Недостоверная экспертиза как повод для судебных разбирательств
ARTinvestment.RU   27 августа 2010

В последнее время коллекционеры все чаще судятся с арт-дилерами из-за «недобросовестной» оценки предметов искусства

В последнее время западные коллекционеры все чаще судятся с арт-дилерами из-за «недобросовестной» оценки предметов искусства. Почему нельзя слепо доверять арт-дилерам при оценке своего произведения? Этим вопросом задается Дэниел Грант на страницах The Wall Street Journal. Суть реальных судебных разбирательств в США, на которые опирается автор, имеет смысл пересказать.

Продающие всегда уверены в том, что их произведение можно было оценить дороже. Когда оказывается, что работа, ушедшая к дилеру за одну цену, затем перепродается им значительно дороже, бывший владелец подает в суд. Предмет иска — неверная оценка. Как утверждают зарубежные юристы в сфере культуры и искусства, суду необходимы доказательства того, «что один участник сделки дезинформировал другого умышленно».

В 2008 наследник имущества канадки Лоретты Джоллес Шефнер (Lorette Jolles Shefner) подал в Окружной суд Нью-Йорка иск к двум экспертам по французскому художнику Хаиму Сутину (Chaim Soutine) и Национальной художественной галерее Вашингтона. Оценщиков Мориса Тахмена (Maurice Tuchman) и Эсти Даноу (Esti Dunow) обвинили в дезинформации Лоретты Шефнер, продавшей им в 2004 году картину Сутина «Кусок говядины» (1923) за 1 миллион долларов. Несколькими месяцами позже эти же дилеры перепродали полотно Национальной художественной галерее Вашингтона за 2 миллиона. Как считает истец, дилеры специально называли владелице примеры картин Сутина, которые уходили с молотка за суммы меньше полумиллиона долларов. И более того, специально обращали ее внимание на то, что на последних торгах многие работы Сутина вообще оставались без покупателей. На это Тахмен и Даноу сообщили, что являются экспертами по аутентификации, а не по оценке его произведений и данные, сообщенные ими продавцу картины Лоретте Шефнер, на момент сделки были корректными. По решению суда Национальная галерея Вашингтона продала картину наследнику тогда уже покойной Лоретты Шефнер, а дилеры уплатили ему 210 тысяч долларов, так и не признав своей вины.

Аналогичный иск был подан коллекционером против арт-дилера из Филадельфии. По заявлению обвинителя, дилер «заставил» владельца продать ему в 2003 году коллекцию фотографий Дианы Арбус (Diane Arbus) за 3,5 тысячи долларов, но через шесть лет, в 2009-м, коллекция была выставлена на торги Phillips de Pury с эстимейтом в несколько сотен тысяч долларов. В результате аукционному дому пришлось снять эти лоты с торгов. Дело было решено без суда, но официально дилер так и не признал своей вины.

В 2008 году в Верховный суд штата Нью-Йорк обратились представительницы монашеского союза Дочерей Святой Девы Марии из Раунд Топ (Нью-Йорк). Они обвинили в умышленном сговоре местного оценщика предметов искусства и арт-дилера из Санта Фе, купивших у них картину «Богоматерь ангелов» Уильяма Адольфа Бугро (William Adolphe Bouguereau) за 450 тысяч долларов и перепродавших ее за 2 миллиона долларов другому дилеру. Дело пока остается на рассмотрении суда.

Иногда победа остается за дилером. Кореянка Начунь Сынь (Najung Seung) купила у нью-йоркского дилера Мэри Дайнабург (Mary Dinaburg) за 290 тысяч долларов картину Джулиана Шнабеля (Julian Schnabel). Изначально дилер оценила картину в 500 тысяч. Уже после покупки Начунь Сынь выяснила, что картина стоит всего 110 тысяч. Верховный суд штата Нью-Йорк не признал дилера Дайнабург виновной, поскольку она не является специалистом по творчеству Шнабеля и, соответственно, ее завышенная оценка не была умышленной. Кроме того, покупательница из Кореи могла заказать и собственную экспертизу, чего она не сделала, «слепо доверившись» мнению не специалиста по современному искусству Дайнабург.

Важным при рассмотрении подобных дел является то, кто назначил цену. В 1996 году Карл и Анна Райс (Carl and Anne Rice) из Таксона (Аризона) на распродаже имущества одного из местных имений приобрели две картины Мартина Джонсона Хида (Martin Johnson Heade) за 88 долларов. Позже они продали картины на Christie’s больше чем за миллион долларов. В 1998-м на Райсов подали в суд, но их оправдали, поскольку изначально цену в 88 долларов назначили продавцы или их представители.

Источники: online.wsj.com, artinvestment.ru

Комментарий редактора: Ситуация с неправильной оценкой работы Сутина, принадлежавшей Лоретте Шефнер, на самом деле не так однозначна, как может показаться из статьи. На первый взгляд два каких-то перекупщика провели владелицу работы, которая, предположу, была пожилой женщиной. «Жулики обманули старушку». Но дело в том, что Морис Тахмен (Maurice Tuchman) и Эсти Даноу (Esti Dunow) — это не случайные люди. Это составители каталога-резоне Хаима Сутина (Chaim Soutine (1893–1943): Catalogue Raisonne), то есть одни из самых авторитетных экспертов по его творчеству. Известно, что темы Сутина с тушами и мясом пользуются меньшим спросом коллекционеров, чем написанные им портреты, и стоят при прочих равных дешевле. Так что вполне можно допустить, что Тахмен и Даноу на тот момент предложили владелице оценку близкую к рыночной. Другое дело, что у них самих было больше возможностей правильно преподнести и перепродать ее профильной институции — Национальной художественной галерее Вашингтона. Когда вещь идет от таких влиятельных экспертов, то в цене закладывается существенная премия. Это, конечно, только предположение. Да и вообще частный случай.

Ситуаций же, когда перекупщики химичат, действительно не мало. И честно сказать, в наших широтах попытки решить этот спор по факту в судебном порядке выглядят как-то курьезно и совсем уж экзотично. «Купить дешевле — продать дороже» — это первая заповедь любого торговца, особенно если он исповедует бизнес-модель «а дальше хоть трава не расти». Каким же надо быть доверчивым, чтобы верить в справедливость цены перекупщика?

А ведь для того, чтобы не попасть в такую ситуацию, владельцу вещи нужно принять самые элементарные меры предосторожности. Достаточно получить хотя бы еще одно независимое мнение, чтобы закрались сомнения. Ладно, знающие и авторитетные знакомые есть не у всех, но есть литература, справочники, и у всех есть Интернет. Существует несколько баз данных аукционных результатов. Если художник из орбиты русского искусства (тот же упоминавшийся Сутин), то есть резон воспользоваться базой данных художников ARTinvestment.RU с ценами на зарубежных и наших аукционах, а также с индикаторами аукционного риска. Есть бюджетная подписка на месяц за 1700 рублей. С ней потом все не так уж сложно: выбирайте похожие по параметрам подлинные работы за последние два года, смотрите порядок цен и делайте выводы. Потом вам могут петь все что угодно, но уж в два раза точно не обманут. О том, как оценить работу с помощью ARTinvestment.RU, для новичков написана целая методика. Так что наших читателей, будем надеяться, на мякине не проведешь.

Владимир Богданов, AI



Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:
Наверх