Лот недели. Сервиз «Супрематическая пастораль» Павла Пепперштейна
ARTinvestment.RU   07 августа 2018

«Супрема» пристает к вакханке, обнаженная крестьянка убегает, зажав в руках красный треугольник, дама вырывается из объятий кавалера, чтобы прикоснуться к красному кругу… На торгах AI — какая-то отчаянная абсурдистская эклектика, воплощенная в фарфоре

Две чашки, пара блюдец, заварной чайник, сахарница и молочник. Казалось бы, обычный чайный сервиз тет-а-тет, для двоих. Но стоит присмотреться — чаю перехочется. На фарфоровых стенках творится чёрт-те что. Не всегда одетые пастушки и дамы из XVII века сталкиваются и выстраивают отношения с супрематическими первосимволами 1910-х. Получается у них по-разному: то робко (дама, касающаяся красного круга), то агрессивно (обнаженная, убегающая с красным квадратом), то загадочно (выглядывающая из-за черного квадрата). Что ж там происходит?

Да ровно так все и задумано. Это столкновение двух миров: продукта массового вкуса XIX века и интеллектуального авангарда начала XX. Впрочем, это не только концептуалистская «хохма» (как любит говорить Илья Кабаков — друг отца художника и самого автора), но и философское послание.

Даже более того — манифест.

Его текст был написан Пепперштейном в 2011 году в Париже. В нем художник обращает внимание, что супрематический фарфор возник из идеи, что «будущее появляется там, где все помечено знаками будущего. Намерение “метить супремами” (Малевич) предметы коллективного быта — мероприятие, задуманное как почти магическая форма воздействия на сознание масс — все это в результате породило фарфоровые коллекции и сервизы, находящиеся в собрании музеев и богатых людей, в то время как массы по-прежнему “метят” свои чашки и блюдца изображениями цветов, пастушек, петушков и сердец». А дальше так: «…чтобы красный треугольник или черный квадрат смогли воздействовать на сознание масс, их должна обнимать пастушка в кружевном платье или взасос целовать румяный амур. И наоборот, чтобы смягчающим образом воздействовать на сознание богачей, мнящих себя элитой, нужны такие приманки, как красный треугольник или черный квадрат, чтобы под этим прогрессивным соусом в их очерствевшие души смогли проникнуть нужные пастушки, сады, поцелуи, сердца, фавны, и обломки дорических колонн (скорее ионических)».

Вот и попили чайку, правда?

То есть по смыслу «Супрематическая пастораль» — это не столько шутка, сколько интеллектуальный партизанский рейд, философский эксперимент. Этот фарфор предлагает публике две инъекции. Одна способна вернуть эмоциональное равновесие снобам, которые уже через силу «едят» модный супрематизм, когда душа давно просит дам в кринолинах и сговорчивых пастушек. А вторая призвана взбодрить мещанский уклад, разворошить комфортный мир примитивной «красивости» и предложить его адептам хоть какие-то усложнения — «возбуждающий запах абстракций» и «пристающую супрему».

От Пепперштейна странно было бы ожидать чего-то одноуровневого. Сложные философские и психоделические переплетения, абсурдные сюжеты, миры будущего — здесь он как рыба в воде. Будущий основатель группы «Инспекция “Медицинская герменевтика”» родился в 1966 году в семье художника-шестидесятника Виктора Пивоварова. Это его настоящая фамилия. А Пепперштейн — псевдоним, в честь персонажа Пеперкорна из философского романа Томаса Манна «Волшебная гора». Его детство было наполнено общением с друзьями отца, художниками круга «Сретенского бульвара» — Кабаковым, Янкилевским, Штейнбергом и др. В позднем СССР Пепперштейн работал в журнале «Веселые картинки» и в Детгизе. С Кабаковым в 1989 году они даже вместе иллюстрировали книжку, а позже у них было несколько совместных выставок. Пепперштейн — успешный писатель, автор около 10 книг. Самый известный его роман — «Мифогенная любовь каст», первый том которого был написан с соратником по «Медгерменевтике» Сергеем Ануфриевым. Пепперштейн пишет стихи, читает рэп, делает платья, даже сам как-то выходил на подиум. Но в первую очередь мы знаем его как успешного и смелого художника, способного пересекать идеологические «красные линии». Он — любимец коллекционеров, входит в топ-100 самых дорогих русских художников современного искусства, рекорды — $27 000–37 000, его живопись и графика продаются на ведущих аукционах мира, включая Sotheby’s и Phillips. Но вот его фарфор на торгах никогда не выставлялся. Сервиз «Супрематическая пастораль» на AI — первый подобный случай.

Прямых продаж аналогов нет, по ценам четко привязаться не к чему. Но в целом по рынку косвенные ориентиры есть. В первую очередь продажи тиражного фарфора шестидесятников. Например, тарелки, сахарницы и другой фарфор Владимира Немухина — это сегодня порядка $1 000–1 500 за предмет. Тарелки Янкилевского тоже в районе $1 500. Фарфоровый пласт Ильи Кабакова — ориентировочно $1 500–1 700. Тарелки Виктора Пивоварова — примерно столько же. Кроме имени, многое зависит от тиража (то есть редкости, уникальности) и сложности. Например, фарфоровые скульптуры, вазы и сложной формы блюда Олега Целкова продавались у нас в диапазоне $4 000–10 000. Что касается супрематически-пасторального сервиза Пепперштейна, то, будь у нас на AI эстимейты, я бы интуитивно ориентировался в район $3 000–$4 000. Но эстимейтов, напомню, у нас нет — цена формируется исходя из фактической ситуации на торгах.

Представленный сервиз — яркая, философская, важная, одна из всего двух серий Павла Пепперштейна в керамике. Так, в каталоге «Фарфор шестидесятников» (там Пепперштейн у составителей проходит в рубрике «Постшестидесятники») опубликована серия из семи тарелок «Ангелы знаков», выпущенная тиражом 30 экземпляров в 2008 году. Там есть «Ангел Черного квадрата», «Ангелы мандалы», «Ангел революции», «Ангел доллара» и другие сюжеты. А еще тем коллекционерам, кто решит присмотреться к фарфору бывших участников «Медицинской герменевтики» (инспекция была закрыта в 2001 году), намекну, что серия тарелок есть и у Сергея Ануфриева. Впрочем, это уже другая история.

А пока, до 12:00 пятницы, 10 августа 2018, на наших торгах — «Супрематическая пастораль» Павла Пепперштейна. Экземпляр 27 из 30. Семь предметов, каталожный, наглазурная роспись, предметы подписаны инициалами П. П., производство Villeroy & Boch (Германия), 2010 год.

Источники: artinvestment.ru, art-and-houses.ru, artinvestment.ru

Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/news/auctnews/20180807_peppershtein_porcelain.html
https://artinvestment.ru/en/news/auctnews/20180807_peppershtein_porcelain.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна


  • 14.12.2018 Русский авангард из Норвегии. Ксан и Юлия Крон В «Галерее Михайлов» открыта выставка картин Ксана Крона, норвежского художника-авангардиста, который двенадцать лет жил и работал в России
  • 14.12.2018 Арон Бух: Исцеление цветом В липецкой галерее современного искусства «Буксир» 15 декабря открывается выставка Арона Буха, посвященная 95-летию со дня рождения художника. В экспозиции — произведения из крупных московских коллекций
  • 10.12.2018 «Игорь Вулох. Эволюция белого» в Казани В Галерее современного искусства ГМИИ РТ до 31 января открыта выставка к 80-летию художника-нонконформиста Игоря Вулоха (1938–2012)
  • 10.12.2018 Выставка «Пьеро делла Франческа» в Эрмитаже Произведения одного из самых известных художников XV века Пьеро делла Франческа из художественных собраний Италии, Испании, Португалии, Великобритании показывают в Пикетном зале Зимнего дворца
  • 05.12.2018 Стиль Фаберже. Превосходство вне времени Выставка в музейно-выставочном комплексе «Новый Иерусалим» представит более 400 произведений Фаберже из Музея Фаберже в Баден-Бадене, Государственного Эрмитажа, музея «Петергоф», ГИМа и др.
Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 27

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ЗАО «Сейф» в отношении обработки персональных данных».
Наверх