art-credit.ru

Выдача займов под залог картин и скульптур XIX-XXI веков

Первый профессиональный сервис по выдаче займов под залог произведений искусства

art-credit.ru




Криптоэйфория и рынок искусства. Часть 1
ARTinvestment.RU   13 января 2021

На фоне изменений курсовой стоимости цифровых активов AI рассказывает о сути понятий криптовалюты, блокчейна и электронных кошельков в привязке к рынку искусства

Стремительно меняющийся курс биткойна в конце 2020 — начале 2021 года вызывает неоднозначный (но точно — большой) интерес к теме криптовалют и блокчейна. Как показала практика прошлых лет, рынок искусства реагирует на изменения в крипто-индустрии очень остро, служа определенным камертоном цифровых преобразований. Оно и понятно: арт-рынок всегда притягивал к себе людей и доверчивых, и авантюристичных — и нынешний год едва ли станет исключением, добавив в арсенал и тех и других практичности. Проведя последние годы внутри рынка блокчейн-индустрии, редакция AI предлагает полновесный материал в нескольких частях, призванный подготовить читателей к новому витку криптоэйфории.

Слова «биткойн» и «блокчейн» попали в орбиту почти ежедневной видимости большинства из нас в 2017 году. Компании, добавлявшие приставку «блокчейн» к своему имени, повышали капитализацию в считаные дни. Наряду с конференциями, форумами и саммитами по блокчейну проводились выставки «блокчейн-искусства», где художники вынуждены были изображать далекие от них криптовалюты в обмен на пост в сети Facebook. В СМИ «блокчейн» чаще других сопровождали слова «революция», «эволюция» и «неизбежность». При этом массиве информации в сознании большинства из нас блокчейн стал синонимом биткойна, биткойн — новым этапом первоначального накопления капитала (в переводе на постсоветский язык — мошенничества), а проекты на стыке искусства и блокчейна — космической величиной в районе Туманности Андромеды. И в опасной близости от Черной Дыры.

К сожалению, ведущие арт-издания хоть и регулярно публиковали новости технологической части рынка, но всякий раз обходили стороной вопрос: нужен ли искусству блокчейн, зачем нужен, и каковы его перспективы. Даже сегодня, по прошествии четырех лет со времени признания блокчейна арт-сообществом, подобные материалы чаще всего являются осторожной перепечаткой тезисов предшественников. Словно охотники из зимней сказки Брейгеля: одновременно боятся и разбудить спящего зверя, и найти доказательства того, что зверя в действительности нет.

Для начала изложим несколько основных тезисов, которые направят читательскую мысль в нужное русло. Они будут развернуты ниже и в последующих статьях:

1. «Блокчейн» и «биткойн» не синонимы и не братья. Они вынашивались параллельно, но в момент создания нашли друг друга. Блокчейн — система децентрализованных записей, читай: амбарная книга; биткойн — система децентрализованной валюты, которая нуждалась в такой же беспристрастной книге. Отделим ли блокчейн от криптовалюты? Да. Но в союзе они способны дать потрясающий синергетический эффект. Как Бэтмен и Джокер: порознь они новеллы, а вместе — блокбастер.

2. Первое упоминание об использовании блокчейна в искусстве произошло еще в сентябре 2016 года. Статья The Art Newspaper тогда прошла незамеченной, и развитие блокчейн-технологий имело все шансы составить ей компанию. Особого энтузиазма не встретил и выход книги Artists Re:Thinking the Blockchain («Художники переосмысливают блокчейн») в январе 2017 года, хотя, казалось бы, если уж находящиеся в авангарде событий художники взялись что-то переосмысливать — значит, это того стоит. Однако интерес к теме разгорелся лишь в июне 2017 года, когда на руках у держателей криптовалют — потенциальных инвесторов блокчейн-проектов — вследствие роста стоимости биткойна в одночасье оказалось $111 млрд в различных цифровых валютах. И держатели виртуальных миллиардов, понимая шаткость своих активов, принялись их спешно куда-то вкладывать.

3. В 2017 году 95 % всех проектов, имевших в основе блокчейн, прикрывались им, чтобы в итоге провести ICO — краудсорсинговый сбор инвестиционных средств (в переводе на наш язык, с миру по нитке — голому рубашка). Как показало время, 50 % организаторов подобных проектов исчезали сразу, 40 % напряженно решали, что им делать с полученными инвестициями дальше, и только 10 % — продолжили заранее спланированную работу. С поправкой на еженедельные изменения законодательства, которыми изобиловал 2017 год.

4. Изначально блокчейн-стартаперы предположили, что искусство — одно из лучших знамен для успешного привлечения инвестиций через процедуру ICO. При этом основатели 3/4 арт-блокчейн-проектов никогда раньше не работали в сфере искусства. В то время многим казалось, что это и к лучшему.

5. Первые блокчейн-проекты появились преимущественно в США. Имея законодательные ограничения в отношении ICO, их авторы создавали стартапы, используя венчурную модель инвестирования: раунд за раундом, от меньшего инвестора к большему. При этом они задействовали криптовалюты, ограничиваясь использованием «чистого» блокчейна в качестве системы записи — чистый научно-технический интерес в пользу общества, безопасности и прозрачности всех внесенных данных. В отечественном понимании — они либо были блаженными, либо субсидировались сверху. Как правило, оба предположения уживались в первых блокчейн-энтузиастах одновременно.

С вводной частью мы закончили. На очереди небольшой, но необходимый экскурс, объясняющий суть криптовалют и блокчейна.

Раньше все было просто: один убивал антилопу, второй срывал спелую связку бананов. В устраивающих владельцев пропорциях происходил обмен. Очень важно, что в момент встречи оба участника рынка видели, что они получают, и запоминали друг друга лично. А самым главным качеством натурального обмена (как его позже назовут экономисты) было то, что предметы переходили из рук в руки одновременно, что активировало прозрачность, исключая работу посредников и появления долговых обязательств.

Число убитых антилоп и сорванных бананов росло, и обоняние подсказало людям, что оба продукта — скоропортящиеся. И лучше всего себя чувствует тот, кто собрал горсть красивых камушков и обменивает их на любой товар — но по необходимости. Между натуральными продуктами встал посредник в виде эквивалента. Форма, размер и разновидности камушков вызывали вопросы и драки, но вскоре люди нашли устраивающий всех вариант в виде золота. Определяющим стал его вес.

С золотом вскоре открылась проблема. Переходя из рук в руки, оно физически стиралось, теряя вес. Это не нравилось людям, но еще больше — крупнейшему владельцу золота — государству, возникавшему в различных первичных формах. Государство предложило решение: выпустить нестираемый эквивалент эквивалента, который соответствовал весу золота, хранимому в недоступном месте, и за который отныне можно совершать торговые сделки. То есть деньги. А в любой момент — совершить у государства обмен денег на золото обратно, если твой чулан или пещера кажутся надежнее. Казалось бы, это усовершенствовало процесс — однако теперь у покупателя возник кризис доверия: он должен был (1) доверять деньгам, рискуя получить фальшивые (а появились они моментально), (2) доверять продавцу, устанавливающему обменный курс по собственному разумению, и (3) доверять государству, которое могло в равной степени отказаться обменять деньги на золото либо вступить в войну и проиграть другому золотому запасу и другим деньгам.

Следующие 8 тысяч лет серьезных изменений не внесли, разве что появились частные владельцы капитала (банки) и расширился рынок финансовых операций (вклады, кредиты и операции на бирже). А сами люди расселились по всей планете и обзавелись разными государствами и валютами. С появлением компьютерных технологий живые деньги сменились электронными платежами, но это лишь усложнило цепочку: теперь при расчете карточкой банку нужно было (1) проверить вашу личность, (2) подтвердить наличие у вас живых денег, (3) глянуть, есть ли деньги в самом банке, (4) рассчитать наилучшее для банка время расстаться со своими деньгами, учитывая курсы международных валют и других банков, (5) совершить те же действия в отношении продавца и (6) выполнить саму операцию. Количество же внутренних проводок внутри и между банками могло исчисляться десятками.

Однако все, как и прежде, базировалось на виртуальной гарантии замещения любого товара или денег золотом из государственного запаса и доверии людей к государству. Пока в 2008 году анонимная группа людей, известная под псевдонимом Сатоши Накамото (совсем как Бэнкси в искусстве), не предложила «революционный» проект экосистемы цифровых денег под названием Bitcoin. В чем действительно была революционность: в отличие от «твердых» государственных валют, стоимость биткойна подтверждалась не золотым запасом, а другими пользователями системы, которые в момент совершения платежа говорили: «У первого есть деньги, у второго есть товар. Товар отправлен, деньги перечислены». Говорили не прямо, а цифровой подписью. Другими словами, была создана система платежей, которая базировалась не на доверии, а на знании.

В чем заключалась ирония «революционности»: по сути, мы вернулись к натуральному обмену, где все участники сделки знали друг друга и видели момент совершения сделки, что исключало подлог. Только теперь к сделке добавились многочисленные свидетели, чьи показания зашифрованы цифровым кодом, который нельзя изменить или подделать. Добавилась трансграничность: биткойн потенциально обеспечивал расчеты по всему миру, становился децентрализованной системой — неподвластной управлению любым государственным или частным органом (за исключением вероятности, что создан он про-государственной службой некоей страны; пока никто не признался, но вариантов всего четыре. Назовем лишь Японию, остальные читатель легко назовет сам).

Почему мы называем биткойн системой, когда многие знают его как валюту? Гениальный план Накамото заключался в том, что Bitcoin одновременно являлся и платежной экосистемой, и расчетной единицей. На момент запуска валюта играла роль сервисной (использовалась в качестве комиссии за транзакцию), но с развитием доверия и числа пользователей стала самостоятельной и накапливаемой — совсем как красивые камушки в пещерные времена. Порядок эмиссии (выпуска новых) биткойнов был расписан на годы вперед, и отвечали за нее сами пользователи — активностью использования протокола, то есть количеством транзакций и подтверждений сделок. Естественно, это сразу не понравилось многим державам и всем финансовым учреждениям: посредничество в торговых операциях при обороте биткойна в теории исключалось.

В продолжении материала мы расскажем о появлении и сути работы блокчейна.


Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/events/20210113_blockchain_bitcoin.html
https://artinvestment.ru/en/invest/events/20210113_blockchain_bitcoin.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна

Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 37

Узнайте первым об открытии аукциона!

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх