Вопрос недели. Чему можно верить в рейтингах художников?
ARTinvestment.RU   16 апреля 2018

Применение математики, статистики и формул в вопросах торговли искусством требует не только особой деликатности, но и развитого чувства юмора

Рейтингов художников, различных «топ-5–10–100» с каждым днем становится все больше. Это уже массовый медийный жанр. Иные рейтинги бывают посерьезнее, другие совсем уж курам на смех. Но по факту любые «топ чего-то» находят своего заинтересованного читателя. В эпоху информационных «перекусов на бегу» потребители выбирают то, что без зауми, где выводы подаются сразу на блюдечке. Так, чтобы открыл сайт — и сразу все понял: художник A. гораздо лучше, чем художники Б. и В., а уж тем более лучше, чем художник Г.

Делается ли ставка на объективность? Не всегда. Критерии составления списков зачастую бывают настолько размыты, что доходит до абсурда. Бывало уже и такое, что попавший на вершину одного из рейтингов известный художник, оказался сильно недоволен своим там присутствием.

Но одно дело, если рейтинг читают лишь для развлечения и участия в спорах, а другое — если какой-то список воспринимают как императив для совершения инвестиционных покупок. А ведь такая цель составителями подспудно всегда преследуется. Если вдуматься, то задача любого рейтинга — «продать» имя. Смысл его в том, чтобы убедить, что сверху — это лучшее, а снизу — похуже. Вкладывается мысль, что в топ попадают только самые лучшие и надежные товары-бренды-имена, вложившись в которые если и не разбогатеешь, то точно не прогоришь.

Ах, если бы! На самом деле в деталях отдельных рейтингов кроется не один дьявол, а просто тысяча чертей.

И как же быть? Как не попасться на «развод»?

Представим, что вы (начинающий коллекционер, потенциальный покупатель, инвестор) видите перед собой некий рейтинг художников. На что в первую очередь обращать внимание? И как к нему в целом относиться?

1. Понять и простить. Совсем объективных рейтингов не бывает: ни по математической формуле, ни по полноте, ни по качеству исходных данных. Составители (и наш AI не исключение) всегда вынуждены идти на чудовищные компромиссы. Учтите, что данные о продажах галерей и дилеров никому доподлинно не известны, кроме них самих. Единственные данные, на которые сегодня более-менее можно опереться (и то не целиком), — это открытая статистика аукционных продаж. Но при этом есть важное ограничение: в мире нет ни одной базы данных аукционных результатов, в которых записи о продаже фальшивок надежно отделены от записей о продаже подлинных работ. А значит, в расчетах цены подлинных произведений будут учитываться вперемешку с бросовыми ценами фальшивок. Да, у себя в базе мы стараемся отделять: ставим индикаторы инвестиционного риска, убираем из расчетов данные о продаже работ с красными и желтыми индикаторами. Но даже у нас индикаторами обладают далеко не 100 % работ в базе. В результате есть риск серьезных искажений, когда в одну кучу смешиваются, например, настоящие работы Зверева за $4 000–10 000 и «залипухи», проданные за $300. Вывод: для грамотного чтения любого рейтинга нужно делать поправку на качество исходных данных, оценивать тяжесть искажающих факторов, по возможности перепроверять результаты и держать включенным здравый смысл.

2. Учитывать, что нормальный составитель рейтинга не скрывается, не наводит тень на плетень. Разве что совсем немного. Для начала посмотрите, сообщают ли составители «топа» понятные критерии ранжирования. Формулу и полную методику от них не ждите: их обычно никто не публикует — это нормально. Но общий подход скрывать не принято. Если же вы понимаете, что в прелюдии к рейтингу вместо внятных объяснений и критериев составители напустили туману, — значит, перед вами даже не «научпоп», а скорее всего полнейшая беллетристика.

3. Решить для себя, насколько вы доверяете первоначальных данным, на которые опираются составители. Вопрос субъективный. Но могу рассказать, как мы, в ARTinvestment.RU. решаем его для себя. К любым опросам участников рынка об объемах продаж в деньгах и штуках мы уже много лет относимся как к рассказам рыбаков. За чистую монету не принимаем. Нет, мы не утверждаем, что кругом одни выдумки. Просто понимаем, что у людей разные торговые стратегии. Одни предпочитают рассказывать о феноменальном успехе своих авторов: продажи «прут», покупатели стоят в очереди, а цены «да, действительно такие высокие». Другие, наоборот, склонны занижать или вовсе скрывать цифры, с опаской относятся к публичности: дескать, деньги любят тишину, не нужно привлекать внимания, дразнить гусей и все такое. Соответственно, большинство рейтингов, построенных на опросах, рискуют превратиться в бессмыслицу из-за заложенных в них искажений. На большой выборке в социологии такой подход работает, но в сфере арт-рынка нет. Примерно те же самые проблемы с доверием возникают, если рейтинг составлен по результатам интернет-голосований. О чем он может сказать? Только о том, что одному художнику досталось больше лайков, а другому меньше. По тысяче разных причин. О востребованности этих авторов на рынке такие рейтинги не скажут вообще ничего. 

4. Оценить набор художников в рейтинге с точки зрения собственного здравого смысла. Коль скоро вы докатились до анализа рейтинга художников, то, вероятно, в искусстве вы не совсем новичок. Тогда, если из 20 фамилий вы четыре не слышали вообще, а про две слышали что-то смутно, то это должно уже насторожить. И скорее всего, предчувствие вас не обманывает и цели составителей лежат далеко в стороне от заявленной темы. Правда, тут бывает одно важное исключение.

5. Исключение — кураторские рейтинги. Это жанр или формат, в рамках которого авторитетный, разбирающийся в искусстве человек, специалист с именем, составляет свой «интуитивный» список художников. В этом случае он может позволить себе не раскладывать все по полочкам, не «разжевывать», не докладывать о всех своих критериях. В результате получившиеся у кураторов списки можно воспринимать как «метарейтинг», позицию, совет, экспертное мнение, которое сформировано нейросетью человека, много лет находящегося глубоко в теме. Понимаю, что для стороннего человека это все звучит несколько антинаучно. Тем не менее сам я лично отношусь к авторским кураторским рейтингам как раз с интересом, уважением и повышенным вниманием. Например, слежу, как это делает Кирилл Алексеев тут, тут и пр. Или вспомнить другой недавний рейтинг, одними из составителей которого выступил куратор Михаил Сидлин. Он становится намного менее уязвимым для критики, если рассматривать его именно как кураторский. Да что далеко ходить: у нас в AI тоже встречаются авторские рейтинги. Характерный пример — «С чего начать новому коллекционеру? Идея первая — шестидесятники». Если воспринимать их не как «математику», а как список перспективных художников, основанный на интуиции составителя, то вполне годится. Иначе бы и не делали.

Будем считать, что с источниками разобрались.

А что полезного о рынке художника можно извлечь из рейтингов? Пожалуй, в первую очередь, коллекционерам стоить обращать внимание на следующие факты:

1. Есть ли у художника из рейтинга аукционные продажи в принципе. Вот вам смешно, а отдельные составители порой не прочь включить в рыночные рейтинги авторов вообще без аукционной истории. Если продажи все-таки есть (уже большой плюс), то обратите внимание на класс аукциона. Когда художника продавали и продают мировые гранды аукционного бизнеса — это одна история, а если только местные русские или зарубежные торговые площадки — то немного другая.

2. Наличие художника в списке топ-100 вообще или в топе своего направления. Например, его участие в топ-100 неофициального искусства, если речь идет о шестидесятнике, или в топ-100 современного искусства для актуальщиков. Это самый эффектный рейтинг — пыль в глаза, хвосты распущены. Казалось бы, вот вам аукционные рекорды, и этим всё сказано. Увы. Он далеко не исчерпывающий и не всеобъемлющий. Из важного он может свидетельствовать только о том, что художник находится в аукционной обойме и у него когда-то были выдающиеся продажи. На этом всё. Насколько эти продажи носили системный характер и какие цены сейчас — этого рейтинг не покажет. Взять первую фамилию — самого дорогого из ныне живущих художников и самого дорогого шестидесятника Илью Кабакова. На первом месте — его работа «Жук», проданная почти за $5 840 000. Почти шесть миллионов. Можно ли из этого сделать вывод, что «хотя бы» три-четыре миллиона долларов для его работ стали сейчас обычным делом? Нет, это как раз та иллюзия, которую порождают рейтинги. На самом деле за всю аукционную историю, кроме «Жука», всего пять работ Кабакова преодолели миллионную отметку. И последний раз это было пять лет назад. Сейчас же более реалистичный аукционный диапазон для крупноформатной живописи сопоставимого класса $500 000–700 000. В десять раз меньше. Но из рейтинга этого узнать невозможно. Только из записей баз данных аукционных результатов.

3. Оборот в деньгах и штуках, особенно за последние 3 года или 1 год. Его тоже бесплатно можно увидеть в рейтингах. Объем продаж в долларах не даст важных подробностей. Но по нему можно судить о размере рынка произведений конкретного автора. И о деньгах, и о продажах в штуках. Если у одного за год выставляется 50–100 работ и большая часть продается, а у другого одна-две штуки, то делайте выводы сами.

4. Ликвидность. В текущей рыночной ситуации это едва ли не важнейший показатель. Он показывает скорость (легкость), с которой произведение находит покупателя в разумный срок по адекватной цене. Есть рейтинги ликвидности, составленные по фирменным методикам. Но можно грубо прикинуть и так — по оборотным рейтингам. Например, если за год на аукционах выставляется 30–50–70 работ и больше половины продается, то это хорошо. С таким художником в собрании будет спокойнее. По крайней мере это значит, что не одни вы готовы его покупать, есть пул коллекционеров и за разумные деньги на вашу работу быстро сыщутся покупатели.

Сложновато? Тогда давайте разберем на примере. Что могут нам сказать общедоступные рейтинги о рынке работ художника-шестидесятника Владимира Немухина? Попробуем так:

1. Открываем топ неофициального искусства. Фамилия такая там есть. Уже хорошо. Самая высокая цена с 2000 года — $240 000 за картину «Неоконченный пасьянс». Можно навести на название курсор и посмотреть фото. Но детали (время и место продажи) только по платной подписке. Принимаем к сведению, что художник первого ряда, находится в аукционной обойме, но других выводов пока делать не торопимся. Особенно избегаем примерять рекорд к текущим уровням цен. На то он и рекорд.

2. Открываем ссылку на подрейтинг «Оборот за 12 месяцев». Ого! Из 81 выставленной работы Немухина продано аж 53. Очень хороший показатель. Предлагают много и продают часто. То есть рынок активен и спрос хороший. Дальше из любопытства…

3. …открываем вкладку «Самая дорогая продажа за последние 12 месяцев» и обнаруживаем $61 000 за «Карточный стол». Можно догадаться, что это самая востребованная тема и ценный период. Так и есть.

4. Ищем, вдруг Немухин есть в условно «кураторском» рейтинге. Действительно есть. Опять принимаем к сведению, соглашаться или нет — дело хозяйское.

Словом, именно так я бы и поступил, если бы у меня не было подписки на базу аукционных результатов. Ну а с подпиской состояние рынка работ любого художника определяется гораздо точнее, в рейтинги можно даже не заглядывать. Насмотренный человек по статистике проданных лотов быстро разберется с ценой на конкретную работу, с ликвидностью и ценными периодами. Как и что — написано здесь. Впрочем это уже совсем другая история.

Время заканчивать. Перехожу к выводам.

Итак, как я отношусь к рейтингам, чужим и нашим? Да нормально отношусь, со здоровым любопытством. В каких-то моментах им можно доверять. И в целом для рынка русского искусства сейчас, кроме некролога, любая публикация — это реклама.

Но при этом нужно отдавать себе отчет в том, что рейтинги художников в массе своей — это скорее развлекательный жанр. Он служит для роста трафика и привлечения внимания. Это примерно как многочисленные «10 фильмов, от которых вы не сможете заснуть» или «10 правил, которые изменят всю твою жизнь». Просмотреть их бывает забавно, но не принимать же их в качестве руководства к действию! К рейтингам художников, не основанным на убедительных критериях, стоит относиться примерно так же. Сильно плохого ничего в них нет, на какие-то мысли натолкнет, а любая новая информация полезна. Особенно для человека с критическим мышлением.

А вот бросаться покупать картины без собственного понимания, по кем-то опубликованному списку фамилий — глупо. Сами подумайте, что вы будете делать, когда настанет время продавать ранее приобретённое? Станете рассказывать покупателю или аукциону про какой-то дремучий рейтинг? Не советую. Опытные люди ухмыльнутся и слушать не станут, либо решат, что перед ними совсем уж дилетант «и делай с ним что хошь».

Что еще почитать по теме:
Рейтинги AI;
49art.ru;
forbes.ru;
in-art.ru;
ria.ru;
AI: Как самому оценить картину.



Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 32

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ЗАО «Сейф» в отношении обработки персональных данных».
Наверх