ИИ в искусстве: на службе или во вред? Часть 2
ARTinvestment.RU   12 марта 2024

Продолжение обзорного материала по сегодняшним реалиям и перспективам применения искусственного интеллекта в мире искусства

Продолжение. Начало см. здесь.

После выхода первой части материала редакция AI получила разные отклики: и благодарности за поднятую тему, и справедливые претензии. В частности, внимательные читатели написали, что вместе с технологиями производства графического дизайна было бы правильно упомянуть и платформы генерации видео-контента с использованием ИИ — дескать, художники также могут использовать их для создания видеоарта.

Благодарим и поясняем: в материале речь идет о функционирующих технических решениях, официально выпущенных и доступных для широкого использования. Платформа Sora от OpenAI (уверены, именно о ней шла речь), позволяющая создавать 60-секундные видео на основе текстового описания сюжета, в настоящий момент находится в стадии тестирования и ожидает явления миру в середине весны. Кстати, интересно, если не симптоматично, что OpenAI «раздал» для тестирования продукт графическим дизайнерам и специалистам из мира кино, но не художникам. Видать, чтобы остросоциального чего не вышло — иного объяснения дать не можем.

Sora — далеко не единственный представитель видео-платформ с использованием ИИ: можно вспомнить и Hour One (создающий форматы от лекций до выпусков новостей с виртуальными ведущими), и Comic30 (будущее индустрии комиксов и потенциальный кандидат на выкуп гигантами Marvel или DC Comics), и с десяток других. Но стоит признать: новости и индустрия кино в сравнении с арт-рынком — недосягаемые, космические величины, и создатели таких платформ будут всегда ориентированы на бюджеты СМИ и Голливуда. А создавать отдельную платформу для нужд исключительно художников (особенно с учетом скромных продаж видеоарта на физическом рынке) никто в здравом уме не станет. Что, впрочем, не исключает использования их профессиональными художниками и созданием на этой базе шедевров. Нам Джун Пайк, будь сегодня жив, не дал бы соврать — пускай телевизоры и были придуманы не для него.

А мы тем временем продолжаем. И остановились на применении ИИ в сегменте продажи искусства.

2. Продажа искусства

Да, мы не ошиблись: мы возвращаемся к термину «искусство», поскольку (в отличие от создания) ИИ способен содействовать торговле реальными качественными художественными работами — например, онлайн-торгам с виртуальным аукционистом. В памяти еще свежи карантинные телестудии от Sotheby’s и Christie’s — что мешает обучить искусственный интеллект алгоритмам взмаха молотка? Ведь проводятся же в Германии христианские мессы с католическим священником при технической поддержке OpenAI. Или может же ИИ может помочь продавцам искусства в момент принятия заказа, при первом контакте коллекционера с сайтом галереи — обеспечить качественный двусторонний диалог в режиме 24/7, перед тем как передать потенциального покупателя соответствующему сотруднику?

Оказывается, нет: мешает и не может — искусственный интеллект рынку искусства в обоих случаях не помощник. И противятся этому подходу сами участники арт-пробега — аукционные дома и галереи. А точнее, их сотрудники, боящиеся сокращения. Так, отвечая на вопросы американской компании Fuelarts (2023) относительно перспектив ИИ, участники рынка искусства высказались за развитие всех других направлений — производства, управления, аналитики — за исключением торговли. В сфере продаж, по их напуганному авторитетному мнению, искусственный интеллект не просто бесцелен, но и принципиально вреден.

Эта позиция крайне схожа с нежеланием аукционных домов и галерей развивать технологии визуализации и онлайн-продаж, которые мы наблюдали незадолго до пандемии. Что потом случилось и как мучительно выбирался рынок из новых реалий — мы помним еще лучше. Что ж, подождем.

При этом не боятся развивать ИИ продавцы цифрового искусства. Так, пионер направления, изобретательный маркетплейс Art Blocks отлично совмещает на платформе алгоритмы создания и интуитивной торговли генеративным искусством. Монетизировать свои ИИ-экзерсисы (коих, как мы помним, уже создано более 10 млрд штук) дизайнерам предлагает онлайн-портфолио Wirestock — аналог знакомых всем художникам Behance и DeviantArt. Наконец, выставить на продажу ИИ-артефакты, добытые в пылу игровых онлайн-баталий, можно на японской платформе PromptSea. А заодно там же и создать свои предметы графического и игрового дизайна — естественно, с использованием ИИ.

3. Управление искусством

Потенциально наиболее благодатная для рынка искусства сфера. И одновременно — самая неблагодарная. Речь, конечно же, об искусствоведческой и технологической экспертизах.

Крупномасштабная и повсеместная оцифровка предметов искусства в 2010-х открыла новые перспективы для его анализа (как мы помним из первой части материала, для обучения и повышения результативности ИИ нужна объемная база данных). Дальнейшие разработки в сфере экспертизы искусства с участием ИИ разделились на два направления — т. н. «Пристальное чтение» (с англ. — Close reading) и «Дистанционный просмотр» (с англ. — Remote viewing). Рабочие группы первого направления обучали алгоритмы ИИ, так сказать, «визуальному» анализу произведения искусства отнесению к тому или иному стилю, жанру, историческому периоду, мастерской, школе и кругу авторов, анализу основы и красочной поверхности. Вторая группа сосредоточилась на анализе искусственным интеллектом предварительно проведенных лабораторных исследований. Как несложно догадаться, аналогом «Пристального чтения» на практике является искусствоведческая экспертиза, а «Дистанционного просмотра» — экспертиза технологическая.

Сотрудники университета Case Western Reserve из Огайо (США) разработали и запатентовали одну из технологий экспертизы предметов искусства по внешним признакам. «Эта инновационная технология, — утверждают разработчики, — позволяет не только определить, какие художники отвечали за определенные области картины, особенно при участии нескольких авторов, но и отличить подлинные произведения от подделок. Возможность анализировать сложные детали с помощью топографического сканирования при участии искусственного интеллекта совершит революцию в области провенанса и аутентификации произведений искусства».

Разработка применялась при атрибуции более 250 произведений — от старых мастеров до модернистов — и показала впечатляющую точность: 96 %. Зафиксированные по правилам академической науки и опубликованные результаты исследования отдельно и подробно раскрыли широкой публике, с чем именно не справился ИИ в рамках тех самых 4 %... тем самым фактически создав «руководство к действию» для будущих создателей поддельных работ.

Приведем показательный пример. С 1981 года тянется эпопея с так называемым тондо де Бреси — многострадальным полотном, купленным британским коллекционером на сельской распродаже. Тондо приписывалось Рафаэлю (в самом деле, кому же еще?), за 40 лет прошло череду экспертиз, пока, наконец, в феврале 2023 года для оценки подлинности не была привлечена ИИ-технология. Исследователи из Ноттингемского университета и Университета Брэдфорда пришли к выводу, что «с вероятностью до 97 % тондо является работой Рафаэля Санти». Спустя полгода исследование, проведенное швейцарской компанией Art Recognition, показало, что предыдущая атрибуция с вероятностью до 85 % была ошибочной.

Другими словами, с момента ввода в экспертный совет искусственного интеллекта мы обречены наблюдать войну не мнений, но процентов. Несложно представить, как бы выглядела судебная система, если бы решение выносил искусственный интеллект: «Вы виновны с вероятностью 85 %. А до конца срока доживете с вероятностью 99 %». Мы не хотим такого будущего, а вы?

Тем временем в сфере привлечения ИИ к управлению искусством наблюдаются ростки здравомыслия. Так, британский портал ARTBnk разрабатывает систему управления долями предметов искусства, а американская компания Arternal обучает ИИ правильно реагировать на изменения рынка, своевременно оповещать о них коллекционера и выдавать рекомендации по логистике, страхованию и продаже художественных активов.

4. Аналитика искусства

Задачи ИИ при анализе любых данных — обработать предоставленную статистическую информацию и выдать пользователю рекомендации для самостоятельного решения. Другими словами — сэкономить время и сузить набор возможных решений до минимума. Применительно к рынку искусства это означает учет и анализ суммарного воздействия всех известных факторов, влияющих на текущую стоимость коллекции или отдельных предметов для осуществления одного из трех действий коллекционера: докупить, распродать, придержать (термины в данном случае использованы бытовые, для большей наглядности).

Обучить ИИ подобной работе могут позволить себе считаные единицы компаний, владеющие подобными массивами информации — Artnet, Artprice, ArtTactic, Artory, ведущие аукционные дома (в частности, Sotheby’s, в свое время выкупивший «Индекс Мея-Мозеса»), крупные банки, занимающиеся залоговыми операциями с искусством, и инвестиционные арт-фонды.

А еще есть немецкий энтузиаст Марек Клаассен, вручную в течение 18 лет собиравший базу данных экспозиционной активности художников, известную как ArtFacts. Он-то и запустил аналитическое приложение Limna, дополнив данные об образовании, выставках, резиденциях и грантах художников сводками аукционных продаж (для чего вступив в коллаборацию с Artnet). Создав на основе ИИ-алгоритма свое приложение для смартфона, Марек получил почти совершенного советника от искусства, который сопровождает коллекционеров второй год подряд во время арт-ярмарок. По сути, Limna — несбывшаяся мечта создателей Artsy, рекомендательный алгоритм на основе предпочтений коллекционера, подкрепленный маркетинговой и аукционной статистикой.

А вот с десяток попыток создать аналитическую платформу для коллекционеров цифрового искусства (где рынок благодаря блокчейну на 100 % прозрачен, но скуден по объемам продаж — читай: крайне сложен для анализа вариантов), оказались успешными ровно наполовину — эти стартапы банально не выдержали NFT-застоя и занялись анализом того рынка, где данных больше, и деньги ближе. А именно — биржевых транзакций криптовалют и связанных с ними финансовых инструментов.

Переложить на эту модель цифровое искусство — дело нескольких недель работы и участия толкового UX-дизайнера. Но рынок, к сожалению, пока неделями не мыслит.

В последней части нашего материала мы поговорим об авторских правах и этических нормах, беспокоящих художников и коллекционеров, а также о будущем искусственного интеллекта.

Окончание следует.


Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/stories/20240312_ai_art2.html
https://artinvestment.ru/en/invest/stories/20240312_ai_art2.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна

Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 34

Узнайте первым об открытии аукциона!

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх