Художник недели: сэр Джон Эверетт Миллес (Милле)
ARTinvestment.RU   22 июля 2013

До 22 сентября в ГМИИ им. А. С. Пушкина открыта выставка членов Братства прерафаэлитов

Его работы принимали за творчество взрослого художника, когда ему было всего 6 лет, он был самым молодым в истории студентом Королевской академии художеств, он первым из английских художников получил титул баронета. События его жизни до сих пор вдохновляют сценаристов, писателей и композиторов. Возможно, его имя не придет вам на ум, если вас спросят о самых известных и знаменитых художниках, но, скорее всего, вы не раз видели его картины, ведь они одни из самых тиражируемых в мире.

В любом случае до 22 сентября вы можете приобщиться к его творчеству, посетив грандиозную выставку прерафаэлитов в ГМИИ им. А. С. Пушкина, и составить свое собственное мнение об этом мастере, история жизни которого может соперничать в яркости с чистыми красками его работ.

Джон Эверетт Миллес (John Everett Millais) родился 8 июня 1829 года в Саутгемптоне, на юге Великобритании, был третьим, младшим, ребенком в семье Джона Уильяма и Эмили Миллес. Родители его происходили из среднего класса, поэтому семья не испытывала недостатка в средствах и все дети получали разностороннее воспитание с самого раннего возраста.

Известно, что начальное образование Джон получил дома и что рисунком он увлекся в четырехлетнем возрасте. Существует даже легенда, что, когда мальчику было 6 лет и он с семьей жил на острове у самых берегов Франции, юный художник сделал наброски французских солдат; когда солдаты увидели работы Джона, они держали пари, что их не мог нарисовать маленький мальчик, и конечно, проиграли.

Родители всячески поддерживали и развивали интерес юного Джона Эверетта к искусству и, сочтя, что столица может дать больше возможностей для развития таланта мальчика, в 1838 году решились на переезд из Саутгемптона в Лондон.

По приезде в Лондон Джон был представлен президенту Королевской академии художеств Арчеру Ши, который, изучив альбомы с рисунками, отнесся к нему весьма благосклонно. Но для поступления в академию требовалось начальное художественное образование, и девятилетний Джон был определен в художественную школу Генри Сасса, в которой проучился два года и был награжден серебряной медалью Общества Искусств за успехи в учебе.

В 1840 году одиннадцатилетний Джон Эверетт Миллес официально стал самым молодым в истории студентом Королевской академии художеств в Лондоне. За годы обучения в Академии он был награжден серебряной медалью за наброски античных слепков (1843) и получил золотую медаль (1847) за работу «Нападение колена Вениаминова на дочерей Силоама». Его первое появление на публике тоже было организовано Академией художеств: в 1846 году работа «Писарро берет в плен перуанских инков» с большим успехом была показана на летней выставке Академии в музее Виктории и Альберта.

Однако, помимо наград и признания, Джон Миллес получил в Академии и нечто большее: за время своей почти семилетней учебы он успел познакомиться и подружиться с людьми, во многом определившими его дальнейшую жизнь и творчество, — студентами Академии Уильямом Холманом Хантом (William Holman Hunt) и Данте Габриэлем Россетти (Dante Gabriel Rossetti). Вместе им предстояло ни больше ни меньше как изменить изобразительное искусство Великобритании и оказать влияние на развитие европейской культуры в целом.

«B 1848 году среди студентов и недавних выпускников Королевской академии художеств были четыре молодых человека — Уильям Холман Хант, Джон Эверетт Миллес, Данте Габриэль Россетти и Томас Вулнер [Thomas Woolner]. Первые трое были художниками, четвертый — скульптором. В январе 1848 года Ханту было 20 лет, Миллесу — 18, Россетти — 19, Вулнеру — 22…

…они назвали себя Братством прерафаэлитов. На протяжении первого года-двух они подписывали свои работы буквами “P. R. В.”, что означало брат-прерафаэлит.

Кроме этих четырех художников, к Братству прерафаэлитов примкнули еще три молодых человека: двое были художниками, третий же художником не был, однако вскоре его ждала судьба художественного критика, — это Джеймс Коллинсон [James Collinson], Фредерик Джордж Стивенс [Frederic George Stephens] и автор этих строк Уильям Майкл Россетти [William Michael Rossetti]. Таким образом, братьев-прерафаэлитов было семеро, и никогда не состояло в Братстве каких-либо иных членов, кроме этих семерых».

Художники ставили своей задачей отойти от традиций академизма — основного художественного направления Великобритании XIX века — и исходить в своих работах из природы, натуры, а не из академических композиционных схем. Сегодня широко распространена точка зрения, что Братство пыталось в своем творчестве подражать искусству средневековой Италии, раннего Возрождения, времени до эпохи Рафаэля Санти. Однако первоисточник говорит всё же о другом. В эссе «Братство прерафаэлитов» один из участников и главных теоретиков Братства, У. Холман Хант, писал, что «Рафаэль в расцвете сил был художником самым что ни на есть независимым и дерзким в своем отношении к условностям». Но вот последователи Рафаэля (Хант назвал их рафаэлитами) «еще при его жизни преобразили рафаэлевские позы в застывшие композиции», заложив традиции, «которые легли в основу всех последующих школ», но для середины XIX века «были пагубны и душили творческий замысел. Название “прерафаэлиты”,— утверждал У. Хант, — отрицает влияние подобных извратителей (пусть даже сам Рафаэль, учитывая некоторые его работы, окажется в том же списке), но признает воздействие более искренних предшественников мастера».

Иными словами, не до Рафаэля, но до рафаэлитов

Впервые работы прерафаэлитов появились на выставках сезона 1848/1849 года: Хант, Миллес и Коллинсон выставлялись в Королевской академии художеств, а Россетти, успевший к тому времени разругаться с Академией и потому лишившийся доступа в ее залы, — на так называемой «Открытой выставке», впоследствии названной Национальным институтом. Приняты они были вполне благосклонно, а «Изабелла» Миллеса, которую сегодня называют первой работой, выполненной в эстетике Братства, даже удостоилась нескольких персональных одобрительных отзывов.

Отношение и публики, и критики изменилось уже в следующем, 1850 году: в Академии художеств Миллес выставил картину «Христос в родительском доме (Плотницкая мастерская)», Хант — работу «Древние бритты, укрывающие миссионера от друидов», Коллинсон — полотно «Ответ на письмо эмигранта»; в Портленд-галерее Россетти показал «Благовещение». На работы членов Братства обрушился шквал критики: их ругали в музеях, разносили в пух и прах на страницах газет. Больше всего досталось всегдашнему любимцу публики Миллесу: в статье «Старые лампы вместо новых» его работа удостоилась ядовитого сарказма главного редактора «Дейли ньюс» Чарльза Диккенса: «Перед нами плотницкая мастерская. На переднем плане отвратительный рыжий мальчишка в ночной сорочке, заплаканный, с искривленной шеей. Похоже, он играл с приятелями где-то в сточной канаве и получил палкой по руке, а теперь жалуется стоящей на коленях женщине, столь немыслимо безобразной, что на нее таращились бы с ужасом в самом низкопробном французском кабаке или английской пивной — если, конечно, допустить, что человек с такой свернутой набок шеей способен прожить хотя бы минуту. Рядом заняты своей работой два почти голых плотника, мастер и подмастерье, — достойные спутники сей приятной особы. Другой мальчик, в котором все же брезжит что-то человеческое, несет плошку с водой, и никто не обращает внимания на старуху с пожелтевшим лицом, которая, видимо, шла в табачную лавку и ошиблась дверью, а теперь ждет не дождется, когда ей отвесят пол-унции любимой нюхательной смеси...

Вот в каком виде, леди и джентльмены, в девятнадцатом веке на восемьдесят второй ежегодной выставке английской Академии художеств преподносят нам прерафаэлиты самый священный эпизод человеческой истории».

Казалось бы, что после таких разгромных статей крах Братства был неизбежен и карьера молодых новаторов закончена. Однако в дело вмешался Джон Рёскин, один из самых уважаемых художественных критиков того времени и признанный теоретик искусства, который своим письмом в редакцию журнала «Таймс» сделал прерафаэлитов практически непогрешимыми в глазах публики, а затем и критики. «Искренне верю,— писал Рёскин, — что, если смелость и энергия, которые продемонстрировали прерафаэлиты, разрабатывая свою систему, соединятся с терпением и благоразумием и если они под влиянием слишком резкой или легкомысленной критики не откажутся от своих принципов и способов воздействия на умы зрителей, они вполне могут, набравшись опыта, заложить в Англии основу новой художественной школы и стать у истоков искусства, благороднее которого мир не видел в течение трехсот лет». Рёскин всегда выступал за искусство связанное с реальностью, но внутренне романтичное, много внимания уделял мастерству и технике выполнения работы, поэтому идеи и творчество прерафаэлитов как нельзя лучше отвечали его воззрениям. Среди всех прерафаэлитов Рёскин больше всего выделял Миллеса — самого молодого, но и самого признанного члена Братства, — восхищаясь филигранным мастерством его живописи и рисунка.

В 1852 году Миллес создал «Офелию», которую сегодня называют самым ярким и впечатляющим произведением не только ее автора, но и всего английского искусства. Не сразу, но она заставила даже самых ярых критиков идей Братства убедиться в безусловном таланте художника и правоте Рёскина. Художник показал Офелию в смерти, но показал так, что картина откровенно красива, хотя и очень необычна, от нее трудно оторвать взгляд; специалистам же в ней очевидны еще и несколько новаторских художнических приемов. Так, вопреки общепринятому методу написания подобных работ, Миллес сначала занялся фоном и проработал на пленэре пейзаж у реки Хогсмил, в графстве Суррей, проводя за набросками большую часть дня. Фигура Офелии дописывалась позже и тоже с натуры. Моделью для Офелии была 19-летняя Элизабет Сиддал — самая, пожалуй, известная муза прерафаэлитов. Она позировала художнику в оловянной ванне, вода в которой подогревалась пламенем свечей. Легенда гласит, что однажды Миллес так увлекся живописью, что не заметил, как свечи погасли, а Элизабет не решалась его прервать. В итоге Миллес получил свою лучшую картину, а Лиззи Сиддал — пневмонию, которую лечила до самого конца жизни. Больше с Миллесом она не работала.

Оглушительному успеху «Офелии», а также нескольких других полотен, показанных в 1852–1853 годах, Миллес был обязан официальным признанием своего творчества и избранием в члены Академии художеств в 24 года (минимальный разрешенный для этого возраст).

В 1853 году Рёскин, который страстно увлекался геологией и интересовался ботаникой, пригласил Миллеса в совместное путешествие по Шотландии, целью которого было посещение природных памятников, а также создание портрета критика (сегодня специалисты называют его одним из лучших портретов в творчестве художника). Однако во время этой поездки случилось непредвиденное: Миллес влюбился в жену Рёскина Эффи. Чувство было взаимным. В 1854 году брак Джона Рёскина и Эффи Чалмерс Грей был признан недействительным, и в 1855-м она вышла замуж за Миллеса. Пара была неразлучна до самой смерти (Эффи пережила мужа всего на несколько месяцев) и имела восемь детей. А сама эта романтическая история послужила основой для создания трех фильмов, двух пьес, нескольких романов и даже оперы.

Середину 1850-х можно назвать временем перелома в творчестве Миллеса. С одной стороны, он создает работы вполне в духе прерафаэлитов, например «Осенние листья» (1855–1856) или «Долина успокоения» (1858–1859), с другой — все больше работает в стиле академизма, много занимается книжной иллюстрацией, а также графикой — рисунком и эстампами.

В 1861 году он с семьей поселился в большом особняке в районе Кенгсингтон; многочисленные детские и светские портреты, созданные там, принесли своему автору славу портретиста. В 1863-м член Академии художеств Джон Эверетт Миллес становится академиком, его слава выходит за границы Великобритании. Одновременно растет количество заказов — и в конце 1870-го семья вынуждена перестроить особняк для расширения мастерской. История искусства знает немало печальных примеров, когда подобное благополучие превращало мастера, особенно портретиста, в «светского ремесленника», но Миллес этой участи избежал: портреты — для денег, а для души — пейзажная живопись, которой он всерьез увлекся именно в этот период.

К концу 1870-х Миллес был самым высокооплачиваемым художником Англии, его годовой доход превышал 30 000 фунтов, а эстампы его картин расходились многотысячными тиражами — известно, например, что гравюра с картины «Спелая вишня» (1879) была отпечатана тиражом в 600 000 экземпляров и в 1880 году распродана всего за несколько дней.

В конце 1880 года мыловаренная компания Пирса поместила работу Миллеса «Мыльные пузыри» на свой рекламный плакат — впервые в истории картина была использована в рекламе!

В 1885 году Миллес (первым среди художников, удостоившихся такой чести) получил титул баронета и почетную приставку «сэр» к имени. А в 1896-м, несмотря на тяжелое состояние здоровья, принял должность президента Академии художеств.

Умер Миллес 17 августа 1896 года и был похоронен в кафедральном соборе Св. Петра среди самых почетных, известных и уважаемых людей Великобритании.

Однако слава его ушла почти что вместе с ним. Как и многие викторианские художники, в начале и середине ХХ века — в период войн и нового искусства — Миллес был забыт. Имя и творчество его было вновь открыто специалистами и публикой в 1960-е годы на волне интереса к викторианской Англии.

Сегодня творчество Миллеса, как и искусство прерафаэлитов, очень популярно. Доказательством тому служат многочисленные выставки их работ в крупнейших музеях мира. Работы Миллеса можно встретить и в каталогах аукционных домов вроде Sotheby’s или Christie’s; и продаются они, большей частью живопись, за миллионы. Однако в среднем ценовом сегменте много графики, встречаются и эстампы, которые, если повезет, можно купить даже не за тысячи, а за сотни долларов.

Рекордная цена за работу Миллеса на сегодняшний день — 2 091 500 фунтов за картину «Спящий» — была зафиксирована в 1999 году на торгах аукционного дома Christie’s. Однако на том же Christie’s эта работа продавалась еще раз: в 2003  году за нее отдали 1 237 250 фунтов. Вообще говоря, 1999-й получился пиковым годом для рынка работ Миллеса: в этом же году, например, за его «Жанну д'Арк» уже на Sotheby’s отдали 1 321 500 фунтов.

Среди более свежих рекордов — результат знаменитой «Спелой вишни», за которую заплатили 1 125 600 фунтов в 2004 году.

Продаются работы Миллеса и сегодня. Его «Портрет Леди Кэмбелл» (1884) и многофигурное полотно «Сестры» (1868) появились на Christie’s 11 июля 2013 года с эстимейтами в 400 000–600  000 и 2 000 000–3 000 000 фунтов соответственно. Учитывая общий рост интереса к творчеству художника и качество самих картин, можно сказать, что эти предварительные оценки оправдали себя. «Портрет Леди Кэмбел» ушел за 481 875 фунтов, а картина «Сестры» — за 2 301 875 фунтов.

Обратите внимание на последний результат: если считать в фунтах, то «Сестры» — самая дорогая картина Миллеса, проданная когда-либо на аукционе, в долларах — вторая по стоимости. Рыночная статистика к подобному разделению мест давно привычна, а для нас важно, что 2,3 миллиона фунтов — это результат нынешнего лета, т.е. работы Милле сегодня интересны не только музейной публике, но и коллекционерам.

Источники:

  1. tate.org.uk.
  2. ru.wikipedia.org.
  3. И. Светлов. Прерафаэлиты. М.: Белый город, 2007.
  4. Миллес. Художественная галерея. № 47, 2005.
  5. Литературный гид. № 5, 2013.
  6. artinvestment.ru.

Постоянный адрес статьи:
https://artinvestment.ru/invest/painters/20130722_milles.html
https://artinvestment.ru/en/invest/painters/20130722_milles.html

При цитировании ссылка на https://artinvestment.ru обязательна


Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:
Наверх