Художник недели: Антонис ван Дейк
ARTinvestment.RU   18 октября 2013

Только очень большие мастера портрета завоевали в истории искусства свое место. Ван Дейк — один из них

В эти дни в ГМИИ им. А. С. Пушкина открыта выставка «Голландский групповой портрет золотого века из собрания Амстердамского музея», на которой экспонируются 10 крупноформатных групповых портретов второй половины XVI — конца XVII века, отражающие все основные стилистические и хронологические стадии развития голландской портретной живописи. Однако в экспозиции не увидеть ни самого известного произведения этого жанра — «Ночной дозор» Рембрандта, ни работ самого известного голландского (фламандского) портретиста эпохи — сэра Антониса ван Дейка.

Портрет — жанр особенный. При жизни художнику-портретисту легче обрести славу, а вместе с ней — достаток и положение; представителям иных жанров добиться признания куда труднее. Но чем глубже «река времен… топит в пропасти забвенья» имена и дела моделей, тем труднее и портретисту не потеряться в истории искусства, тогда как пейзаж или натюрморт не старятся, а, как хорошее вино, со временем обретают новые качества, пробуждая у новых и новых поколений зрителей интерес к своим авторам. И только очень большие мастера портрета завоевали в истории искусства свое место. Ван Дейк — один из них.

Этот художник за свою недолгую жизнь (он умер в возрасте 42 лет) успел стать одним из самых успешных учеников Рубенса (а в отсутствие Рубенса — главным художником всей Фландрии), пожить в Италии, в Англии поработать для короля Якова I и принца Оранского, стать придворным художником короля Карла I, а также самым популярным светским художником своего времени.

Антонис ван Дейк родился 22 марта 1599 года в большой семье (он был 7-м из 12 детей) успешного антверпенского торговца тканями Франса ван Дейка и его жены Марии Кайперс (Купере). Известно, что Франс ван Дейк в молодости занимался искусством (гильдия живописцев была одной из самых уважаемых в Антверпене), а к моменту рождения Антониса поддерживал дружеские отношения со многими голландскими мастерами. Мать будущего художника увлекалась вышивкой и вышивала даже масштабные исторические сцены с «таким поразительным умением, что мастера этой профессии считали их шедеврами». Возможно, первые уроки живописи юный Антонис, в самом раннем возрасте проявивший склонность к искусству, получил именно от нее. Мария Кайперс прожила недолго, и после ее смерти в 1607 году Антонису сначала приглашали учителей на дом, а в 1609 году 10-летнего мальчика отдали в ученики к известному в то время художнику Хендрику ван Балену.

Судя по всему, учеба давалась будущему художнику довольно легко: в 14 лет он уже создал совершенно самостоятельный портрет 70-летнего старика и надписал в уголке возраст портретируемого рядом со своим собственным — видимо, гордясь этим своим достижением. К 1613 году относится и его первый автопортрет.

В 1618 году 19-летний Антонис вступил в Гильдию живописцев св. Луки города Антверпена и уже как самостоятельный художник начал работать в мастерской Питера Пауля Рубенса. Между прочим, несмотря на то, что Ван Дейк получил право называться художником лишь в 1618 году, первые работы за его подписью появились еще в 1613–1615 годах — таким образом, можно утверждать, что какое-то время Ван Дейк занимался живописью на заказ и продавал свои работы в обход закона, запрещающего художникам, не вступившим в гильдию, коммерческую деятельность на территории города.

Портреты Ван Дейка этого периода — знатные горожане, их семьи, знакомые художники с женами и детьми — кажутся строгими, удивительно простыми и даже слегка наивными в сравнении с поздними произведениями художника. Для них характерен нейтральный темный фон, строгость и простота композиции, тщательная и реалистичная проработка черт облика моделей и деталей их костюмов.

К 1620 году ван Дейк уже уверенно занимал место первого помощника в мастерской Рубенса, работая над историческими, религиозными и мифологическими сценами. К этому времени он научился имитировать манеру мастера настолько хорошо, что и по сей день специалисты расходятся во мнениях по поводу авторства некоторых работ, а также фрагментов работ: отличить руку молодого Ван Дейка от кисти зрелого Рубенса иногда невозможно. Современники даже отмечали, что и самостоятельные картины Ван Дейка ничем не уступали полотнам Рубенса, разве что стоили на заре карьеры молодого художника значительно дешевле. В это же время от работы в мастерской его все чаще стали отвлекать заказы на портреты. Полагая главным в искусстве (и кстати, в своем творчестве тоже) масштабные алтарные полотна, Ван Дейк тогда не считал себя портретистом, хотя именно в этом качестве обрел известность, стал получать самостоятельные заказы и даже совершил первую поездку за пределы своей страны.

Один из крупнейших меценатов и коллекционеров своего времени, Томас Хауэрд, граф Эрендел, пригласил его поработать к себе в Англию. Сделать это, видимо, было не просто, историкам известно письмо, полученное Хауэрдом в июле 1620 года от своего поверенного и содержащее такую характеристику художника: «Ван Дейк живет у господина Рубенса, и его произведения начинают цениться так же высоко, как и работы его учителя. Это юноша двадцати одного года, его родители очень богаты и тоже живут в этом городе, так что его трудно будет склонить к отъезду из этих мест, тем более что он видит успех и богатство Рубенса». Однако во второй половине 1620-го Ван Дейк все же отбыл в Англию. Поездка вышла на редкость удачной — с конца 1620 до начала 1621 года, когда он вернулся на материк, Ван Дейк успел поработать для Хауэрда, многих представителей английской знати (в том числе герцога Букингемского) и даже для короля Якова I, купившего в свою коллекцию одну из его картин.

После возвращения из Англии Ван Дейк, следуя примеру Рубенса, отправился в Италию и пробыл там 6 лет. За это время он успел посетить Геную (где пробыл большую часть времени), Рим, Венецию, Милан, Мантую, Палермо, Турин, Болонью и Флоренцию, внимательно изучая и копируя работы итальянских мастеров в свой альбом набросков. Сильнее всего его интересовало творчество Тициана — он стремился перенять некоторые его композиционные схемы, научиться так же работать с цветом и передачей различных фактур и текстур ткани, да и вообще всех поверхностей, изображаемых на холсте. На протяжении всей дальнейшей жизни Ван Дейк преклонялся перед талантом Тициана и даже собрал одну из самых представительных коллекций его картин — ему принадлежало 17 тициановских полотен.

Однако Тициан был не единственным мастером, чьим творчеством интересовался Ван Дейк: в сохранившемся до наших дней альбоме итальянских набросков имеются зарисовки работ Рафаэля, Леонардо да Винчи, Веронезе и некоторых других венецианских и болонских живописцев.

Стоит сказать, что одним изучением итальянских мастеров пребывание в Италии не ограничивалось. В 1624 году Ван Дейк, чья слава и положение светского художника после поездки в Англию значительно укрепились, получил приглашение от вице-короля Сицилии Эммануила Филиберта Савойского посетить Палермо. Там он работал над портретом вице-короля (1624), а также выполнил большую алтарную картину «Заступничество Святой Розалии за Палермо во время чумы» для палермской церкви Ораторио дель Розарио (1624–1627) — самую крупную свою работу религиозной тематики в итальянский период.

Поездка в Италию, помимо художественных ориентиров, помогла Ван Дейку определить и собственное предназначение в искусстве. Специалисты указывают, что, покидая Антверпен, он считал себя мастером многофигурных композиций, масштабных жанровых сцен, однако с ростом числа заказов (а в Италии он нашел для себя большую клиентуру, хотя и писал исключительно представителей высшего общества) стало окончательно ясно, что он в первую очередь — портретист.

В 1626–1633 годах он создал одну из самых масштабных своих серий — «Иконографию» — сборник портретов выдающихся современников, выполненных в технике офорта. Известно, что Ван Дейк лично сделал лишь 16 работ (в 1627 году он был вынужден срочно вернуться из Генуи домой, в Антверпен), остальные делались по его предварительным эскизам. Портреты делились на три группы: монархи и полководцы (изначально планировалось 16 портретов), государственные деятели и философы (12 портретов), художники и коллекционеры (52 портрета). В окончательном виде серия была издана только после смерти художника и насчитывала 190 гравюр. Интересно, что, хотя авторство «Иконографии» неоспоримо принадлежит Ван Дейку, сегодня никто не может утверждать наверняка, к каким именно из этих работ приложил свою руку художник, а какие были выполнены кем-то из последователей Ван Дейка для пополнения серии.

Завершая рассказ о поездке Ван Дейка в Италию, осталось только объяснить, что срочно вернуться в Антверпен его заставило известие о тяжелой болезни сестры. Однако по возвращении в живых сестру Антонис уже не застал. Судя по всему, он тяжело пережил это событие: именно в течение нескольких следующих лет из-под его кисти, помимо портретов, вышло значительное количество работ на религиозную тематику.

В конце 1920-х Ван Дейк начинает предпочитать парадный ростовой или поколенный портрет всем остальным портретным жанрам (до Италии он писал в основном погрудные, поясные и часто камерные портреты). Парадный портрет имеет особые функции: он не ставит целью отобразить личность модели (вообще, эмоциональная составляющая начнет интересовать художников гораздо позже — ближе к XIX веку), прежде всего такой портрет призван показать социальный статус человека и его роль в обществе. Чтобы верно передать их, художник, как правило, использует все доступные ему средства: в таких портретах нет ничего случайного или лишнего, имеет значение всё — от позы модели и наклона ее головы до освещения, фона, аксессуаров и предметов интерьера — словом, целая наука. Ван Дейк же возвел эту науку в ранг высокого искусства — кстати, и в многочисленных автопортретах этого периода тоже.

Слава Ван Дейка как непревзойденного мастера парадного портрета росла; он был буквально завален заказами, а в 1630 году стал придворным живописцем испанской наместницы в Нидерландах инфанты Изабеллы.

Конец 1630 — начало 1631 года Ван Дейк провел в Гааге, где работал над портретами принца Фредерика Оранского и его окружения; весной 1631-го по приглашению английского короля Карла I приехал в Англию в качестве его придворного художника. 5 июля 1631 года Карл I возвел его в рыцарское достоинство — и отныне Антонис ван Дейк стал именоваться сэром Антонисом (по-английски — Энтони) ван Дейком (к слову, на пару лет раньше, чем Рубенс).

Став придворным художником английского короля, Ван Дейк посвятил себя почти исключительно портретам и стремился отобразить в них сложившийся в английском обществе идеал аристократа — духовно-утонченную личность. Он пишет заказчиков в элегантных, непринужденных позах (которые, к слову, часто заимствует с картин Тициана), уделяет большое внимание горделивой осанке, облагораживает внешность моделей, часто вне зависимости от того, обладали ли они на самом деле этой рафинированной утонченностью, наделяет их полезными для создания заданного образа аксессуарами. Он писал в основном портреты короля, членов его семьи, детей (к слову, художник одним из первых отошел от традиции писать детей в пропорциях взрослого человека, только размером поменьше), а также некоторых придворных и представителей английской знати, хотя позировать великому Ван Дейку, любимцу короля, стремилось все английское высшее общество.

По словам Роже де Пиля, французского теоретика искусства и младшего современника Ван Дейка, тот «создал невероятное количество портретов, над которыми первое время трудился с большим тщанием, но мало-помалу стал торопиться и писать наспех». Приятель Ван Дейка, кельнский банкир Эберхард Ябах писал, что часто из-за перегруженности заказами тот работал параллельно над несколькими портретами, уделяя каждому заказчику в день не более часа и оставляя исполнение одежды, рук, аксессуаров, фона своим помощникам. На многих портретах это своеобразное разделение труда видно невооруженным глазом. Между тем славе художника это не мешало: 18 октября 1634  года гильдия св. Луки города Антверпена признала Ван Дейка лучшим среди фламандских художников, и его имя было внесено заглавными буквами в список членов гильдии.

В 1639 году Антонис женился на фрейлине королевы Мери Рутвен и вошел, таким образом, в круг английской аристократии, которую он и изображал. Зимой 1641 года у четы Ван Дейк родилась дочь. К сожалению, художнику так и не удалось в полной мере насладиться семейной жизнью, достатком (он был богаче многих своих утонченно-аристократических моделей) и даже радостями отцовства. Во время одного из своих путешествий на материк (после смерти Рубенса в 1640-м году Ван Дейк на некоторое время приезжал в Антверпен, затем съездил в Париж, где хотел получить заказ на оформление Большой галереи Лувра, и т. д.) он сильно заболел и 9 декабря 1641 года (через 8 дней после рождения дочери) умер в своем доме в Лондоне.

За свою недолгую жизнь Ван Дейк написал около 900 полотен — огромное количество для человека, чья творческая деятельность длилась около 20 лет.

Искусство Ван Дейка стоит у истоков национальной портретной школы Англии XVIII века. Его творчество служило примером для Томаса Гейнсборо, Джошуа Рейнольдса и других выдающихся портретистов английской школы. Поэтому сегодня специалисты причисляют позднее творчество Ван Дейка к истории английского искусства в той же мере, что и фламандского. Прижизненная популярность и слава Ван Дейка продолжилась и в следующих поколениях. Его картины попадали в собрания самых известных коллекционеров, а затем — крупнейших музеев. Сегодня его работы (в основном портреты, но не исключительно) находятся в постоянной экспозиции крупнейших музейных собраний мира — от Государственного Эрмитажа до нью-йоркского Метрополитена.

История рынка его работ насчитывает несколько веков, но и в наше время продолжает удивлять мир результатами. Так, в декабре 2009 года последний автопортрет Ван Дейка, написанный им в 1640 году, всего за год до смерти, ушел на лондонских торгах аукционного дома Sotheby’s за 8,3 миллиона фунтов (13,6 миллиона долларов), превысив верхний эстимейт более чем в 2 раза и поставив рекорд открытых продаж произведений художника. Этот сенсационный результат остается непревзойденным и по сей день. Годом позже на том же Sotheby’s работа «Два этюда мужчины с бородой» была продана за 7 250 500 долларов, также выше верхнего эстимейта в 5–7 миллионов долларов. Третий результат Ван Дейка — 2,85 миллиона долларов за «Погрудное изображение апостола Петра» на Sotheby’s в 2002 году.

Формально на 3-м месте в списке самых дорогих работ должна была бы стоять картина «Вздыбившийся жеребец», в 2008 году проданная на Christie’s более чем за 6 миллионов долларов, втрое выше эстимейта. Но с этой работой связана очень интересная история. В январе 2012 года картина была вновь выставлена на торги. К всеобщему удивлению, ушла она с результатом в 2,2 миллиона долларов, за 3,5 года утратив 3,85 миллиона долларов от своей прежней цены, и таким образом заняла второе (или первое, смотря в чем считать) место в нашем рейтинге самых неудачных инвестиций. Что год назад (когда составлялся рейтинг), что сейчас мы склонны думать, что это разовый сбой, причем случившийся не в 2012-м, как могло бы показаться, а именно в 2008-м, на волне всеобщего ажиотажа на арт-рынке, когда был показан не один малопонятный пиковый результат. Конъюнктура на рынке работ Ван Дейка в целом неплохая: на торги его вещи выставлялись около 350 раз, примерно поровну живопись и тиражная графика; около трех четвертей лотов продается; рынок постепенно растет: по расчетам artprice, 100 долларов, условно инвестированные в его творчество в 1999 году, к сентябрю 2013-го превратились в 133 доллара. Вероятно, в 2008-м покупатель просто сильно увлекся. А при повторной продаже вещь не провалилась, а ушла в пределах эстимейта, как ей и положено.

Интересно, что в наше время не только результаты продаж Ван Дейка становятся сенсациями. В марте 2011 года в Испании реставраторы подтвердили, что кисти Ван Дейка принадлежит картина «Дева Мария с младенцем и раскаявшиеся грешники», написанная в 1625 году для испанского герцога Медины-де-лас-Торрес и последние 200 лет хранившаяся в Королевской академии изящных искусств. Вплоть до последнего времени картина считалась копией. А летом того же года в лондонской компании Philip Mould Fine Paintings на выставке «Обретенный Ван Дейк» экспонировалось сразу три портрета кисти Ван Дейка, ранее считавшиеся произведениями либо «неизвестного автора XVII века», либо последователя художника. «Портрет девочки с веером», «Этюд головы старика» и «Портрет Оливии Портер» вновь обрели автора благодаря стараниям британского специалиста по живописи Старых Мастеров Филипа Маулда, известного своими открытиями в области атрибуции произведений изобразительного искусства.

К слову, 16 октября на Christie’s с эстимейтом 7–10 тысяч евро выставлялся небольшой (20 х 16) рисунок «Несение креста», выполненный в качестве наброска к алтарному образу для антверпенского собора Святого Петра, над которым художник работал в 1617–1618 годах; купили рисунок за 16 250 евро.

Источники: bibliotekar.ru; muzei-mira.com; rybens.ru; dpholding.ru; elpais.com; bloomberg.com; artinvestment.ru; artprice.com

Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/artistofweek/20131018_van_dyck.html
https://artinvestment.ru/en/invest/artistofweek/20131018_van_dyck.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 32

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ЗАО «Сейф» в отношении обработки персональных данных».
Наверх