Новое общество живописцев

1921–1924, Москва

Члены: С. Я. Адливанкин, А. М. Глускин, А. М. Нюренберг, М. С. Перуцкий, Н. Н. Попов, Г. Г. Ряжский.

Выставки: 1922 (Москва).

Общество основано в конце 1921 года выпускниками Одесского художественного училища и Вхутемаса — С. Я. Адливанкиным, А. М. Глускиным, А. М. Нюренбергом, М. С. Перуцким, Н. Н. Поповым и Г. Г. Ряжским. Члены Общества, в прошлом ученики В. Е. Татлина, К. С. Малевича и А. М. Родченко, провозгласили отказ от всех форм беспредметного искусства и возврат к сюжетной изобразительности.

В октябре того же года был опубликован манифест общества «Наш путь»: «Мы, бывшие левые в искусстве, были первыми, почувствовавшими всю беспочвенность дальнейших аналитически-схоластических блужданий, все более и более далеких от жизни и от искусства… Мы хотим создавать реальные произведения искусства, организующие и систематизирующие человеческие чувства и их обобществляющие. Вот почему нам не по дороге с “конструктивизмом”. Быть кустарями, заниматься утопиями, делать многозначительную мину ученых-изобретателей, а на деле заниматься черной и белой магией — мы считаем спекулятивным искусством, левой халтурой. Вот почему мы не встали на “производственную” дорогу спекулятивного искусства… Мы полагали, что никакое искусство не мыслимо без априорного отношения к миру, т. е. без синтеза, и потому отказались окончательно от экспериментов и ученичества и смело подошли к разрешению картины как наиболее органической и синтетической формы живописи».

В ноябре — декабре 1922 в Центральном доме работников просвещения (ЦДРП) в Леонтьевском переулке состоялась единственная выставка Общества, на которой экспонировались 72 работы всех его членов. Многие работы носили сатирический, гротесковый характер, были выполнены с использованием приемов русского лубка, примитива, в частности росписей трактирных подносов, ярмарочных и балаганных вывесок, провинциального живописного и фотографического портрета. Центральными произведениями были картины С. Я. Адливанкина «Трамвай «Б» (ныне — ГРМ), «Портрет моих родителей», «Перед отъездом на фронт», «1 Мая», серия автопортретов (все — 1922), А. М. Глускина «Наркомпрос в парикмахерской» (1922), М. С. Перуцкого «Законные супруги и их законнорожденный сын Петя» (1922), Г. Г. Ряжского «Портрет предфабзавкома с женой» (1922). Кроме этого, А. М. Нюренберг представил серию ташкентских пейзажей; А. М. Глускин и М. С. Перуцкий также выставили пейзажи, Г. Г. Ряжский — портреты.

Открытию выставки предшествовал конфликт художников с руководством ЦДРП, усмотревшим в картинах С. Я. Адливанкина «контрреволюционное содержание» и «сатиру на революцию». В ответ на требование снять ряд картин художники, ссылаясь на некомпетентность руководства Дома, потребовали созыва авторитетной комиссии. Комиссия была создана и поддержала создателей экспозиции, отметив, что картины, вызвавшие возражения, являются сатирой на мещанство. Однако выводы комиссии не убедили руководство ЦДРП, и члены группы вынуждены были обратиться к наркому просвещения А. В. Луначарскому, которому было отправлено письмо с каталогом и приглашением на выставку. Посетив ее и побеседовав с художниками, А. В. Луначарский оставил следующий отзыв: «Приветствую НОЖ: 1. За его манифест; 2. За то, что первый шаг сделан в направлении этого верного манифеста; 3. За общую свежесть и талантливость выставки; 4. За полные живой и реальной поэзии, насыщенные юмором работы т. Адливанкина».

Заметным событием, бурно обсуждаемым художественный критикой, стал диспут «Первый удар НОЖа», приуроченный к закрытию выставки и состоявшийся 6 декабря 1922. С докладом, посвященным резкой критике всех существовавших художественных объединений, выступил С. Я. Адливанкин; в прениях участвовали Д. П. Штеренберг, Эм. Бескин, А. М. Нюренберг и другие.

Я. Тугендхольд писал в статье «Бег на месте» (Русское искусство, 1923, № 1, с. 88–90): «он (НОЖ. — AI.) совершенно не прав, когда видит в конструктивизме лишь “анархические разрушительные тенденции” и отрицает за ними “всякие созидательные, творческие силы”. Это значит сделать шаг вперед… и два шага назад… Ведь сами же идеологи “Ножа” утверждают дальше свою долю к картине, “как к наиболее органической и синтетической форме живописи”. А конструктивизм как раз научил художников тому, чего так не хватало развинченному и признающему только “нутро” русскому искусству — чувству порядка, архитектурности композиции... Но каковы же положительные устремления наших художников? — Они отнюдь не желают итти (так! — AI.) по самой проторенной дороге — по дороге возврата к старому искусству. “Найти новую форму живописи, соответствующую темпу современности, современной психике”. И в то же время — “исходить из чувства”, “из содержания” и тем самым освободиться от власти формы, незаметно вовлекающей в область узкого профессионализма… Но обратившись к экспонатам наших художников, мы увидим, что — увы — легче писать программы и утверждать свою долю на бумаге, чем осуществлять ее на холсте. Произведения художников из “Ножа” в общем и целом отмечены двумя чертами. Во-первых — несомненным воздействием старых мастеров, властью музейных воспоминаний. Стремясь к возрождению станковой живописи, к “картине”, они созерцают природу сквозь призму старых мастеров пейзажа — итальянцев, голландцев, барбизонцев. Таковы Ташкентские пейзажи Нюренберга, Глускина, Перуцкого… Вторая черта, наложившая свою печать на живопись “Ножа”, — сатирическая тенденция, гротескность… Таковы особенно произведения С. АдливанкинаПеруцкогоРяжского… В произведениях “Ножа” перед нами встает та самая, почти граничащая с литературностью, сюжетность и изобразительность… Наши художники возрождают бытовую живопись… Но этот новый быт они воспринимают в нем лишь одни смешные, грубые, корявые, тяжеловесные грани; они изображают его не созвучно с “темпом современности”, а в духе лубка или подноса. Одна из картинок Перуцкого названа “Место, которого не коснулась революция” — это название как бы символизирует всю выставку…». На выставку и диспут откликнулись также самые разные периодические издания: журналы «Крокодил» (1922, 24 декабря, № 18), «Эхо» (1923, № 7), газеты «Известия» (1922, 22 ноября), «Правда» (1922, 30 ноября), «Вечерние известия» (1922, 11 декабря) и другие.

В 1924 Общество распалось. Н. Н. Попов, М. С. Перуцкий, А. М. Глускин вошли в общество «Бытие»; Г. Г. Ряжский, А. М. Нюренберг — в АХРР, С. Я. Адливанкин сотрудничал в «ЛЕФ».

Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 34

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх