Инвестиции в работы Оскара Рабина. Чему отдать предпочтение?
ARTinvestment.RU   04 июня 2014

В последние три года самые высокие цены за живопись Рабина давали не на заграничных, а на московских аукционах

Надо же, ведь это все было как вчера. Еще в начале 2000-х в ЦДХ на Крымском Валу живопись Оскара Рабина продавалась в ассортименте примерно за 6 тысяч долларов. На зарубежных аукционах его картины стоили в целом столько же: в диапазоне 3,5–8 тысяч долларов, в среднем — 5 тысяч долларов.

Все резко поменялось десять лет назад: продажа «Креста» (1964) на лондонском Sotheby’s в 2004 году стала локальной сенсацией, а аукционный рекорд для живописных произведений Рабина установился на отметке 23,5 тысячи долларов без учета комиссии. Прошло всего три года — и в 2007-м на том же Sotheby’s картина «Бани (Нюхайте одеколон “Москва”)» (1966) ушла уже за 280 тысяч долларов. Точнее, даже за 336 тысяч долларов с учетом комиссии. Случайность? Нет. Потому что следом, в 2008-м другую картину, «Город и луна (Социалистический город)», купили за те же 280 тысяч (или 337 тысяч с премией). За шесть лет: было 5, а стало 280. Вот такие грубые инвестиционные прикидки. Что, уже стало интереснее?

А потом случился кризис. После 2009 года цены на шестидесятников просели на 25–40 %. И это еще ничего. Теперь-то мы понимаем, что могло быть и еще хуже, учитывая, что за предыдущие пять лет цены взлетели почти в 50 раз. Переход с бега на шаг кому-то пошел на пользу. Многие критерии оценки были пересмотрены. Решения о покупке стали приниматься более взвешенно. Конечно, о темпах роста и ценовых уровнях, что были до кризиса, сегодня лучше бы вообще забыть — пора перевернуть эту страницу. К прошлому апеллировать бесполезно, а инвестиционные стратегии нужно фактически строить заново, по Рабину в том числе.

Стоит ли сегодня инвестировать в Рабина? Давайте в форме вопросов и ответов разберемся, на что нужно обращать внимание.

История послевоенного неофициального искусства еще не написана. Роли и значение отдельных ее участников могут быть пересмотрены на наших глазах. Вероятно, какие-то художники могут со временем отойти на второй план. Может ли этот пересмотр коснуться Рабина?

Оскар Рабин настолько прочно занимает ключевое место в истории неофициального искусства, что риск пересмотра его роли практически минимален. Деятельный «лианозовец», участник большинства резонансных выставок неофициального искусства: в клубе «Дружба» на Шоссе Энтузиастов (1967), на пустыре в Беляево, в Измайловском парке и в павильоне «Пчеловодство» на ВДНХ (все — 1974). Основной организатор и вдохновитель и «бульдозерной выставки», и последовавшего разрешенного показа в Измайлово. С такими заслугами выпасть из истории искусства практически невозможно. И не случайно произведение Оскара Рабина иллюстрирует обложку одного из двух томов сборника «Другое искусство».

Какой период в творчестве Рабина считается наиболее ценным с точки зрения коллекционеров и перспективным для инвестиций?

Доэмиграционный — до 1978 года, когда Рабина вынудили уехать из СССР. Особенно ценятся 1960-е годы. Почему «Лианозово» ценится гораздо выше «Парижа», думаю, понятно. Радикально поменялась среда, быт — почва, дающая сюжеты и настроение, — а с нею и энергетика рабинских холстов. Конечно, периодизация не догма. Всегда нужно смотреть на конкретные вещи, потому что и в более позднем творчестве были всплески. Особенно тогда, когда Рабин вновь обращается к воспоминаниям о родине. Вполне можно найти позднюю работу достойного качества, которая будет стоить в два — три раза дешевле, чем лианозовская.

Значит ли это, что все работы Рабина, выполненные в Париже, бесперспективны в инвестиционном плане?

Нет, не совсем. По инвестиционному потенциалу они, конечно, сильно уступают лианозовским вещам 1960-х. Но при этом и стоят дешевле в несколько раз. Поэтому шанс перепродать их в будущем дороже тоже есть. Как тут можно поступить? Совет такой: если уж предстоит делать выбор из работ, созданных во Франции, то стоит отдать предпочтение нейтральным сюжетам. То есть никаких местных кафе, коньяков, бистро и тем более вывесок и текстов на французском языке. Это вредно и для ликвидности, и для инвестиций. У русских коллекционеров французские вывески спросом не пользуются.

Где лучше покупать и продавать Рабина: за границей или в России?

Во Франции Рабин стоит немного дешевле, все-таки для него это внутренний рынок. Но драматического межстранового разрыва давно уже нет. Насчет «продавать»… вы удивитесь, но в последние три года самые высокие цены за работы Рабина давали не в лондонах и парижах, а на московских аукционах. Так, самая дорогая вещь Рабина в период 2012–2014 — это холст 1961 года, проданный на «Совкоме» за 70,3 тысячи долларов в октябре 2012 года. На втором месте — «Композиция с газетой» (1971), проданная на московском аукционе VLADEY в марте 2014 года за 57 тысяч долларов. В обоих случаях к ценам надо прибавить комиссию. На третье место вклинился результат французского аукциона Ader, но зато дальше снова идут наши — «Совком» да VLADEY. Вот и думайте, стоит ли искать сейчас счастья за морями, если Рабин и у нас уже неплохо продается. Конечно, если цены нормальные. Это мы даже и по своему аукциону чувствуем. Пару недель назад французского, но хорошего по сюжету Рабина на Аукционе AI были готовы купить за 1 миллион рублей. Это почти 29 тысяч долларов, то есть цена даже выше европейской. Словом, многое говорит о том, что сейчас для покупки и продажи Рабина искать зарубежную площадку особого смысла нет: в России конъюнктура едва ли не лучше.

На аукционах выставляется довольно много картин Рабина. Художник не в дефиците и работает до сих пор. На рынке появляются даже совсем новые вещи, 2010-х. Стоит ли в этой связи покупать сегодня или лучше не торопиться?

За последние полтора года одних только картин Рабина предлагалось более двадцати. И это, наоборот, очень хорошо, это признак здоровья рынка конкретного художника. Значит, кровь хорошо бежит по венам и вы точно не единственный покупатель. Сегодня можно выбирать и покупать за пока еще разумные деньги лучшее — работы ценного периода, характерные, сильные. Но много ли среди них вещей 1960–70-х годов? То-то и оно. Этот материал не бесконечен, на внутреннем рынке он уже в дефиците. Вывод: торопиться не стоит, выбирать надо взвешенно. Но если уж попалась хорошая вещь, то покупать не откладывая. Тем более что времена кризисного дисконта закончились.

Какова сегодня ценовая конъюнктура для произведений Рабина? Во что стоит инвестировать?

Вероятно, мы находимся в фазе начала роста, чему есть ряд прямых и косвенных подтверждений. Во-первых, по нашей статистике, за последние полгода общий ценовой индекс творчества Оскара Рабина Artist’s ARTIMX прибавил 53 пункта (условно 1000 долларов за 6 месяцев превратились в 1053 доллара). Ценовой индекс живописи рос еще быстрее: условная тысяча долларов превратилась в 1182 доллара. Во-вторых, что важно, возвращается интерес к Рабину: в 2008-м огромная ретроспектива в ГТГ, в 2010-м сразу две экспозиции в Париже, в 2013-м большая выставка в московском Мультимедиа Арт Музее. И еще планируются. Кроме того, как мы помним, с 2008 года ценовой индекс Рабина пережил глубокое падение — около 30 %. По уровню цен мы сегодня находимся примерно в ситуации конца 2006 — начала 2007 года. Есть куда расти. Потенциал восстановительного роста далеко не исчерпан.

Дополнительно инвесторов поддерживает то, что картины и графика Рабина котируются на мировых аукционах уже более четверти века. Еще был СССР, еще не было армии русских коллекционеров, еще не было рынка как такового, а Рабин уже вовсю продавался на местных европейских аукционах. Обходился как-то без нас годов с восьмидесятых, а может, и раньше. И покупали его, что важно, иностранные коллекционеры, а не только наши.

По части подделок Рабин не относится к группе риска. Вещи с красными индикаторами инвестиционного риска бывают, но единичны. Тоже плюс для инвестора.

Что касается инвестиционного потенциала, то я бы ранжировал его произведения примерно так. По убыванию инвестиционной привлекательности: живопись до 1978 года, далее с большим отрывом — возвращение к ранним темам в поздней живописи и, наконец, нейтральные сюжеты после эмиграции (без французских надписей). Отдельно я бы выдел раннюю графику Рабина. Она сильно недооценена во всех смыслах — как по художественному значению, так и по цене. Аукционные цены на оригинальные рисунки 1960-х годов варьируются в диапазоне 2 500–3 300 долларов, лучшие образцы графики могут стоить 6 000–9 000 долларов. Впрочем, как часто бывает с графикой, этот материал пока еще остается преимущественно уделом знатоков и ценителей, не входит в зону массового спроса.

 

Источники: oskarrabin.com, artinvestment.ru


Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/ideas/20140604_rabin.html
https://artinvestment.ru/en/invest/ideas/20140604_rabin.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна

Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 32

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх