art-credit.ru

Выдача займов под залог картин и скульптур XIX-XXI веков

Первый профессиональный сервис по выдаче займов под залог произведений искусства

art-credit.ru

Круг художников

1926–1932, Ленинград

Члены-учредители: Л. Р. Британишский, М. Ф. Вербов, Е. С. Гаскевич, М. И. Гельман, Т. Е. Гернет (Матвеева), Д. Е. Загоскин, Г. Кортиков, Т. И. Купервассер, С. А. Куприянова, Г. А. Лагздынь, И. Л. Лизак, В. В. Пакулин, А. Ф. Пахомов, А. И. Порет, А. И. Русаков, М. А. Федоричева, С. А. Чугунов, Я. М. Шур.

Члены: А. С. Ведерников, К. П. Дёмина, В. А. Денисов, Н. Д. Емельянов, Е. С. Забровский, А. Д. Зайцев, Ф. И. Зарянов, Г. И. Иванов, Н. В. Иванова-Ленинградская, Б. И. Иноземцев, С. Г. Каплун, Б. Е. Каплянский, В. В. Купцов, В. И. Малагис, А. Л. Малахин, Л. А. Месс, Н. С. Могилевский, Г. М. Немёнова, В. П. Николаев, М. В. Носков, И. В. Орехов, П. А. Осолодков, Е. М. Петрова-Троцкая, А. П. Почтенный, Г. Б. Пьянкова, А. Н. Самохвалов, Н. В. Свиненко, М. М. Суцкевер, Л. Я. Тимошенко, Г. Н. Траугот, Н. И. Хлестова, Л. Я. Хортик, И. Е. Шаньгин, М. Л. Шехтман, Э. Ф. Эккерт.

Выставки: 1-я (1927, Ленинград) — 3-я (1929, Ленинград); 1929 (Лондон); 1930 (Киев)

Объединение было основано выпускниками ленинградского Вхутеина. Своими целями они провозгласили повышение профессионального мастерства на основе усвоения традиций мирового искусства и формального экспериментирования, стремились к отражению явлений современной действительности в формах станковой живописи и скульптуры, отвергали «литературщину» и сведение картины к агитсредству.

Идея создания зародилась в студенческой среде Вхутеина в 1924–1925, в апреле 1926 был выработан проект устава, окончательное оформление завершилось к осени 1926. На учредительном собрании председателем был избран В. В. Пакулин, секретарем — С. А. Чугунов (впоследствии обязанности секретаря выполняли М. Ф. Вербов и А. Ф. Пахомов).

В уставе задачами «Круга» обозначались объединение всех молодых сил Ленинграда и работа над созданием современной картины путем коллективной проработки как тем, так и живописных проблем.

Постоянного помещения общество не имело. Собрания проходили в Доме печати (Фонтанка, 21), Доме искусств (Мойка, 59), в студенческом общежитии на проспекте Володарского (ныне — Литейный проспект, 15), квартире А. И. Русакова на Петроградской стороне (угол Большого проспекта).

Объединение провело три отчетных выставки в залах Государственного Русского музея: в апреле — мае 1927, мае — июне 1928 и мае 1929, а также выставки в Доме работников просвещения (1927), клубе завода «Красный Треугольник» (ноябрь 1929). В 1929 при содействии ВОКС (Всесоюзное общество культурной связи с заграницей) и «Британского общества сближения с СССР» проведена выставка «Круга» в Лондоне. В 1930 была организована выставка в залах Киевской картинной галереи. Члены Общества участвовали также в выставке «Современные ленинградские художественные группировки» (1928–1929), 1-й Общегородской выставке изобразительных искусств (1930), выставках «Советское изобразительное искусство реконструктивного периода» (1932), «Художники РСФСР за XV лет» (1932) в Ленинграде.

Выставки сопровождались лекциями и диспутами, с докладами на которых выступали Н. Н. Пунин, Н. М. Тарабукин, В. В. Воинов и другие. Апогеем творческой деятельности Общества стала 2-я выставка, которую посетил А. В. Луначарский.

На 1-й выставке были представлены такие работы, как: «Жница» (1926–1927, ГРМ) В. В. Пакулина, «Работница (Портрет в голубом)» (1927, ГРМ), «Юноша в черной рубахе» (1925, ГТГ), «Портрет художницы М. Н. Бутровой» (1925–1926, ГТГ), «Мальчик на коньках» (1927, ГТГ) А. Ф. Пахомова, «Щебенщики» А. Н. Самохвалова (1926, ГРМ), «Порт» А. И. Русакова (1926, Пермская городская картинная галерея); на 2-й: «Женщина в красной шляпе» (1927, ГРМ), «Женщина с ведрами» (1928, ГРМ), «Матрос (В кабачке)» (1928, ГРМ) В. В. Пакулина, «Встающая женщина» (1928, ГМИИ Республики Карелия, Петрозаводск), «Жница (Жатва)» (1928, ГРМ) А. Ф. Пахомова, «Спартаковка» (1927, ГТГ), «Кондукторша» (1928, ГРМ), «Человек с шарфом (Автопортрет)» (1928, ГРМ) А. Н. Самохвалова; на 3-й — «Террор» (1929, ГРМ), «Мальчик» (1929, ГРМ), «Детский дом на пляже» (1929, ГТГ) А. Ф. Пахомова, «Женщина за столом» Т. И. Купервассер (1928, ГРМ), «Портрет матери» Б. Е. Каплянского и другие работы.

В деятельности объединения доминировал коллективизм: выставкам предшествовали многочисленные заседания, дискуссионные просмотры эскизов, доклады. Это приводило к курьезным ситуациям: «коллективный метод руководства» вынудил И. В. Орехова закрасить лицо его «Девочки» (1927, ГРМ), потому что «оно слишком конкретно и противоречит беспощадной борьбе, которую “Круг” ведет с проявлениями “бытовизма”».

В 1928 опубликована одна из деклараций общества: «“Круг” ставит своей задачей утвердить в нашей стране живопись и скульптуру как искусства и профессии живописца и скульптора как подлинные профессии. Эта задача требует упорной работы каждого члена общества у станка, твердого руководства этой работой со стороны всего коллектива и, наконец, активности “Круга” как общественной организации. По линии профессиональной — это учет и анализ всего художественного наследия прошлого и использование того формального опыта, который, повышая изобразительную культуру художника, содействует живописно-критическому познанию современности. По линии общественной — увязка и сотрудничество с советской широкой общественностью».

Декларация и устав «Круга» были близки «платформе» московского Общества станковистов (ОСТ). Выступления участников «Круга» в печати свидетельствовали о стремлении наладить контакт и с другими объединениями: «4 искусства», «Обществом художников им. А. И. Куинджи», «Общиной художников».

Вместе с тем одной из основных установок объединения было неприятие АХРР. Круговцы обвиняли ахровцев в «протокольном реализме» в ущерб формальному построению произведению, его пластической выразительности, колористической гармонии. Идеологи АХРР и Пролеткульта ставили в упрек «Кругу художников» увлечение чисто формальными экспериментами. Стремясь не допустить обвинений в формализме и буржуазности, члены «Круга» приняли решение «об усилении коллективного руководства непосредственно в процессе работы художника над холстом» и создании при обществе «Бюро контроля идеологии» (БЮРКИД). Ряд художников расценили это как неприемлемую преграду для осуществления творческих задач. В 1929, накануне 3-й выставки, большая группа художников покинула общество. А. Н. Самохвалов, Л. Р. Британишский, М. В. Носков, С. А. Чугунов, И. Е. Шаньгин и М. Л. Шехтман вступили в объединение «Октябрь», вскоре М. Ф. Вербов и Д. Е. Загоскин перешли в ОМАХРР.

Несмотря на эти меры, конфронтация с АХРР продолжалась и достигла апогея в 1930 в связи с публикацией очерка Г. Веселова «Буржуазные группировки Ленинграда» (Искусство в массы, 1930, №4, с. 12–13), часть которого была посвящена «Кругу»: «объединились эти люди исключительно по формальным признакам. И ставят перед собой исключительно формалистические задачи. У них уже был “раскол”… После чего к их декларации прибавилось несколько советских слов и внесены “некоторые” моменты “пролетарской идеологии”. А по сути дела “общество” осталось таким же, как и было… Это общество под видом традиций мирового искусства перетаскивает в страну строящегося социализма “традиции” французского искусства, ничего не имеющего общего с социализмом… Работая исключительно в области станковизма, это “общество”, по его мнению, создает “через картину стиль эпохи”. А существующий разрыв между пролетарским зрителем и их “искусством” объясняет “малой активностью широких рабочих масс…”».

«Круг художников» вступил в дискуссию, опубликовав ответ (Круг художников — отвечает // Искусство в массы, 1930, №8, с. 4–5): «Общество “Круг художников” считает, что выступление т. Веселова со свирепыми обвинениями по нашему адресу является обреченной на неудачу попыткой голыми руками разрешить весь тот сложный комплекс творческих вопросов сегодняшней живописи, который требует для своего разрешения максимального овладения диалектико-материалистическим методом мировосприятия и миропонимания, метода, единственно способного устранить ту путаницу и то невыносимое вульгаризаторство, которое существует и по сей день в понимании проблем изобразительного искусства…».

Здесь же, с некоторыми изменениями, вновь публиковалась декларация общества: «“Круг” стремится: I. Объединить и координировать труд всех художников (живописцев и скульпторов), работающих над развитием профессиональных качеств и задач. II. На основе коллективного руководства. III. Через картину как конкретное живописное выражение — одно из средств организующих сознание… IV. К созданию (в живописи и скульптуре) стиля эпохи. В противовес: дилетантизму и халтуре, индивидуальщине, субъективизму, превалирующей литературщине, ретроспективизму и мещанству».

Следом в том же номере была помещена резко критическая статья Т. Гапоненко «Заколдованный Круг» (Искусство в массы, 1930, №8, с. 5–7): «…“Круг” объединяет людей, идеологически больше связанных с прошлым, чем с сегодняшним днем; людей, которые формальными исканиями, картинкой, словно фиговым листочком, прикрывают свою буржуазную наготу, свою классовую физиономию, свое политическое убожество…».

Под влиянием постоянных идеологических атак активная деятельность общества прекратилась. Члены участвовали в деятельности изобригад, выезжали в творческие командировки на заводы, фабрики, в колхозы. Последнее коллективное выступление общества состоялось в 1932 на выставке «Художники РСФСР за XV лет» в Ленинграде.

В 2007 Государственным Русским музеем в Санкт-Петербурге была проведена большая ретроспективная выставка «Объединение “Круг художников”. 1926–1932».

Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 37

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх