Художник недели. Юрий Анненков
ARTinvestment.RU   13 ноября 2017

Жизнь Анненкова — сплошной приключенческий роман длиною в 84 года. С интригами, неожиданными поворотами, погонями, трагическими случайностями, счастливыми спасениями и героическими победами

Юрий Павлович Анненков (1889–1974) — Жорж Анненкофф — художник интереснейшей судьбы. Потомок основателя пушкинистики Павла Васильевича Анненкова, сын сосланного за участие в подготовке покушения на императора Александра II народовольца, после 1917 года предсказуемо стал одним из главных художников, славящих жизнь в новой революционной России, из которой в 1924 году сбежал в Париж, где с конца 1960-х иллюстрировал запрещенные в СССР «Собачье сердце» Михаила Булгакова, «Раковый корпус» и «В круге первом» Александра Солженицына.

Для начала в 1909 году будущего выдающегося художника XX века, мастера мировой известности, входящего в топ-20 самых дорогих русских художников… не приняли в петербургскую Академию художеств.

Не сдал экзамены. Ладно. Très bien.

Раз Петербург не принимает, то, делать нечего, — остается только ехать в Париж.

Пару лет поучившись в частных студиях, 22-летний Юра Анненков уезжает во Францию. Его неофициальным учителем становится Монпарнас, с Амедео Модильяни, Иваном Пуни, с Марком Шагалом, Осипом Цадкиным, Александром Архипепко и другими старыми и новыми друзьями. Важнейшие уроки мастерства, понимание принципов футуризма и кубизма в начале 1910-х были получены у французских педагогов Мориса Дени и Феликса Валлотона. Анненков учился быстро. В 1913 году уже зрелый 24-летний художник участвует в первой важной выставке живописи — французском салоне «Независимых». В том же году, по возвращении в Россию, ему предстоит дебют в качестве театрального художника в постановке Homo sapiens легендарного Евреинова.

В 1917-м потомственный бунтарь Анненков восторженно встречает Революцию. Впереди — море работы, океан возможностей, несколько лет карт-бланша для людей искусства со стороны рабоче-крестьянской власти. Именно в эти годы полный сил и воодушевления Анненков создает свои шедевры в изобразительном искусстве и реализует новаторские проекты в экспериментальном театре. Так, в 1918 году он делает знаменитый цикл иллюстраций к поэме Александра Блока «Двенадцать». Поэт сам участвует в их создании вместе с художником. Это оформление стало каноническим, и поэма много раз переиздавалась с иллюстрациями Анненкова не только в СССР, но и за рубежом.

Через год, в 1919-м, Анненков взрывает историю театральной сценографии, реализовав свою идею «ритмических декораций». В спектакле по комедии Льва Толстого «Первый винокур, или Как чертенок краюшку заслужил» (Эрмитажный театр, Петроград) Анненков впервые сделал абстрактную динамическую декорацию: вместо статических задников он повесил под потолком трапеции, на которых «фоном» работали цирковые акробаты, показывая трюки. А в постановке вместе с актерами участвовали клоуны. Анненков просто обожал движение, динамику — и в графике, и на сцене. Тогда постановки экспериментального театра не фиксировали на пленку, но, судя по описанию очевидцев, по духу это должно было быть похоже на сценографию «Формулы любви» и других новаторских постановок Марка Захарова.

В начале 1920-х Анненков создает серию кубистических графических портретов первых лиц Революции — Ленина, Троцкого, Каменева, Зиновьева и других. Но, предположу, что по-настоящему любимым героем Анненкова в эти годы был легендарный председатель Реввоенсовета, создатель Красной Армии, приведший ее к победе в Гражданской войне, Лев Троцкий. На это указывают его многочисленные портреты, сделанные Анненковым, — вдохновенные, атмосферные, с характером, практически каждый рисунок — шедевр.

Со смертью Ленина в январе 1924-го борьба за лидерство в партии вспыхнула с небывалой силой и над Троцким начали сгущаться тучи, Анненков начал о чем-то тоже догадываться и успел выйти из игры. Он с оказией выехал на Венецианскую биеннале, потом отправился в Париж и возвращаться не торопился. В кармане, по иронии судьбы, был гонорар за выигранный конкурс на канонический портрет Ленина по заказу Гознака.

Как теперь понятно, уезжая в Венецию в 1924-м, году художник вскочил если не в последний, то в предпоследний вагон и, скорее всего, избежал пули в лесу или в подвале. Например, того же Маяковского в 1930-м за рубеж уже просто не пустили. Анненков же обставил свой отъезд очень мудро. Бравировать своим поступком не стал. Никакой нелояльности не выражал. Наоборот. Вел себя покладисто и скромно. Носил советский паспорт, ходил отмечаться в посольство, получал заказы на оформление советских выставок за рубежом. Ему удалось долгое время водить за нос Советские власти, кивать головой и делать вид, что вот-вот вернется. А о его истинных намерениях знали преимущественно друзья и некоторые доверенные коллеги. Например, Маяковский. В своих воспоминаниях Анненков так описывал их последнюю встречу в Ницце в 1929 году: «В его последний приезд мы болтали, как всегда, понемногу обо всем и, конечно, о Советском Союзе. Маяковский, между прочим, спросил меня, когда же наконец я вернусь в Москву. Я ответил, что я об этом больше не думаю, так как хочу остаться художником. Маяковский хлопнул меня по плечу и, сразу помрачнев, произнес охрипшим голосом: А я — возвращаюсь… так как я уже перестал быть поэтом. Затем произошла поистине драматическая сцена: Маяковский разрыдался и прошептал едва слышно: Теперь я… чиновник…» И еще: «Маяковский понял, что можно быть “чистокровным” коммунистом, но — одновременно — совершенно разойтись с коммунистической партией и остаться в беспомощном одиночестве».

Кто в молодости не был радикалом, у того нет сердца. Кто в зрелости не стал консерватором — у того нет ума.

В эмиграции Анненков не пропал. Напротив, его талант вновь расцвел. Конечно, революционные сюжеты из его творчества почти ушли, но он был высоко востребован как театральный художник, как книжный график, как живописец. С наступлением эпохи кино Анненков стал полезным профессионалом для киноиндустрии, талантливым художником по костюмам. В 1955 году наш Жорж Анненкофф чуть даже не получил «Оскар»: художник был в кратком списке престижной номинации Американской киноакадемии за фильм «Мадам де…», однако в тот год награду у него увела кинокомедия «Сабрина» с Одри Хепберн. Вообще Анненков работал над многими фильмами. Их было чуть ли не 45. Самый ранний — «Фауст» (1926). Последний по времени — «В субботу — невозможно» (1965), номинированный, к слову, на «Золотой глобус».

А в промежутках между этим — десятки спектаклей, сотни оформленных книг, собственная литературная работа под псевдонимом Борис Темирязев.

Анненков ушел из жизни 12 июля 1974 года, в 84 года. На безопасном расстоянии он пережил сталинские репрессии, убийство Троцкого, но оказался в оккупированном Париже, дожил до развенчания культа личности, увидел успехи передовой советской науки в космосе и одновременно дремучее политическое преследование инакомыслия в СССР. Завершая поразительный виток судьбы в конце жизни, бывший революционный художник Анненков стал иллюстратором запрещенных книг Александра Солженицына, которые тайно с огромным риском переправляли в Союз. На томиках «В круге первом» и на «Раковом корпусе» — его узнаваемые обложки, со шрифтом прям как на «Мойдодыре» 1935 года его соседа по даче Корнея Чуковского.

Наверное, читатели уже поняли, что про жизнь Анненкова можно рассказывать и проводить исследования бесконечно. В этом смысле остается лишь позавидовать владельцам его работ. Впрочем, даже по этому краткому экскурсу можно вполне себе представить масштаб фигуры.

Что касается рынка произведений художника, то статистика такая. Максимальный аукционный результат для творчества Юрия (Жоржа) Анненкова был установлен в 2014 году на Christie’s. Тогда портрет литератора Александра Тихонова, директора советского издательства «Всемирная литература», был продан за $6 268 000. Интересно, что это выше рекордов Айвазовского, Боровиковского, Родченко и Нестерова. Дороже всего на аукционах стоит портретная живопись и графика в стиле нового синтетизма (кубизм с экспрессионистским характером). Например, гуашевый портрет Анны Ахматовой в 2013 году продали на Christie’s за $1 382 000. А черно-белый эталонного качества «синтетический» карандашный портрет Мейерхольда в 2012 году на Sotheby’s купили за $1 680 000. Обычные живописные натюрморты размером около метра сегодня оцениваются в районе $40 000–100 000 (всё сильно зависит от качества). С графикой волюнтаризма больше: крупная гуашь может стоить и $4 000, и $40 000 в зависимости от сюжета и азарта аукционных игроков. Были случаи, когда цену на графику загоняли значительно выше $100 000. Но это исключительные ситуации, на которые не стоит ориентироваться как на правило, но принять к сведению можно.

Источники: artinvestment.ru, mk.ru, proza.ru, artinvestment.ru, magazines.russ.ru



Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.


  • 17.09.2019 «Русская эмаль» открывает новый аукционный сезон Торги русского и западноевропейского искусства состоятся 21 сентября 2019 года. В каталоге — 568 лотов: живопись и графика, серебро, фарфор и пр.
  • 13.09.2019 Итоги AI Аукциона №295 Продано 50%: советское искусство, шестидесятники и современное. В торгах в этот раз победили исключительно коллекционеры из двух столиц
  • 10.09.2019 Открыты 295-е торги AI Аукциона Традиционные двадцать лотов AI Аукциона — это двенадцать живописных работ, пять листов оригинальной графики, одна работа в смешанной технике, одна фарфоровая тарелка и одна скульптура
  • 06.09.2019 Итоги AI Аукциона №294. Продано 60% лотов Покупали всё: русскую классику, советское искусство и шестидесятников. География – Москва, Люберцы, Пермь и Орша
  • 03.09.2019 Открыты 294-е торги AI Аукциона Традиционные двадцать лотов AI Аукциона — это семь живописных работ, семь листов оригинальной графики, три работы в смешанной технике, одна фарфоровая тарелка и одна работа в технике фотопечати на металле
  • 13.08.2019 Арт-рынок в первом полугодии 2019. Версия Artprice Краткие выдержки и основные цифры из традиционного обзора портала Artprice о состоянии мирового арт-рынка
  • 09.08.2019 Почему конфискованные картины не нужно отправлять в музеи По следам новости об отправке в музей «Новый Иерусалим» изъятых властями картин Жанны Буллок было несколько звонков с вопросом: «А почему именно в этот музей?» Действительно, почему?
  • 09.07.2019 Художник недели. Николай Иванович Фешин Ныне считающийся русским американцем художник эмигрировал в США из России в 1923 году уже состоявшимся мастером. Его прежний преподаватель Илья Репин в конце жизни называл Фешина самым талантливых из современных русских живописцев
  • 27.06.2019 Художник недели. Василий Поленов 17 октября 2019 года в Новой Третьяковке откроется выставка «Василий Поленов», которая заведомо обречена стать блокбастером наряду с «Валентином Серовым» и «Ильей Репиным». Осенью о художнике начнут писать все наперебой. Так что придется чуть заранее
  • 13.06.2019 Отыскать шедевр на барахолке: «секретная технология» или «ошибка выжившего»? Купить за пять долларов и продать за миллион. Страстное желание вытянуть лотерейный билет преследует многих неопытных покупателей. Не морочьте мне голову со своими книжками да музеями! Ответьте просто: как купить шедевр на блошином рынке?
Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 32

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх