Весенний 34-й Антикварный салон как зеркало антикварного рынка
ARTinvestment.RU   10 апреля 2013

34-й Антикварный салон мог бы запомниться как самый слабоосвещенный в прессе, самый некомфортный в бытовом плане и неважный с точки зрения посещаемости. Если бы в четверг ему неожиданно не улыбнулась удача

«Вот и отгремел очередной Салон на просторах необъятной родины…» Так мне хотелось бы начать свою обзорную статью, но реальность не позволяет этого сделать, обрывая песню на слове «отгремел». Ничего он не отгремел, и даже не отшумел, а прошел тихо и по-домашнему. Спроси первого встречного в городе: что сейчас идет интересного? Задумается встречный, да и начнет называть все подряд, а главное событие антикварного рынка даже на 125-м месте не вспомнит. Вот так. Грустно? Да, грустно. Особенно когда приходится писать об этом уже не в первый раз.

Увы, но все наши предыдущие статьи с предложениями о том, как поправить эту ситуацию, в очередной раз остались не услышанными. Но всё по порядку.

Пресс-конференция, предваряющая открытие Салона, уже отражала интерес СМИ к главному событию антикварного рынка страны. Ушли в прошлое времена, когда зал не вмещал желающих, а камеры заслоняли президиум. В этот раз зал заполнился хорошо если наполовину, а по Салону этот ручеек растекся и не заметишь. В чем дело? Почему какая-нибудь предаукционная выставка большого западного аукциона в секунду собирает все ТВ-каналы и газеты — от жековских вестников до респектабельных деловых, даже тех, что давно закрылись, а наше, родное, посконное событие № 2 (т. е. весеннее) — и ни гу-гу?

Плохо приглашают прессу? Нет интересных предметов? Попробуем разобраться, а пока вернемся к хронологии событий.

Итак, вечерний прием. Он уже и до этого превратился в мероприятие, от которого больше ждут, чем получают, но в этот раз особенно не задался. Своих гостей галереям приглашать было нельзя, а гостей, которых пригласил спонсор приема, не интересовало искусство. Так что ни продаж, ни удовлетворения от общения, к сожалению, не случилось. Вторым крайне вредным нововведением организаторов Салона стало отсутствие пригласительных билетов — вернее, они были, но в очень ограниченном количестве и с ограниченным сроком действия, а именно, всего на один день — день открытия. Третьим неприятным сюрпризом для участников стало отсутствие мест питания, где можно и самим перекусить, и с клиентами посидеть за чашечкой кофе. Два невразумительных пятачка с бутербродами на три пляжных столика таковыми, конечно, считаться не могут, добавьте скудноватые интерьеры и спросите себя: могут в такое место прийти покупатели с парой сотен тысяч долларов США в кармане? Ответ очевиден, и настроения близкие к пессимизму были вполне оправданны до середины Салона, как вдруг…

…страну облетела весть, что в четверг Салон посетила первая леди. Более того, лично приценивалась на стендах и даже на третьем этаже, среди развалов фарфора и столового серебра, пила кофе… из пластикового стаканчика — другой посуды местный общепит не предлагал. Об этом визите как о главном событии Салона написал МК — и началось. В пятницу и субботу случился бум. Народ повалил на Салон, сметая на своем пути предметы роскоши в пределах трех-четырех тысяч долларов. Настроения участников резко изменились в лучшую сторону, некоторые даже стали оценивать Салон как один из самых успешных за последние годы. И правда, из опросов участников выяснилось, что продажи нескольких картин до 50 000 долларов есть почти у всех, у некоторых есть и более значительные сделки — и по 100 000, и по 200 000 долларов. А что еще нужно бедному антиквару, спросите вы меня, и ошибетесь: нужно общение, новые контакты, а то и клиенты — вот мечта антиквара. И все это было за последние три дня, сделавшие погоду весеннему XXXIV Антикварному салону.

Вот так, одним незатейливым движением, легко можно оживить целую отрасль народного хозяйства. Наконец-то наши призывы к первым людям страны отмечать своим присутствием мероприятия подобные Антикварному салону оказались услышанными. Почему с А. Меркель прийти на открытие выставки в Ганновере можно, а на открытие центрального события российской антикварной жизни нет? Ведь для этого ни капвложений, ни сложной логистики, ни большого труда не требуется, только почтить присутствием. Да много чего полезного можно сделать почти походя, скажут мне злые языки, да не делается. Ну да лиха беда начало, может, и войдет в практику.

А пока коснемся еще одной немаловажной причины, по которой СМИ так вяло освещают Антикварный салон. Здесь не нужно искать вражьих происков и заговоров молчания. Пресса — существо охочее до сенсаций; а в чем они, как правило, выражаются применительно к антиквариату? В зашкаливающих ценах и скандалах.

Начнем с цен — самый больной вопрос Салона. Получить цены для статьи практически невозможно, да что там цены — фотографировать чаще всего тоже нельзя. А о чем же тогда писать? И так из года в год, и вот результат: если писать не о чем, так зачем прессе ходить? И не ходят. И после этого слушать претензии участников к отсутствию PR Салона удивительно и странно. А сами-то вы что? При этом я не хочу оправдывать и организаторов: отсутствие рекламы — это уже не проблема, а беда. Где наружка, щиты, перетяжки? Какой-нибудь меховой салон просто плешь проест призывами приходить, а здесь целый Антикварный салон, можно сказать, совмещение приятного с культурным — и тишина. Не хватает бюджета? Но как-то эту проблему решают в нормальных городах Европы, где ухитряются собрать не только жителей своей страны, но и туристов, в том числе и из России. И раз уж вспомнили о европейском опыте, то цены на картины там не скрывают — у большинства они указаны в подписях к картинам, и нет проблем. Да, скажут мне, как же, мы бы рады называть цены, да вдруг ошибемся и прогадаем или, наоборот, отпугнем своим троекратным к нормальному ценником? Ну, тут советовать трудно, на то вы и профессионалы, чтобы найти правильное решение.

Итак, что мы имеем? Имеем местечковое мероприятие, слабо освещенное в прессе и крайне некомфортное для посещения. И чего хотим? Бешеных продаж, роста цен и процветания? Нет, так не бывает. Вернее, бывало, но, похоже, те времена прошли. И если со скандалами удалось справиться путем создания экспертного совета по подобию европейских аналогов, то и с остальным можно, было бы желание.

И был бы спрос. Вот один из главных вопросов, на который ищут ответа во время подобных мероприятий. Так есть спрос или нет? Вот в чем вопрос, перефразируя Гамлета, подхватим мы. Да, с этим проблема; и Кипр, будь он неладен, и борьба с коррупцией, как это ни странно, ситуацию не улучшают. А еще добавьте Рублёвку с огромными плакатами «Продается» над дворцами, добавьте надвигающуюся сланцевую революцию, которую хорошо видно из окон лондонских квартир многим российским собирателям прекрасного. И где здесь антиквариат, спрошу я вас в свою очередь? И как пристроить очередного Айвазовского или странного Коровина в этот ряд? Да и нужно ли, а может, лучше Уорхола или Мане?

Сложные вопросы, но что теперь — помирать? Ну уж нет, рано хороните. Все идет своим чередом и никуда не денется. Да, некоторые цены завышены; очевидно, что деньги подорожали и цены придется привести в соответствие, и этот Салон тому свидетель. Интерес есть несмотря ни на что. Хорошая вещь по правильной цене находит своего покупателя, и в первую очередь такими покупателями на этот раз выступили сами галеристы: на многих стендах мне хвастались именно удачными покупками, а не продажами, а значит, жизнь продолжается. Экономика отрегулирует глупости, и обязательно появятся новые любители редких вещей, как появлялись они и пять лет назад, и десять, и сто. Так что не прощаюсь. До новых встреч на Антикварных салонах!


Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/events/20130410_salon.html
https://artinvestment.ru/en/invest/events/20130410_salon.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна


  • 13.05.2019 Москва названа четвертым городом в мире по числу миллиардеров Многие считают, что столь высокая концентрация очень богатых людей неизбежно создает адекватный спрос на внутреннем рынке искусства. Увы, масштаб покупок картин в России отнюдь не прямо пропорционален сумме личных состояний
  • 24.04.2019 Цифровизация и арт-рынок. Чего нам ждать в будущем Из прежних прогнозируемых IT-прорывов, на удивление, многое не сбылось. Может, и к лучшему. Есть мнение, что вместо помощи мировые интернет-гиганты ведут нас в западню. И только малая часть самого богатого населения вовремя сориентировалась, что к чему
  • 29.03.2019 Художники недели: «Персонаж Komar & Melamid». 1972–2003 Познакомившимся в морге студентам Строгановки было суждено стать изобретателями соц-арта, зачинщиками «бульдозерной выставки», торговцами американскими душами и самыми узнаваемыми представителями независимого советского искусства в мире
  • 12.03.2019 Эксперты: индустрия культуры приносит экономике США в 4 раза больше, чем сельхозпроизводство Такой вывод содержится в исследовании, опубликованном в марте 2019 года Бюро экономического анализа США (BEA) и Национальным эндаументом искусств (NEA)
  • 12.03.2019 Художник недели. Павел Пепперштейн В «Гараже» открылась безбашенная постмодернистская выставка, по отзывам смелая вплоть до риска очередного вмешательства «возмущенной общественности». Бывший инспектор «Медицинской герменевтики» и литературный отец парторга Дунаева опять задал жару
Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 21

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх