Картина недели. Юрий Васильев (MON). «Гармония с буквами» 1971 года
ARTinvestment.RU   10 октября 2017

Именно этому художнику-шестидесятнику Булат Окуджава посвятил знаменитую песню «Живописцы, окуните ваши кисти» (1959), которую мы слышим в фильме «Покровские ворота»

О том, на что был способен Юрий Васильев с надежным отрядом единомышленников, дает представление знаменитый спектакль «Пугачев» в Театре на Таганке, художником которого он стал по приглашению Любимова. Высоцкий в роли Хлопуши, фокус полностью на актере, минимум декораций, но эти падающие цепи-оковы до сих пор помнят все рожденные в СССР. Невероятно лаконично, смело, авангардно, учитывая, что на дворе стоял 1967 год, — да-да, премьера «Пугачева» состоялась 50 лет назад. Даже если бы Васильев больше ничего не сделал, одного «Пугачева» достаточно, чтобы остаться в истории. Но это был лишь один эпизод. А спектаклей в «Театре на Таганке» у Васильева было еще немало. С Юрием Любимовым он делал «Павшие и живые», «Мастера и Маргариту» — всего семь постановок. В день смерти Владимира Высоцкого в 1980 году именно Юрия Васильева режиссер и друг поэта попросил снять посмертную маску.

Юрий Васильевич Васильев (свои работы он подписывал псевдонимом MON — «единственный») — фронтовик, воевал с 18 лет, был ранен, награжден орденами и медалями. В 1953 году закончил Суриковку и почти сразу, в 1954 году был принят в Союз художников. С 1956 года Васильев выставлялся на молодежных выставках на Кузнецком мосту, вместе с Эрнстом Неизвестным, Сидуром — Лемпортом — Силисом, Краснопевцевым, Вейсбергом. В конце 1950-х состоялась его встреча с Евгением Кропивницким, тестем Оскара Рабина. Лидер «лианозовской группы» Оскар Рабин вспоминает, что одно время Васильев был учеником Кропивницкого. Его в то время особо интересовало культурное наследие русского авангарда, о котором Кропивницкий мог рассказать немало.

Несмотря на близкое общение с «лианозовцами» и другими художниками неофициального искусства, Васильев советской системе открыто не противостоял. Более того, на знакомых он производит впечатление убежденного в идеалах коммунизма человека. По словам друга, Евгения Евтушенко, был «коммунистом-идеалистом». Хотя властями обласкан не был. Скорее наоборот. Выставки в лучшем случае на один день, потом закрывали. А полноценная персоналка Васильева была уже после его смерти. В справочнике «Другое искусство» можно найти подтверждение этого парадокса в воспоминаниях Эрнста Неизвестного: «Еще при Сталине, будучи студентом, я начал делать вещи неофициальные, конспирируя их. Разногласия с соцреализмом возникали в институте прежде всего у фронтовиков. Многие из этих молодых людей были даже коммунистами, но их переживания, их жизненный опыт не соответствовали гладкости соцреализма. Мы не теоретически, а экзистенциально выпадали из общепринятого, нам требовались иные средства выразительности. На меня выпала судьба быть одним из первых, но далеко не единственным. К этому же кругу относились Юрий Васильев, Оскар Рабин, Сидур и другие». В свою очередь Оскар Рабин тоже вспоминал, что Васильев «был членом МОСХа и даже КПСС… Впоследствии с ним случилась неприятность. В известном американском журнале “Лайф” была напечатана статья о нескольких московских художниках и помещены репродукции с их работ. Я не помню о других, но Юру грозили исключить из МОСХа, из партии. Результатом стал первый в его жизни инфаркт».

Примерно с середины 1960-х годов Юрий Васильев, пройдя путь от экспрессионизма до сюрреализма, все чаще обращается к абстракции и особой комбинированной технике, включающей элементы коллажа, абстракции и фигуратива. Конец 1960 — 1970-е можно считать особо ценным периодом в творчестве художника. В это время Васильев выполнил серию особенно выразительных самобытных абстрактных произведений, одно из которых — картина «Гармония с буквами» 1971 года — на этой неделе как раз выставлено на нашем аукционе. Обратите внимание, что сочетания «вбитых» в холст букв — это не случайный набор, а зашифрованные слова, формирующие поэтическую схему.

Живописные абстракции Васильева (MON) 1960–70-х годов давно разошлись по частным коллекциям и довольно редко появляются на аукционных торгах. По тем результатам, что мы фиксируем, работы Юрия Васильева (MON) вполне доступны довольно широкому кругу коллекционеров. Художник, по мнению AI, остается пока недооцененным, то есть с потенциалом ценового роста. Из относительно недавних аукционных событий — продажа полуфигуративной композиции «Возрождение» на AI Аукционе в 2016 году за 90 000 рублей ($1 400) плюс комиссия. В ценовом рейтинге аукционных продаж художника это второй результат. А на первом месте по ценам — как раз абстракция с буквами «Где враг, где друг», проданная в 2013 году за 130 000 рублей (тогда это было почти $4000).

Юрий Васильев ушел из жизни 27 лет назад, в 1990 году, после долгой болезни и не первого уже инфаркта. Художник оставил о себе удивительно добрую память. После его смерти были опубликованы теплые слова друзей: Булата Окуджавы, Эрнста Неизвестного, Беллы Ахмадулиной, Бориса Мессерера, Евгения Евтушенко, Юрия Нагибина. Особенно Евтушенко, для которого Васильев вообще был любимым художником. А через три года после смерти, в 1993-м была организована его первая персональная выставка. Сегодня работы Юрия Васильева хранятся в собраниях ведущих музеев страны, включаю Третьяковку. Скульптуры его установлены во Франции («Гармония» в городе Вудрой) и в Японии («Нежность» в Йокогаме).

Источники: artin vestment.ru, artlib.ru, rupoem.ru, artlib.ru



Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:
На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ЗАО «Сейф» в отношении обработки персональных данных».
Наверх