Клюн Иван Васильевич
Псевдонимы, автонимы и варианты написания: Клюнков 1873–1943

КЛЮН (настоящая фамилия Клюнков) Иван Васильевич

20 августа (1 сентября) 1873 (деревня Большие Горки Владимирской губернии) — 13 декабря 1943 (Москва)

Живописец, график, скульптор, искусствовед

  • Клюн Иван Васильевич

Родился в семье плотника. В 1881 семья переселилась на Украину. В 1890-е вместе с отцом работал на сахарном заводе в местечке Рамонь, затем жил в семье дяди в Ломже (Королевство Польское в составе России). Служил бухгалтером и параллельно обучался живописи в рисовальной школе при Обществе поощрения художеств в Варшаве (1896).

Обосновавшись с 1898 в Москве, вплоть до 1908 Клюн посещал студии В. Фишера, И. И. Машкова и Ф. И. Рерберга, обучившего его технике акварели. Художник начал свой творческий путь с пейзажей и натюрмортов, выполненных в импрессионистической манере. В 1907 состоялось знакомство с К. С. Малевичем, встреча с которым оказала огромное влияние на дальнейшее развитие художника. Малевич ввел Клюна в круг основоположников русского авангарда, направил на путь кубофутуризма, а в дальнейшем и супрематизма.

С этого времени художник активно участвовал в культурной жизни «футуристической» Москвы. В 1910, сблизившись с членами «Союза молодежи», экспонировался на выставках этого объединения. Клюн был в числе учредителей «Московского салона», а в 1915 был одним из составителей супрематического памфлета для выставки «0, 10», создал иллюстрации к буклету А. Е. Крученых «Тайные пороки академистов», в котором опубликовал свой очерк «Примитивы 20-го века». В 1916 вошел в основанную К. С. Малевичем группу «Супремус» (правда, просуществовавшую недолго), в группы «Трамвай В», «Магазин», «Бубновый валет».

Чтобы прокормить семью, Клюн был вынужден совмещать работу в бухгалтерии, где требовалась серьезность и основательность характера, методичность, аналитические способности, вполне ему присущие, и занятия живописью, в которых ярко проявлялся интерес ко всему новому, свойственный авангарду. Во избежание неприятностей по службе он подписывал свои картины псевдонимом, жил как бы под двумя фамилиями: «Клюнков» и «Клюн».

Среди его живописных произведений этого периода выделяются картины «Портрет художника Малевича» (1912), «Озонатор», «Граммофон» (обе — 1914), «Летящая скульптура», «Супрематизм» (обе — 1915), «Музыкант» (1916) и другие. Художник прошел почти через все направления модерна и начального авангарда, окончательно творчески сформировавшись в кубистических — с элементами поэтического абсурда (или «зауми») — вещах (серия «Голова пильщика», 1914–1915).

В 1913 он создал новый тип произведений — сборные конструкции из дерева, металла, стекла и иных материалов (скульптокартины или пикторельефы), словно собранные из кусочков разъятого на составные части мира. Пример такой скульптуры — «Пробегающий пейзаж» (1913). Его отличают зримая динамика, мелькание форм, переложенное в ритмически организованную композиционную структуру.

Исследователи отмечали, что кубизм Клюна «правовернее», чем у Малевича. Кубизм Клюна более эстетичен, его картины свободнее по живописи, они включают игру света и тени, прихотливый иррационализм форм, иногда доведенных до сверхвыразительного минимума: цветные черты или пульсирующие пятна как единственный «сюжет» картины. Клюновские композиции тщательно отделаны, построены, слажены. Основная тема — бытовые приборы, посуда: озонатор, граммофон, кувшин. Предмет расчленен, но бережно и деликатно, он вполне узнаваем, иногда даже вступает в несложный сюжет: вот озонатор неподвижен, а вот он в действии. Чередование круглых и прямоугольных форм, ритм рассекающих композицию прозрачных плоскостей, похожих на лучи, создает ощущение логической гармонии. В отличие от Малевича, который видел в кубизме возможность создания «алогизма», Клюн находил в нем прежде всего логику.

После революции Клюн много занимался организационной деятельностью. В 1918 работал в отделе ИЗО (Коллегия по делам изобразительных искусств) Наркомпроса и преподавал во ВХУТЕМАСе (Высшие художественно-технические мастерские), а в 1920–1922 работал в Инхуке (Институт художественной культуры) и РАХН (Российская академия художественных наук). Сотрудничал с объединениями ОСТ и «4 искусства».

Кроме этого, Клюн активно рисовал и писал теоретические статьи. В 1918 он поссорился с К. С. Малевичем и отошел от супрематизма, назвав его трупом «с остановившимся мертвым взором», что, однако, не мешало ему вести полемику с приверженцами «производственного искусства» и отстаивать принципы беспредметной картины — картины как чистого художественного эксперимента, а не технического «проекта».

Совместно с А. В. Лентуловым Клюн выполнил агитационное оформление Театрального сквера в Москве. В 1923 оформил книгу А. Е. Крученых «Фактура слова. Декларация». В традициях абстрактного искусства в 1920-х — 1930-х были созданы «Алый перецвет» (1919), «Супрематизм» (1921), «Работа по цветосветовому принципу» (1925), «Портрет А. Е. Крученых» (1926), «Электрификация» (дерево, металл, стекло, 1926), «Построение по принципу движения» (1933).

В середине 1920-х Клюн оказался чуть ли не единственным представителем пуризма в русской живописи. Его натюрмортные композиции — невесомо легкие, декоративно ритмизованные и конструктивно построенные, с уплощенными формами, строгими геометрическими линиями и чистыми силуэтами, лишенные идеологической окраски, тематики и пафоса современности.

Однако такие натюрморты реалистического характера, традиционно-фигуративные, в конце 1930-х обрекли Клюна на почти полную изоляцию в советском искусстве. В 1938 исключенному из кооператива «Всекохудожник» Клюну пришлось зарабатывать на жизнь мелкими заказами. К примеру, он выполнил рисунки к альбому «Пороки древесины» для Института лесного хозяйства.

Произведений Клюна сохранилось немного, основные из них рассеяны по многим собраниям России, Европы и Америки. Оценка его камерного авангарда, в сущности, еще не завершена, но его путь отражает довольно трагичную судьбу абстрактного искусства в России первой половины XX века.

  • 06.06.2019 Итоги русской недели в Лондоне. Июнь 2019 года. Как сбылись прогнозы AI Предчувствие не подвело. Покупатели были в хорошем настроении, и торги прошли здорово. В первый же день «русской недели» был обновлен топ-10 аукционных результатов для русского искусства. За Петрова-Водкина заплатили почти $12 млн
  • 23.05.2019 Русские торги в Лондоне в июне 2019. Прогноз AI Вы удивитесь, но в этот раз у меня хорошее предчувствие. Думаю, что покупательская активность будет выше, чем в прошлый раз. И цены, скорее всего, удивят. Почему? Об этом будет пара слов в самом конце
  • 13.05.2019 Москва названа четвертым городом в мире по числу миллиардеров Многие считают, что столь высокая концентрация очень богатых людей неизбежно создает адекватный спрос на внутреннем рынке искусства. Увы, масштаб покупок картин в России отнюдь не прямо пропорционален сумме личных состояний
  • 24.04.2019 Цифровизация и арт-рынок. Чего нам ждать в будущем Из прежних прогнозируемых IT-прорывов, на удивление, многое не сбылось. Может, и к лучшему. Есть мнение, что вместо помощи мировые интернет-гиганты ведут нас в западню. И только малая часть самого богатого населения вовремя сориентировалась, что к чему
  • 29.03.2019 Художники недели: «Персонаж Komar & Melamid». 1972–2003 Познакомившимся в морге студентам Строгановки было суждено стать изобретателями соц-арта, зачинщиками «бульдозерной выставки», торговцами американскими душами и самыми узнаваемыми представителями независимого советского искусства в мире
Индексы арт-рынка ARTIMX
Индекс
Дата
Знач.
Изм.
ARTIMX
13/07
1502.83
+4,31%
ARTIMX-RUS
13/07
1502.83
+4,31%
Показать:

Топ 32

На этом сайте используются cookie, может вестись сбор данных об IP-адресах и местоположении пользователей. Продолжив работу с этим сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с законом N 152-ФЗ «О персональных данных» и «Политикой ООО «АртИн» в отношении обработки персональных данных».
Наверх