бульдозеров» Зеленина арестовали за хулиганство. В общем, так вышло, что в 1975-м — в год, когда художники готовились к большим выставкам на ВДНХ, — Зеленин эмигрировал. Ни в «Пчеловодстве», ни в «Доме культуры» он так и не участвовал. Художник уехал по израильскому вызову, как делали тогда все, кому было сильно нужно, включая русских.

Уехал зря или нет — никому наперед знать не дано, и не мне судить. Тогда ведь было совершенно непонятно, как жить и куда деваться. Оставаться в Новокузнецке или в Свердловске — обречь себя на безвестность. А ехать в Москву и Ленинград (где есть шанс снискать славу) — значит, как минимум принять каверзы и унижения статуса советского «художника без постоянной прописки».

Впрочем, талантливому человеку пробиваться даже в столицах понемногу удавалось. Смотрю на хронологию выставок Зеленина. 1965 год — персональная выставка в Доме культуры Института атомной энергии имени И. В. Курчатова. Пусть не музей, но однозначно легендарное место встречи «физиков» и «лириков». Настоящая персоналка. А ведь Зеленину в это время всего 27. В 1969–1972 — персональные выставки в комсомольском кафе «Синяя птица». Плотно опекаемое спецслужбами, но тоже легендарное место, где имели редкую возможность общаться с публикой неофициальные художники. Там открывали выставки многим из нынешних известных шестидесятников — Кабакову, Булатову, Бахчаняну и другим. Были и менее легальные, и уж совсем не приветствуемые властями места. Например, в 1970-м Зеленин принимал участие в выставке на открытом воздухе во дворе особняка американского журналиста Стивенса на Рылеева, 11. Вместе с Вечтомовым, Рухиным, Плавинским, Немухиным и другими. Земляк Эрнста Неизвестного, друг Шемякина, Зеленин много лет вращался в кругу художественного подполья. Ну, а про «Бульдозеры» и «Измайлово» в 1974 году — мы с этого начали. 

После эмиграции Эдуарда Зеленина произведения его вошли в выставочную обойму «Музея русского современного искусства в изгнании» Александра Глезера, а также многочисленных модных тогда выставок формата la Nuova arte Sovetica (т. е. новое советское искусство): русское искусство, которое ну никак нельзя было назвать соцреализмом, в 1970-х было интересно как феномен всему миру. В ноябре 1977-го работы Зеленина, вместе с картинами других неофициальных художников (включая тех, что остались в СССР) показали на биеннале в Венеции,. Выставку «Новое советское искусство», которую прозвали «Биеннале несогласия», с интересом приняли на Западе и с возмущением — на официальном уровне в СССР. Власти с упорством, достойным лучшего применения, искали измену совсем не там, где она зрела. И в очередной раз занимались какой-то дурью. Например, художников, работавших в Москве под эгидой городского комитета художников-графиков, заставили подписать коллективное письмо в «Литературной газете», в котором те, конечно же, решительно размежевались с «организаторами подобных сборищ». Длинных газетных цитат на сегодня хватит, так что просто поверьте на слово: состав участников того венецианского «сборища» сегодня сделал бы честь любому русскому музею современного искусства.

Как сложилось во Франции? Сведения противоречивы, об этом известно обрывочно, по субъективным воспоминаниям друзей. Пишут, что в Париже квартира Зелениных славилась хлебосольством хозяев. Сам художник одно время для многих был душой разрастающегося русского художественного сообщества. Друзья отмечают, что Зеленин всегда много работал, предпочитал трудиться по ночам, создавал много выставочного материала. Не без помощи друзей художник начал сотрудничать с французскими галереями — временами более удачно, временами менее. С одной стороны, по сравнению с Россией во Франции у Зеленина выставок было гораздо больше. Но при этом богатым, особо дорогим и успешным среди французских коллекционеров стать ему было не суждено. Не успел, не сложилось — так бывает, карты не легли.

В начале 1990-х картины Зеленина продавались на французских аукционах в районе $ 600–1 200. В творческом и бытовом плане тяжелее всего справляться стало, как ни странно, после начала Перестройки. Преждевременный и внезапный уход Зеленина из жизни в 2002 году некоторые связывают как раз с высокой эмоциональной усталостью на фоне организационных неудач с выставками. Эдуарду Леонидовичу Зеленину было 64 года.

Какова ситуация с признанием, оценкой роли художника в истории послевоенного неофициального искусства сегодня в России? Железный занавес способствовал тому, что в СССР художника успели забыть. В Перестройку начало казаться, что есть шанс наверстать. Так, в 1988 году художник прилетал в СССР на персональную выставку в родном Новокузнецке, организованную под эгидой Советского фонда культуры. В 1989-м «Почта СССР» выпустила марку с репродукцией картины Эдуарда Зеленина «Дама в шляпе». Потом в стране резко стало не до искусства и с выставками в России снова наступила долгая пауза. В середине 2000-х и в начале 2010-х людям приходилось снова долго объяснять, кто такой Зеленин. Имя было уже не на слуху. Сейчас наметились положительные сдвиги. В частности, после очень долгой паузы в этом году наконец-то в казанском «Манеже» состоялась выставка работ художника. Это очень хорошо. Тем не менее в вопросе информационной и творческой реабилитации Эдуарда Леонидовича Зеленина мы находимся скорее лишь в начале пути. Заметный эффект наступит только при серьезной мобилизации движущих сил: нужны выставки в Москве — галерейные и музейные, а еще каталоги, монографии, фонд творческого наследия — весь обычный комплекс мер, требующийся для продвижения художника.

Что с рынком? Хорошая новость для потенциальных коллекционеров состоит в том, что аукционный рынок работ Зеленина есть и довольно развит. В одной только нашей базе зарегистрировано более 70 аукционных эпизодов, включая 50 с живописью. Текущий аукционный рекорд для творчества Эдуарда Зеленина был установлен на аукционе Монако в 2010 году. Большой (более полутора метров в высоту) холст «Лейда с яблоком» был продан за фантастические $45 000. С этим результатом Зеленин сегодня находится в середине рейтинга топ-100 художников-шестидесятников. На ценовом пике для русского искусства, ближе к 2008 году, у Зеленина были еще продажи в районе $10 000–30 000. Но это были исключительные случаи, сегодня те цены не являются рыночным ориентиром. После двух кризисов они сильно скорректировались вниз для всех шестидесятников, без исключения. Сегодня на зарубежных и русских аукционах картины Эдуарда Зеленина среднего размера продаются в диапазоне $1 200–6 000. Графика — $500–2500. Цены варьируются в зависимости от размера, характерности сюжета и в целом находятся в диапазоне, комфортном для эмоциональных покупок.

Представленная на нынешних торгах акварель Зеленина — вещь доступная, недорогая, по карману очень многим. При этом безусловно приятная и, главное, очень характерная, воздушная сюрреалистичная, т. е. безошибочно зеленинская. В ней поразительно воплотилось все то, за что художника одни любят, а другие наоборот. Почему? Сегодня мы переживаем момент, когда такое искусство, не побоюсь этого слова, не в моде. Попробуйте сегодня что-то продать на стыке сюрреализма — сильно удивитесь, как это сложно. Абстракция, метафизика, концептуализм — вот, что победило на рынке в 2010-х. Может, не окончательно и не навсегда, как знать. Но в любом случае, споря о роли идей, значениях стилей и жанров, не стоит сомневаться, что Зеленин — важная часть истории русского послевоенного неофициального искусства, художник с десятками упоминаний в справочнике «Другое искусство», да еще и с персональной главой в «Леваках».

Источники: zerkalo-litart.com, ru.wikipedia.org



Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 32

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх